Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Привези то, не знаю что

Закон дал право рыбакам выпускать продукцию из прибрежного улова не только на берегу, но и на судах в море. При этом от них все еще требуют доставлять улов на берег. Но как доставить улов на берег, если он перестал существовать, превратившись в продукцию?

В прошлом году судно «Афалина» камчатской компании «Поларис» вело прибрежный промысел в Карагинской подзоне. Улов был переработан в продукцию, перегружен на транспортники и вывезен в порт Владивосток. За это фирма была привлечена к административной ответственности.

Казалось бы, дело «Полариса» не выделяется из ряда аналогичных дел, которые в массовом порядке были возбуждены пограничными властями на Камчатке в 2013-м. Есть только одно «но». События, о которых идет речь, произошли после того, как в закон о рыболовстве были внесены изменения, цель которых — освободить рыбаков от невыполнимых требований пограничников. К этим требованиям относился запрет на переработку рыбы на судах и ее перегрузы в море.

С учетом упомянутых изменений в закон «Поларис» имел полное право переработать улов на судне и перегрузить полученную продукцию в море. За что же фирму наказали? За то, что рыба после переработки и перегрузки не была доставлена на берег Камчатского края. Это еще одно требование местных пограничников, которое до сих пор не снято. Но насколько оно законно?

От рыбаков требуют доставлять на берег именно улов. А если улов переработан в продукцию (таким образом, перестал существовать), что доставлять на берег? Продукцию? Но закон не обязывает доставлять ее в конкретные регионы.

Однако пограничники ставят знак равенства между продукцией и уловом, как будто рыбаки добывают рыбу из водной среды уже в промаркированных ящиках. И суды признают эту правовую позицию обоснованной.

Так, городской суд Петропавловска-Камчатского, который рассматривал административное дело в отношении «Полариса», пришел к парадоксальному выводу: хотя компания правомочна в рамках прибрежного промысла перерабатывать улов в продукцию на судах, но это не снимает с нее обязанности доставлять улов на берег. Понимай как хочешь.

Стоит вспомнить, что в феврале 2014-го камчатские рыбаки получили из администрации Президента России ответ на свою просьбу объяснить эти противоречия. Как следует из ответа, улов и продукция – разные понятия, и закон регулирует доставку на территорию субъекта лишь улова, если он не был использован для изготовления продукции на судне. Таково мнение администрации Президента РФ. В судебном заседании по делу «Полариса» защитник компании Игорь Копытов сделал на него ссылку. Но это суд не убедило.

Цитирую его решение: «Ссылка защитника на информацию, полученную из управления Президента РФ, относительно доставки уловов водных биоресурсов и изготовленной из нее рыбопродукции при осуществлении прибрежного рыболовства, определяющей выгрузку исключительно в части уловов водных биоресурсов, признаю несостоятельной и противоречащей нормам действующего законодательства».

То есть мнение администрации главы государства несостоятельно и противоречит закону?

В итоге, «Поларис» был признан виновным. А краевой суд, куда защитник компании направил жалобу, оставил это решение в силе.

Вот вывод краевого суда: «Толкование положений федерального закона о рыболовстве, как позволяющих не доставлять уловы, добытые в результате прибрежного рыболовства, на территорию субъекта, в случае использования уловов биологических водных ресурсов для производства рыбной продукции на борту судна, противоречит сути прибрежного рыболовства как самостоятельного вида рыболовства».

Спрашивается: а в чем краевой суд видит суть прибрежного рыболовства на Камчатке?

Согласимся, что доставка улова на территорию прибрежного региона имеет смысл. Его здесь можно переработать, обеспечив рабочими местами местное население. Очевидно, в этом заключается суть прибрежного рыболовства. Но в чем смысл доставки на ту же территорию готовой продукции? Только для того, чтобы сгрузить ее с судна на берег, а потом погрузить обратно? Кому от этого польза?

«Законодатель учел, что в некоторых случаях доставка уловов невозможна, и разрешил их использовать на судах, — говорит И. Копытов. — Но никакой сути прибрежного рыболовства в создании искусственных условий грузовых операций в портах (поскольку в иных местах прибрежного государства это невозможно) нет. Никому и в голову не приходило создавать условия «грузового бардака в портах».

Неужели суд полагает, что лишняя перевалка продукции на берегу и есть суть прибрежного рыболовства?

Кирилл МАРЕНИН

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru