Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

«У каждой горнодобывающей компании должен быть фонд рекультивации»

17.10.2014 // 16:25
Обратите внимание на дату публикации.

Недавно Министерство экономики разработало стратегию развития горнодобывающей промышленности, где особое внимание было уделено проблеме рекультивации. Если учесть, что у нас остались хвостохранилища со времен СССР, то это очень правильное решение. Мы решили побеседовать на тему рекультивации месторождений с директором проектно-исследовательского центра «Кен-Тоо» Бакытбеком Кожогуловым.

— Бакытбек Камчыбекович, как вы и сказали, с советских времен почему-то у нас игнорировались вопросы, касающиеся рекультивации. Почему?

— В советское время, в эпоху промышленности не особо уделяли внимание экологии. Больше уделяли внимание строительству заводов, выпуску продукции, нежели экологии и рекультивации.

— А как в то время в других странах обстояли дела с рекультивацией?

— В то время не только мы, но даже Европа не уделяла должного внимания экологии. Экология озаботила всех только тогда, когда окружающая среда начала оказывать влияние на здоровье людей, провоцировать болезни. На Западе ведется работа по минимизации воздействия на экологию. Западные страны поняли, что для этого нужно проводить рекультивацию месторождений.

— В последней редакции закона «О недрах» кыргызское правительство уделило особое внимание вопросам геологоразведки и разработки месторождений, включив в закон необходимость создания фонда рекультивации.

— В соответствии с упомянутым законом, для начала нужно составить проект рекультивации. На основе проекта будет основан фонд рекультивации. Затем разрабатывающая месторождение компания ежегодно будет перечислять в упомянутый фонд определенную сумму.

После окончания работ на месторождении, деньги из упомянутого фонда должны быть направлены только на рекультивацию. Если компания откажется от рекультивации, то средства из фонда поступят в местные органы власти. Местная власть не должна использовать полученные средства в других целях, кроме рекультивации.

— Значит, все горнодобывающие компании должны перечислять деньги в этот фонд?

— У каждой горнодобывающей компании будет собственный фонд. Раньше на рекультивацию выделялся 1% от общей прибыли. А сейчас в некоторых месторождениях такой показатель является чрезмерным, а в других месторождениях 1% недостаточно. Поэтому рекультивация должна осуществляться только на основании проекта. Потому что могут поменяться обстоятельства во время разработки месторождения. Соответственно должен меняться проект рекультивации.

— В Германии устанавливается постоянное наблюдение после окончания работ на месторождении. В Италии разрабатывавшая месторождение компания следит за участком на протяжении 30 лет. Можно ли нам так поступить?

— Не можно, а нужно. Не знаю, насколько это реализуемо, но горнодобывающие компании должны быть в ответе за экологию регионов, в которых они работают. 30 лет — это не так уж плохо. В Германии есть крупные угольные объекты. По-моему, там работают местные немецкие компании. Поэтому там выбрали вариант с бессрочным мониторингом. А наши месторождения разрабатывают иностранные инвесторы, поэтому нелегко рассчитывать на постоянный мониторинг.

— В данное время выдаются и аннулируются многочисленные лицензии на разработку месторождений. Учтены ли в проектах разработки месторождений у нынешних иностранных компаний вопрос рекультивации?

— Раньше этого не было. Горнодобывающая компания сообщала, что на основании технико-экономического обоснования она перечисляет 1% на экологию и открыла счет в каком-то банке. А сейчас компании оформляют заказы для подготовки проектов рекультивации. Но такой проект оказывается лишним, когда компании только-только приступают к работе. Потому что никто не может предсказать, насколько изменится месторождение и производственные объекты. Поэтому проект рекультивации следует составлять только тогда, когда процесс проектирования подойдет к концу, начнется производство продукции. А до этого будет достаточно письменного согласия компании на проведение рекультивации.

— В развитых странах компании платят гарантийный взнос, чем подтверждают, что они в будущем приведут в порядок те участки, на которых вели работу. Если упомянутый закон вступит в силу, можем ли мы требовать у компаний гарантийные взносы?

— Если закон вступит в силу, то компании в обязательном порядке должны будут составлять проект рекультивации. Будет работать компания или нет, но она будет обязана перечислять деньги в фонд рекультивации.

— Можно ли на основании упомянутого закона восстановить месторождение «Кумтор» и его окрестности после окончания золотодобычи?

— Компания «Кумтор» сейчас руководствуется соглашением, составленным 10-15 лет назад. Она пока не очень заинтересована в рекультивации. Они открыли фонд рекультивации, но не в местном, а в иностранном банке. В соответствии с соглашением о создании совместного предприятия, компания намеревается продать хвостохранилище нашей стране или «Кыргызалтыну» за 1 доллар. Говорят, в хвостохранилище много золота, которое можно добывать в будущем.

По-моему, это неправильно. Если и будет принят закон о рекультивации, то в первую очередь его должна выполнить компания «Кумтор». Честно говоря, госучреждения высказывают претензии этой компании. Нам удалось бы набраться опыта, понять, сколько стоит такой крупный проект, во сколько обходится рекультивация. По-моему, рекультивация будет стоить очень дорого. Потому что на данный момент мы подготовили проекты рекультивации для небольших объектов. Но и там требовались немалые деньги. А «Кумтор» — громадный комплекс. Им невыгодно заниматься рекультивацией.

Источник информации:  gezitter

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru