Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Когда полученная свобода надолго лишает покоя и денег…

Все мы с детства помним доброе  стихотворение  классика Сергея Михалкова:

«Говорят под Новый год,

Что ни пожелается,

Всё всегда произойдёт,

Всё всегда сбывается…».

 Конечно, под Новый год особенно хочется верить в чудеса. Но есть место в Камчатском крае,  где новогодние  чудеса происходят не только под Новый год. Это место – Территориальное управление Росимущества в Камчатском крае во главе с его главным «волшебником» Бондаренко Дмитрием Васильевичем.

Как и многие невероятные  истории, эта история начиналась вполне обыденно.

 В октябре  2018 года  предприниматель из Приморья заключил, как ему тогда казалось, выгодную  для себя сделку, он приобрел на аукционе объект федерального имущества  рыболовное судно с романтичным названием «Фридом», что в переводе с английского языка  означает приятное слово «свобода», оплатил его стоимость и ожидал передачи покупки.

В этот момент приморец еще не подозревал,  что полученная «Свобода» на два года лишит его покоя и денег, а капитан морского  порта Петропавловск-Камчатский  лично определит ему место проживания (адрес)  на улице  без определенного места жительства (дома и квартиры). Думаете такое невозможно? Только не в истории с Территориальным управлением Росимущества в Камчатском крае.

 Одним из первых  чудес в этой истории было то, что покупатель в заключенном аукционном договоре не увидел ни  места, ни способа,  ни  времени  передачи приобретенного имущества. 

Так и не дождавшись передачи ему судна, к  середине декабря 2018 года приморец  решил действовать решительно и самостоятельно разыскать свое судно. 13 декабря 2018 года он прибыл в Камчатский край на место хранения судна (акватория порта Петропавловск-Камчатский) с целью его приемки и обнаружил, что судно фактически затоплено. Проломлены борта. Буксировке судно не подлежало.

При покупке судна покупатель исходил из имеющейся аукционной документации —  Акта осмотра судна, согласно которому общее физическое состояние судна удовлетворительное, а также акта приема-передачи от 29.06.2017 года, согласно которого ООО «РостФлотСервис» передало ТУ Росимущество в Камчатском крае судно в состоянии указанном в этом акте, судно не являлось металлоломом и  могло  использоваться по назначению.

В тот же день покупатель обратился в ТУ Росимущества в Камчатском крае, в ведении которого находится судно, с требованием провести оценку фактического состояния судна «Фридом», поскольку оно очевидно находилось  в  гораздо худшем состоянии, чем было указано в документах.

Однако ответа на данное письмо покупатель  не получил. 

В дальнейшем, как  установит Камчатский краевой суд,  надоедливый покупатель  и вовсе не был допущен охраной на место стоянки купленного им  рыболовного судна с целью осмотра и передачи, так как продавец (специализированный организатор аукциона) или Росимущество не сообщили о его прибытии охране объекта. Кроме того, предприниматель активно переписывался с организатором аукциона, как все-таки ему теперь  получить купленное судно.

Когда впоследствии начнутся судебные тяжбы, ТУ Росимущества в Камчатском крае, попросит суд считать все усилия предпринимателя по  борьбе за получение судна – уклонением покупателя от его получения.

Когда покупатель понял, что бороться ему больше не за что, приобретенное им судно фактически утрачено, в проведении  оценки его  состояния никто не заинтересован,  он обратился в суд за возвратом напрасно потраченных денег в размере нескольких миллионов рублей.

  Наверное, если бы речь шла об истории без чудес, то дальше все бы развивалось предсказуемо в рамках закона: договор расторгли,  деньги вернули.

Предприниматель действительно в апреле 2019 года обращается в суд за возвратом денег.  Через полгода судебного спора, ТУ Росимущества по Камчатскому краю решает не дожидаться мнения судьи (решения) по спору и самостоятельно без учета возражений приморца «передает» ему  судно.  Разве  такое возможно, спросит читатель?

Как следует из данных Выписки из судового реестра, подписанной капитаном порта Буниным И.А по данным судового реестра предприниматель принял судно  и зарегистрировал в его порту спустя полгода продолжения судебного спора, т.е.  02.10.2019.   

Тут нужно пояснить, что переоформление  морского судна в судовом реестре довольно сложный процесс, нужно предоставить ряд технических морских  документов о годности судна к плаванию (на тот момент затопленного), а также новому владельцу необходимо лично  обратиться  с заявлением о регистрации с предоставлением оригинала  паспорта. Это по закону.

Но в нашей истории  ни отсутствие пакета специализированных документов на судно, ни отсутствие заявления покупателя, ни отсутствие самого покупателя, ни  отсутствие акта – приема передачи (все – обязательное требование закона), ни наличие судебного спора, ничто не стало препятствием для капитана порта в  оформлении судна-утопленника на имя покупателя.

Возможно, препятствием могло бы стать отсутствие  паспортных данных заявителя, но их, вероятно, просто  взяли из конкурсных документов, иначе невозможно объяснить,  почему в судовой реестр внесли данные к тому моменту  давно  недействительного старого  паспорта покупателя, тем самым придав паспорту «вторую жизнь». 

Препятствием могло стать и отсутствие данных о прописке заявителя, но и это легко решилось, заявителя просто «прописали» в судовом реестре по одной из улиц его города. Поскольку «прописка» с номером дома и квартиры фактически бы означала «подселение»  приморца в чужое жилье, то постановили просто – в реестре прописали только название большой городской улицы, тем самым «определив» приморца в лица без определенного места жительства (дома и квартиры)

Конечно, в дальнейшем такая «регистрация» и приморца и судна признана недействительной.   Но дальше создается правовой казус, поскольку нового владельца у судна нет, судна самого тоже конструктивно уже  нет, его регистрация в судовом реестре невозможна, остается только затопленный судовой лом, в духе своего названия уже освободившийся от всех  владельцев, и, в силу закона, как выморочное имущество, вроде бы  переходящий в собственность муниципалитета с обязанностью муниципалитета по его судоподъему. Но с этим еще предстоит разбираться суду. Вот так из актива казны Российской Федерации судно станет головной болью бюджета с ценой судоподъема от пяти миллионов рублей.

Таким образом, судно с 2017 года по 2018 год перешло из удовлетворительного судна в фактически затопленный судовой лом, с проломленными бортами, и не установленным собственником. Вероятно, оборудование (снаряжение)  судна также было утрачено, просто не допущенный охраной к осмотру покупатель не смог бы увидеть этого со стороны.

 Наверно, уважаемый  читатель, может предположить, что судно было затоплено в силу невозможности присмотра за ним, отсутствия нормального хранения или действий каких-то мародеров. Но нет,  на этом чудеса в этой истории не заканчиваются.

Как следует из судебных актов Арбитражного суда Камчатского края, все это время судно, вместе с другими судами (от 10 до 12 единиц одномоментно) добросовестно  хранилось неким ООО. За несколько лет хранения указанная компания по данным сайта Арбитражного суда Камчатского края получила за такое хранение более 20 миллионов рублей.

Тут нужно уточнить и про печальную судьбу еще одного «тщательного» хранимого этим ООО  судна  РШ «Зюид», которое, как обнаружилось после начала проверок  по судну «Фридом»,  обрело крайний причал на камнях в районе  Судоремсервиса.  

Несмотря на то, что РШ «Зюид»  брошен там почти год, только сейчас после выявления этого факта  правоохранительными  органами, ТУ Росимущества в Камчатском крае приняло решение обратиться в суд за возмещением убытков, связанных с  утратой судна  с хранителей.  

 Тут читатель на фоне экономического кризиса и пандемии проникнется очевидной мыслью, как открыть такой выгодный бизнес и  стать «хранителем» имущества, который получает десятки миллионов за сохранность  судов, утопленных или брошенных на камнях.

По этому вопросу обратимся к документам.

Тем самым хранителем вышеуказанных судов, являлось некое ООО.  Сама по себе компания, судя по выручке за всю историю своего  существования,  получала  доход только от ТУ Росимущества по Камчатскому краю.

Первоначально компания была учреждена  уважаемым камчатским адвокатом и ее  однофамильцем (по данным нашего  СМИ — сыном). Но в силу понятных причин, адвокат с многолетним стажем и  специализацией – уголовное право, не могла надолго официально задержаться в этой истории, и в описываемый период вышла из состава учредителей, оставив там своего сына.

По имеющейся в редакции информации переговоры по субаренде пирса для хранения судов от имени компании и все финансовые вопросы в этой связи,  решал не учредитель и директор общества, как происходит обычно,  а некий посторонний человек, назовем его — Виктор М., имеющий генеральную доверенность от ООО, являющийся по совместительству одновременно заместителем генерального директора и (по данным СМИ)  родственником (предположительно супругом) сотрудницы отдела ТУ Росимущества по Камчатскому краю, отвечающего  за хранение и реализацию того самого арестованного  имущества. Как говорится, круг замкнулся.

Само по себе участие родственников чиновников в таких схемах, если это  происходит на одинаковых рыночных условиях с другими предпринимателями, как правило,  остается лишь в плоскости нарушения гражданского законодательства и служебной этики. Что же произошло в данном случае?

Как усматривается из сайта Арбитражного суда Камчатского края  с ООО-хранителем  были заключены: госконтракт от 01.08.2017 года (далее – госконтракт) и договор- дублер госконтракта № 55 от 10.07.2017 года (далее — договор № 55).

  • В отношении госконтракта выяснилось, что сведений о нем на сайте Закупки.гов. не содержится, в перечне опубликованных госконтрактов ТУ Росимущества указанный контракт не обнаружен. Кроме того, при обозревании различных баз проверки контрагентов спорное ООО не числится участником какой-либо закупки.  Вместе с тем, Арбитражным судом Камчатского края взысканы существенные средства по указанному госконтракту. Здесь нужно отметить, что законность процедуры  заключения госконтракта  при рассмотрении исков  о взыскании задолженности, суд, как правило,  не проверяет, поскольку это не является предметом спора. Да и Управление Росимущества, судя по судебным актам, претензий о качестве хранения не заявляло. В целом по госконтракту ООО-хранителем по судебным спорам получено около 4 818 000 рублей.

Сам госконтракт заключен, как указано выше, вне конкурсных процедур, вероятно в силу его малозначительности, и это не опечатка. По самому госконтракту его предметом являлась постановка 10 единиц судов, срок – 1 сутки. Как получилось, что по госконтракту ценой в 10 000 рублей оплачено почти 5 миллионов, а сутки растянулись на месяцы и годы, предстоит теперь разбираться следствию.

  • В отношении договора № 55 выяснилось также, что договор заключен вне проведения аукционных процедур, «задним» числом по отношению к дате акта постановки по нему судов, его стоимость 1 судно в сутки – 3500 рублей, тогда как стоимость по госконтракту -1 000 рублей судно/сутки.

Всего по договору согласно данным с сайта суда получено около  19 141 175 рублей.

При сопоставлении предметов госконтракта и договора усматривается однородность их предмета:

  • Предмет Госконтракта: оказание услуг по ответственному хранению 10 морских судов, составляющих казну РФ, со всем находящимся на борту промысловым, техническим и иными средствами, оборудованием, обеспечением буксировки и постановки судна к причалу, стоянки судна у причала, экологической и иной безопасности судна, текущего содержания судна.

Суд  по госконтракту взыскивал оплату временного пользования причальной линии для стоянки конфискованных судов ввиду отсутствия лимитов бюджетных обязательств.

  • Предмет Договора № 55: «…передача причала, расположенного … для постановки …. морских конфискованных судов…».  Вместе с тем, условие о передаче причалов в договоре и вовсе выглядело странным, поскольку причалов у ООО в собственности нет и не было.

По данным нашего СМИ,  речь в обоих случаях идет об одних и тех же морских судах,  т.е. государство дважды  платило за одно и тоже хранение одних и тех же судов.

Как известно, у любых чудес всегда две стороны.

В сухом остатке с одной стороны —  два утраченных казной рыболовных судна, предприниматели (образно-субподрядчики), с которыми не рассчитались за аренду пирсов, бюджет, в чью головную боль теперь, вероятно, перейдет обязанность судоподъема утопленного судна Фридом, затонувшего на пирсе предпринимателя, предоставившего пирс в аренду ООО.

Предприниматель, на чьем пирсе  Фридом нашло свой крайний причал, фактически лишился возможности пользования пирсом на неопределенное время. Уже в течение полугода  он  пытается в судебном порядке установить, кто же теперь обязан поднимать  освободившиеся от нерадивых хранителей и собственников  судно – покупатель, которому его даже не показали, муниципалитет или обогатившиеся миллионеры-хранители. От обязанности судоподъема отказывается и все это «контролировавшее» ТУ Росимущества в Камчатском крае во главе с Бондаренко Д.В., которое благополучно «освободило» казну РФ от ценного актива без какой-либо оплаты в бюджет, поскольку Камчатский краевой суд спустя два года судебной тяжбы обоснованно постановил вернуть деньги, уплаченные за судно, предпринимателю-приморцу. Также на бюджет лягут судебные издержки приморца, по нашим данным несколько  сотен тысяч рублей, потраченных на командировки и услуги юриста. Судно Фридом  окончательно утонуло, унеся с собой в небытие ответ на вопрос «благодаря» кому из работоспособного годного к плаванию судна в 2017 году к концу 2018 года оно стало разграбленным судном-утопленником.

С другой стороны у хранителей —  в плюсе десятки «освоенных» миллионов бюджетных средств, обогативших хранителей, на сегодня бросивших  ООО с  долгами и записью о недостоверности адреса (это когда фактически нет месторасположения предприятия и искать его негде). Но это не вызывает разумного опасения у ТУ Росимущества по Камчатскому краю, которое теперь по данным сайта Арбитражного суда Камчатского края, после выявления утраты РШ «Зюид» правоохранителями,  пытается тихо и мирно решить вопрос с хранителями о поднятии судна с камней, ходатайствует об отложении судебных заседаний с этой целью. Такое доверие ТУ Росимущества по Камчатскому краю к хранителям, утратившим судно,  вызывает обоснованное удивление, поскольку для любого очевидно, что если  у организации нет даже адреса, то судебным приставам просто некуда будет прийти за исполнением решения суда.

В завершение сказанного, хочется отметить, что редакция СМИ располагает доказательствами обращения лично к главе Управления Росимущества по Камчатскому краю Бондаренко Д.В. относительно затопленных и брошенных судов, с предоставлением ему копии копий документов, о том, кто именно действовал от ООО и иных обстоятельств гибели судов.

Кроме того, указанные спорные контракт и договор заключались, оплачивались  руководством ТУ Росимущества по Камчатскому краю, на которое также возложены обязанности по контролю за хранением имущества РФ.  Выше описано, что и как именно заключалось, оплачивалось и контролировалось лично Бондаренко Д.В.

Вызывают неподдельный интерес и действия капитана порта, зарегистрировавшего утопленное, не годное к плаванию судно в судовом реестре,  без обращения собственника, с указанием давно недействительного паспорта  и  «пропиской» покупателя-приморца на улице.

Просим считать данную публикацию официальным обращением в Следственный комитет РФ по Камчатскому краю. Надеемся, что по результатам  проверки фактов, изложенных в настоящем обращении, «свободу» потеряет не только казна РФ, но и иные лица, допустившие указанные злоупотребления.

Свое личное мнение и оценочное суждение журналиста,

основанное на имеющихся материалах  и информации изложил

 С.Мылов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru