Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Стоит ли добываемое на Камчатке золото тех жертв, которые приносит природа уникального полуострова?

Стоит ли добываемое на Камчатке золото тех жертв, которые приносит природа уникального полуострова?

В середине июля полпред президента России в Дальневосточном федеральном округе, вице-премьер Юрий Трутнев устроил настоящий разнос золотодобытчикам на Камчатке. Визит чиновника был не рабочим, а, скорее, чрезвычайным, поскольку поступил сигнал о преступной рубке леса золотодобытчиками в районе реки Быстрая. И пока Юрий Трутнев устраивает показательную порку на Быстрой, другое золотодобывающее предприятие, контролируемое британской компанией Trans-Siberian Gold PLC., по всем признакам продолжает уничтожать, к примеру, не менее заповедную реку Асача.

Вице-премьер Трутнев и губернатор Солодов не стеснялись в выражениях, назвав происходящее «варварством», «безобразием», но многие из жителей Камчатки не поняли: почему это произошло только сейчас, в режиме ЧП, и почему только на Быстрой? Вот уже много лет экологи и общественники бьются с горнорудным «левиафаном», чьи головы отрастают в разных точках на карте полуострова.

«Саныч, помоги!»

– Мы начали пристально следить за ситуацией на Асаче в 2017-м, – вспоминает руководитель природоохранной организации МОО «Экологическая безопасность Камчатки» Сергей Мылов. – Обратился ко мне охотпользователь, арендатор угодий в этом районе Камчатки. «Саныч, – говорит, – помоги, реку уничтожают! Надо что-то делать!..» И выяснилось, что главная проблема была – попасть туда. Я звонил в «Тревожное зарево», компанию, которая управляет Асачинским ГОК, писал запросы. Но все мои попытки попасть на их вертолет, который летает раз в неделю, пресекались жестко: типа, мест нет. Я снова пишу: «Попасть хочу к вам, ребятки. Нет вертолета – давайте, на машине проеду». Что такого? Но пропустить туда «вахтовку» (автобус на базе грузовика повышенной проходимости для езды по бездорожью) они тоже не захотели. Вот, например, один из официальных ответов, – Мылов показывает письмо, подписанное управляющим директором ЗАО «Тревожное зарево» Никитиным. – «В связи со сложными дорожными условиями движение вахтовых автомобилей до месторождения «Асачинское» осуществляется в сопровождении бульдозеров. В настоящее время бульдозерная техника задействована для доставки подземной самоходной техники».

Один из ответов «Тревожного зарева» на многочисленные просьбы экологов помочь им добраться на ГОК

Один из ответов «Тревожного зарева» на многочисленные просьбы экологов помочь им добраться на ГОК

– Но вы все-таки попали на «Асачинское»?

– Да, другим способом, немного схитрив. Охотпользователь летел на угодья. Мы с ним договорились, он меня взял. Мы указали другой маршрут. Но по правилам можно немного отклониться от маршрута. И мы как раз отклонились, и поймали их на сбросе…

Асачинский ГОК. Просто свалка на заповедной территории. Кто и как утилизитрует этот хлам (и вывезет ли вообще?) – большой вопрос

Асачинский ГОК. Просто свалка на заповедной территории. Кто и как утилизитрует этот хлам (и вывезет ли вообще?) – большой вопрос

Так выглядят хвостохранилища Асачинского ГОК – резервуары, куда, по всем признакам, сливаются для отстоя отравленные цианидом шахтные воды. Их объем с учетом таяния снегов явно недостаточен, говорят экологи. Всё, что переливается, попадает в окружающую среду

Так выглядят хвостохранилища Асачинского ГОК – резервуары, куда, по всем признакам, сливаются для отстоя отравленные цианидом шахтные воды. Их объем с учетом таяния снегов явно недостаточен, говорят экологи. Всё, что переливается, попадает в окружающую среду

Ничего особенного. Просто слив шахтных вод «Тревожного зарева» в ручей Семейный – приток нерестовой реки Асача

Ничего особенного. Просто слив шахтных вод «Тревожного зарева» в ручей Семейный – приток нерестовой реки Асача

Сток оборудован для постоянного использования. Правда перед пролетом экологов его пытались оперативно «присыпать» с помощью бульдозеров – это видно на фото

Сток оборудован для постоянного использования. Правда перед пролетом экологов его пытались оперативно «присыпать» с помощью бульдозеров – это видно на фото

С этого ракурса тоже хорошо видно, куда именно сливают отходы золотоизвлечения на Асачинском ГОК

С этого ракурса тоже хорошо видно, куда именно сливают отходы золотоизвлечения на Асачинском ГОК

Мылов показывает сотни фотографий и десятки видеороликов, которые могут стать свидетельством того, что золотодобыча на Асачинском ГОК велась с грубейшими нарушениями природоохранного законодательства. Похоже, что отходы переработки золотой руды – шахтные воды, или так называемые профессионалами «хвосты» – сливались в естественный водоём. Объемов «хвостохранилищ», специальных прудов-отстойников, куда должны сливаться такие отходы, оказалось явно недостаточно. Подпитанная по весне талыми водами, ядовитая субстанция потекла в ручей Семейный (причем по специально оборудованному золотодобытчиками стоку!), а оттуда – в реку Асача, в которой нерестится знаменитый камчатский лосось и которая отнесена к числу важнейших рыбохозяйственных объектов Камчатского края.

ГОКи вместо рыбы

Татьяна Михайлова – известный эколог, руководитель площадки «Экология» Камчатского отделения Общероссийского народного фронта и активист Русского географического Общества. Её недавнее выступление на конференции ОНФ цитировали многие СМИ: Татьяна Робертовна рассказывала о значительном уроне, который горнорудное дело наносит «рыбозависимой экономике края».

– Но я бы не стала ограничиваться примером Асачи, – говорит Михайлова в самом начале нашей беседы. – Вся эта отрасль в целом, добыча золота, платины, цветных металлов, для нас, Камчатки, инородна. Ещё в 2013-2014 году был процесс: прокуратура с материалами КамчатНИРО (Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии) подавала в суд на Агинский ГОК с насчитанным ущербом, нанесенным рыбному хозяйству, в хозяйстве 49 млн руб. Но сообщество, представляющее горную отрасль, умеет держать удар. Они не сдались, нашли своего защитника-ихтиолога. В результате 49 млн превратились в 3,5 млн… Агинский – это река Ага. А есть еще Олюторский район, добыча платины – это река Вывенка. На реке Тымлат Росгеология вот получила лицензию на рудное месторождение, а там ведь Тымлатский рыбокомбинат. Под угрозой оказались реки Ука и Восточная Озерная – там тоже работают золотари, деятельностью которых мы особенно обеспокоены. Вы пытаетесь с Асачей разбираться, а здесь надо не с Асачей – это общая проблема для региона, которая становится системной.

Сергей Мылов, в свою очередь, продолжает комментировать документы и фотоматериалы по «Тревожному Зареву».

– Второй раз мы их «поймали» – это вообще было просто… – Мылов с трудом сдерживает непечатное слово. – Они на свое «хвостохранилище» поставили огромный насос на бочках и, похоже, просто качали его, перекачивали в речку отходы, третий-четвертый класс опасности. Что они сделали с речкой, я вам покажу, – продолжает эколог, листая на компьютере фотографии. – Это цианид, он уничтожает все живое. Он же оседает на дно, и там уже ничего не растет. Рыба заходит и просто-напросто гибнет. И она туда даже не зайдет. Три года не зашла – все, речку можно похоронить. Вот такая ситуация. А нет рыбы – нет и медведя, страдают охотугодья…

Как же так? Со всех трибун, от Кремля до администрации края, мы слышим, что главный «золотой запас» Камчатки – её природа. Недавно вышедший в отставку экс-губернатор Владимир Илюхин на публике расставлял приоритеты развития региона в таком порядке: рыболовство, логистика, туризм и полезные ископаемые. На деле же последний пункт из этого списка стал первым, и наибольший вред экологии Камчатки наносит именно добыча золота. Выросшие, как на дрожжах, за последние десять лет ГОКи поступательно убивают природу, убивают и рыболовный промысел. Такой вот получился экономический и экологический дисбаланс.

Золотой шантаж

Кто-то может усомниться в достоверности фактов, приводимых экологами: мол, природозащитники они такие, любят сгущать краски… Но Мылов, например – не Грета Тунберг. Он не ограничился словами, а пошел с иском к золотодобытчикам в суд.

И вот вам цитаты из решения по делу № 21-18/2018, вынесенного Камчатским краевым судом ещё 24 января 2018 года. Слушания проходили по иску организации «Экологическая безопасность Камчатки» к ЗАО «Тревожное Зарево» – компании, управляющей ГОК «Асачинский», все их материалы можно найти в открытом доступе. «В бассейне реки Асача располагаются нерестилища ценных видов тихоокеанских лососей, участок реки, примыкающий к устью ручья Семейный, относится к высокопродуктивным нерестово-нагульным водотокам», – говорится в документе. При этом весь бассейн реки входит в Южно-Камчатский природный парк, а бухта Асача, куда впадает река, является частью заказника «Берег Чубука», где обитает охраняемая законом популяция каланов.

И вот результаты деятельности «Тревожного зарева», также зафиксированные судом – цифры, которые не нуждаются в комментариях: «Отклонение от нормативов качества воды в ручье Семейный по количеству взвешенных веществ составляет: на станции №2 превышена норма в 9,78 раз, на станции №3 – в 10,22 раза. Отклонение от нормативов качества штольневых вод составляет: по количеству взвешенных веществ норма превышена в 11,56 раз, содержание иона аммония превышает норму в 3,84 раза». И знаете, какую ответственность понес золотодобытчик за это варварство по отношению к природе? В решении сказано: «назначено административное наказание в виде штрафа в размере 15000 рублей». Целых пятнадцать тысяч!..

Но дело даже не в сумме. Это ведь не единственное документально зафиксированный экологический проступок «Тревожного зарева». Несколько проверок, проведенных разными контролирующими органами (несмотря на отчаянное сопротивление золотодобытчиков) вскрыли примерно такие же факты. Так, в 2017 году грубейшие нарушения требований природоохранного законодательства на месторождении «Асачинское» выявило территориальное управление Росрыболовства. «Систематический несанкционированный сброс промышленных отходов 3-4 класса опасности вызвал техногенное загрязнение – ухудшение и уничтожение среды обитания лососевых рыб и водных биоценозов ручья Иреда и реки Вичаевской», – говорилось в отчёте.

Почему же все эти факты – результаты проверок Росприроднадзора и Росрыболовства, доклады правозащитников и экологов, включая представителей международного Фонда защиты дикой природы (WWF), и даже судебные вердикты, подтверждающие вред, нанесенный природе Камчатки золотодобывающими компаниями, – оставались практически незамеченными на протяжении многих лет? А недавняя поездка Трутнева стала, по сути, первой более-менее заметной реакцией властей.

Ответ на этот вопрос можно увидеть в одном из эпизодов упомянутого судебного процесса, о котором рассказал Мылов.

– Их («Тревожного зарева») представители на суде кричали примерно то, что если вы остановите деятельность предприятия, то мы всё бросим, и все отходы с «хвостов» попрутся в ваши реки. В ваши реки, понимаете?!

Такой вот, можно сказать, золотой шантаж.

И, пожалуй, лучше всего на судебное решение тогда отреагировали пользователи соцсетей; некоторые из их комментариев стоило бы почитать сотрудникам администрации президента. Например, такой«Тут прекрасно всё! Английская компания, добывающая у нас золото, уничтожает нашу природу руками нашего рабочего, которого держат за скот», – написал тогда один из участников популярного интернет-форума.

А почему «английская», и как вообще иностранный инвестор получил возможность бесцеремонно копаться в камчатских недрах, мы расскажем в следующей части нашего расследования.

Юрий Алексеев

Источник информации: https://versia.ru/stoit-li-dobyvaemoe-na-kamchatke-zoloto-tex-zhertv-kotorye-prinosit-priroda-unikalnogo-poluostrova

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru