Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Действия камчатских золотодобытчиков ставят под угрозу реализацию нацпроекта «Экология»

Действия камчатских золотодобытчиков ставят под угрозу реализацию нацпроекта «Экология» (фото: commons.wikimedia.org/James St. John)

Камчатка постепенно теряет объемы тихоокеанского лосося. Одна из причин — загрязнение нерестовых рек ядовитыми отходами золотодобычи. Опасная ситуация уже под контролем федеральных и местных властей, но требуются жесткие и решительные меры. Ученые требуют от губернатора Камчатского края ввести мораторий на золотодобычу на полуострове, чтобы сохранить местную природу.Сюжет: Экология

На Камчатке идет путина. По последним данным СВТУ Росрыболовства, камчатские рыбаки выловили 1 тысячу 258 тонн рыбы, в том числе 1 тысяч 193 тонны усть-камчатской нерки. Это 0,36% от объема возможного вылова, который ожидается в размере 359 тыс. 495 тонн рыбы. При этом, отмечают в ведомстве, объем вылова на данный момент уже ниже показателей 2019 года на 2 тысяч 409 тонн. А в целом вылов тихоокеанских лососей на Дальнем Востоке сейчас на 40,7% ниже уровня 2020 года.

При этом Камчатский край добывает более 40 процентов совокупного улова по Дальневосточному бассейну и более 30 процентов рыбы по всей России. Но дикий лосось уходит. «Живое золото», которым так гордилась Камчатка, да и вся Россия, утекает сквозь пальцы – вместе с чистейшей водой нерестовых камчатских рек. Рыба все меньше заходит на нерест, хуже размножается, поэтому и редеет поголовье. Во всем мире дикого лосося уже не осталось – эту рыбу выращивают искусственно. И только Камчатка еще держит марку. Но существует реальная угроза потери лососевых, отмечают экологи. Причина такой ситуации – последствия работы горнорудных предприятий на полуострове: отходы золотодобычи загрязняют реки, ручьи, леса, грунт и вода оказываются под влиянием опаснейших химических соединений, цианидов в том числе, которые используются при рудной добыче золота.

По правилам, которые установлены законодательно и которые компании обязаны соблюдать, предполагается предварительная экологическая экспертиза будущей разработки месторождения, обеспечение территории необходимыми очистными сооружениями, затем – строжайшее соблюдение экологического законодательства в ходе работ и, наконец, рекультивация территории до ее первозданного вида. Но все это, как мы можем увидеть, игнорируется камчатскими золотодобытчиками. В итоге золотодобыча наносит непоправимый ущерб хрупкой экосистеме полуострова.

При этом экологические вопросы на Камчатке стоят остро уже давно. Но только, пожалуй, со сменой руководства Камчатского края эта борьба экологов и местных жителей за чистоту и сохранение своего региона вышла в публичное пространство и даже дошла до федерального уровня. Прежний губернатор Камчатки Владимир Илюхин явно лоббировал интересы золотодобычи, и золотодобытчики ничего не боялись. Сейчас ситуация меняется. Новый губернатор Владимир Солодов жестко стоит на защите экологии края, эта цель вписана и в стратегическую программу развития Камчатки, тем более если учесть, что Камчатский край сегодня выбран как одна из важных точек развития туризма в России. «Мы разрабатываем стратегию социально-экономического развития Камчатского края, и главной ее чертой будет ориентация на экологию», — отмечает Владимир Солодов.

Кстати, недавно глава Камчатки получил обращение с просьбой – скорее, даже с требованием — прекратить в регионе золотодобычу. Письмо написала группа ученых – почвоведы, геологи, биологи, экологи, которые сошлись в одном: бездумная добыча золота наносит природе ущерб, который не восполнить десятилетиями.

Как отмечают авторы письма, обеспеченность Камчатки водными ресурсами — одна из самых высоких в России: «Удельный модуль стока камчатских рек 820 тыс. м3/год с 1 км2, что в 2-3 раза больше, чем в любом регионе Дальнего Востока. Эти характеристики объясняют высокую биопродуктивность экосистем Камчатки», при этом нерестово-выростной фонд лососевых рек Камчатки — одно из таких наиболее ценных мест обитаний. «В устьях всех крупных лососевых рек стоят рыбоперерабатывающие предприятия, отведены рыболовные участки, тони, участки для традиционных видов деятельности КМНС, туристско-рекреационного и спортивного рыболовства. Горнопромышленная деятельность повсеместно — угроза их экономическим интересам», — подчеркивают специалисты. И если Камчатку отдать на откуп золотодобытчикам, то, предупреждают ученые, «регион получит отрасль, базирующуюся на эксплуатации невозобновимых ресурсов с высокими экологическими издержками, которая будет лишь на начальном этапе на богатых рудах давать поступления в региональный бюджет (но они будут мизерны, так как в начальный период у этих предприятий будут налоговые льготы), а затем не будет условий для этих поступлений, так как самые качественные руды будут исчерпаны». Зато в угоду этому временному «успеху» камчатской экономике будут подвержены риску упадка рыболовная и туристическая отрасль.

Для понимания: хранилища отходов золотодобычи – это фактически техногенные геохимические аномалии. Экологи называют их «минами замедленного действия». По подсчетам авторов письма, на Камчатке в таких хранилищах уже лежит около 8 млн тонн токсичных отходов! И если будут отработаны все эксплуатируемые сейчас месторождения на Камчатке, то в отстойниках накопится уже 30-40 млн тонн ядовитых отходов. Ученые требуют ввести мораторий на горнопромышленную деятельность на более чем 80% территории края.

Собственно, эта позиция напрямую соотносится и с настойчивой рекомендацией президента страны Владимира Путина, который в своем обращении Федеральному собранию поднял вопрос о важности соблюдения экологического законодательства, призвав действовать жестко в сфере охраны окружающей среды: «Подход очень простой: «Получил прибыль за счет природы — убери за собой«.

Убирать придется. Кандидаты на такие суровые меры на Камчатке есть. Самыми отъявленными нарушителями можно считать компанию «Тревожное зарево» (ТСГ «Асача»), управляющей компанией которой является британская Тrans-Siberian Gold (TSG). Как отмечает руководитель организации «Экологическая безопасность» Сергей Мылов, битва за чистоту камчатских рек и лесов с «Тревожным заревом» велась много лет. Шахтные воды, загрязненные взвешенными веществами и нефтепродуктами, почти не очищались от шлаков и попадали в реки. Учитывая, что прежняя власть закрывала глаза на нарушения золотодобытчиков, прижать к ногтю их удавалось с трудом. Суды выписывали штрафы, просто смехотворные для компании, — в размере 10-15 тысяч рублей. Природоохранные ведомства и экологи выходили в суды, пытаясь защитить камчатскую природу: «Тревожное зарево» фактически игнорировало требования к созданию очистных сооружений, которые в конце концов уже не справлялись с новыми объемами добычи. Компания и сейчас, похоже, не заботится о том, чтобы защищать территории от отходов золотодобычи, нам не удалось найти информацию, что и сейчас строятся хоть какие-нибудь новые очистные сооружения, отрава уходит в реки. При этом «Тревожное зарево» (ТСГ «Асача») аппетиты не снижает: сейчас компания намерена начать работу на Родниковом месторождении, пока здесь ведется разведка. Опасность в том, что месторождение соседствует с природными территориями, на которых вскоре появится туристический кластер международного уровня «Парк «Три Вулкана»»: даже президент России Владимир Путин уже не раз отметил, что такую жемчужину страны и всей планеты, как Камчатка, необходимо сохранить и развивать здесь туристическую отрасль. Но золотодобытчики, похоже, равнодушны к планам властей.

Изменения в политической жизни полуострова немного сдвинули с мертвой точки и природоохранную борьбу, да и суды стали повнимательнее относиться к подобным делам. Взыскания стали крупнее. Недавно, кстати, на «Тревожное зарево» было наложено более 800 тысяч рублей — за грубейшие нарушения трудового законодательства, в результате чего в январе нынешнего года на руднике погибли рабочие. Ну а что касается нарушений природоохранного законодательства, то одним из крупнейших взысканий стала сумма в 138 млн рублей за сокрытие классности отходов (компания выдавала отходы 4-го класса опасности за 5-й, практически безопасный класс). Однако геоэколог Юрий Василевский (один из авторов письма губернатору Солодову) считает, что золотодобытчикам еще повезло – на самом деле они должны были бы выплатить не менее 1 миллиарда рублей! Потому что отходы «Тревожного зарева» гораздо более опасные. «Класс опасности отходов ЗИФ Асачинского ГОКа – явно не 4-й (отходы малоопасные), поскольку определяется более токсичной фракцией отходов (жидкой), которая отнесена к 3-му, опасному классу. И эта фракция постоянно находится в хвостохранилище, поскольку оно не имеет фильтрующей разделительной дамбы. Ее смешение с природными (дождевыми, снеготаяния) водами не приводит к заметному снижению ее токсичности, а частичное периодическое удаление ее откачиванием на рельеф является, по сути, сбросом отходов в лососевую реку Вичаевскую через её исток – ручей Иреда. И само хвостохранилище непригодно для складирования отходов, поскольку не имеет дренажной системы в грунтовом основании, что ввиду высокой токсичности отходов выводит последние во второй класс опасности в отношении объектов природной среды», — говорит Юрий Василевский.

Василевский приводит в пример цитату одной из кассационных жалоб на решение камчатских судов: «Невозможность применения мер административного воздействия за экологические правонарушения угрожает рыбохозяйственному потенциалу бассейнов рек в Камчатском крае и продовольственной безопасности РФ». Действительно, пока наказания не будут жесткими, изменений не ждите.

Еще одни нарушители – компания «СиГМА». Как поясняет Сергей Мылов, из 25 запланированных очистных объектов компания запустила только один, компания точно так же работает с отходами с нарушениями, а также ведет работы, по которым, судя по всему, так и не прошли согласования. «Экологическая безопасность» направляла в Росприроднадзор жалобы на «Тревожное зарево» и «СиГМА», ведомство уже выдавало предписания «СиГМЕ» устранить нарушения, ну а с «Тревожным заревом» еще предстоят разбирательства.

Местные жители давно говорили о подобных нарушениях, но кто их слушает? Точно так же не слушали и экологов. А зря. Как считает Сергей Мылов, отсюда все беды – федеральные ведомства, выдавая где-то там далеко в Москве лицензии на золотодобычу, не вникают в ситуацию: «Разработанные технологии золотодобытчиками практически не используются. При этом они работают в верховьях рек, там расположены месторождения. Рыбаки — в страхе, ведь если рыба не зайдет в реку и не отнерестится, рыбозавод можно закрывать. А лицензии на золотодобычу выдает Москва, с регионом никто не согласовывает – как будто нас нет! Сидит чиновник в Роснедрах — откуда он знает, что у нас происходит на Камчатке? Нас даже не ставят в известность».

Как мы видим, действия «Тревожного зарева» (ТСГ «Асача») и других золотодобытчиков на Камчатке ставят под угрозу исполнение национального проекта «Экология». Ведь их силами идет загрязнение территорий. При этом в рамках нацпроекта ведется работа и по очищению рек и озер, что теперь также стало актуально для Камчатского края. Вопрос, что будет происходить быстрее – загрязнение нерестовых рек цианидами от добычи золота или восстановление экологии края.

Кстати, для примера: власти Амурской области уже ужесточают контроль за компаниями, добывающими золото, из-за большого количества случаев загрязнения рек. «Ситуация, которая складывается сейчас, меня абсолютно не устраивает. Выдача лицензий компаниям с уставным капиталом в 20 тысяч рублей, которые потом исчезают, ничего не рекультивировав, бросив опасные сооружения, — недопустима. Мы уже направили обращение о внесении соответствующих изменений в законодательство. Я считаю, что нам нужно жестко реагировать на безответственность добывающих компаний. Для действующих предприятий мы будем ужесточать контроль», — заявил глава области Василий Орлов.

Пора и Камчатке принимать жесткие меры. Власти региона еще в прошлом году запланировали направить в 2021 году на решение проблем с отходами производства и потребления 465 млн рублей. Думается, если бы Камчатка решилась на суровые меры по отношению к компаниям-нарушителям, то это в итоге было бы выгоднее экономике края, чем вложения денег в устранение последствий загрязнения экологии. Необходимо и менять порядок лицензирования недропользователей. Также ранее экологи уже выдвигали идею принятия закона о формировании золотодобытчиками страхового экологического залога и ликвидационного фонда – из него государство могло бы покрывать издержки на устранение последствий горнодобывающей деятельности.

Если федеральная власть хочет сохранить Камчатку как драгоценность России, значит, пора наводить в крае порядок.

Источник: https://versia.ru/dejstviya-kamchatskix-zolotodobytchikov-stavyat-pod-ugrozu-realizaciyu-nacproekta-yekologiya

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru