Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

«Что разводят в Астрахани? Осетров или бюджет РФ??»

(часть первая)

По заданию редакции я выдвинулся в Астрахань, где мне предстояло провести съемки мероприятий по выпуску молоди русского осетра с заводов, на которых его выращивают. Как обычно, во избежание недоразумений моё руководство направило уведомление о предстоящей съемке начальнику ФГБУ “Главрыбвод” на юридический адрес. После этого мы сочли наши моральные обязательства перед владельцами объектов съемки выполненными и со спокойной совестью выдвинулись навстречу приключениям. В том, что приключения будут я даже не сомневался.

Я никогда особо не скрывал своей неприязни к рыборазводным заводам в том виде, в котором они существовали и существуют до сих пор. Чтобы меня не обвинили в некомпетентности скажу сразу, что многие представители рыбохозяйственной науки в своих трудах утверждают, что эффективность таких заводов близка к нулю. В этой связи мне стало любопытно, что же заставляет год за годом заниматься Сизифовым трудом персонал заводов Главрыбвода по всей стране. Согласитесь, говорить о восстановлении популяции русского осетра уже не приходится от слова абсолютно. Уже не первый десяток лет никто не может похвастаться возвратом выращенного осетра. И если на Камчатке, при низкой эффективности воспроизводства тихоокеанских лососей на заводах, руководство края и часть населения считает, что без деятельности заводов реки остались бы пустыми, то в Астраханской области на что надеяться? Где официальная промысловая статистика? Её нет. Руководство агентства по рыболовству “по наивности” считает сопоставимыми цифры выпуска осетровых и объемы их вылова? Про это уже много сказано и повторяться не буду. Захотелось взглянуть своими глазами на результаты трудов работников заводов, выращивающих осетра.

Сама процедура выпуска мальков была в самом разгаре и к 24 июня 2022 года выпуск выращенной молоди осетра по государственному заказу оказывается уже был завершен. Тем не менее продолжались выпуски с рыбозаводов малька, выращенного по договорам с предприятиями с целью компенсационных мероприятий в счет погашения ущерба от их деятельности. Вот именно эти события мы и собиралсь осветить для широкого круга.

В целом по стране, все предприятия, оказывающие воздействие на окружающую среду обязаны компенсировать тот вред, который они нанесли. Этому процессу предшествует заказ оценки этого самого негативного воздействия. Как правило, этим занимаются либо научные институты рыбной отрасли, но в большей части право первой оценки принадлежит филиалам Главрыбвода. Ведь именно они впоследствии утверждают эту самую оценку. И оценка, сделанная на стороне безжалостно заворачивается с отрицательной рецензией. Поэтому предприятия “должники” особо не трепыхаются и заказывают оценку в нужных местах. К примеру в Каспийском филиале Главрыбвода в разделе “внебюджетные услуги” также фигурирует пункт “проведение работ по оценке воздействия и определению последствий негативного воздействия (расчет размера вреда) планируемой хозяйственной и иной деятельности на состояние биоресурсов и среды их обитания”. Затем, когда оценка готова, предприятию предлагается заключить договор на выращивание водных биологических объектов, для последующего выпуска в среду обитания. Каких именно объектов и почему нигде не прописано. Ведь по сути если ущерб наносится биоресурсам водного объекта, то, согласитесь, не избирательно же! Не бывает такого, чтобы осетры сдохли, а судаки с иммунитетом продолжают наслаждаться жизнью. Тем не менее, Росрыболовство и его структурное подразделение Главрыбвод настаивают на выращивании именно так называемых “ценных” объектов. На Дальнем Востоке это лососевые, в Астраханской области это осетровые, доля которых в общем госзаказе в этом году составила 97,27%. Теоретически выиграть конкурс на выращивание молоди в целях компенсационных мероприятиях может выиграть кто угодно и так порой бывает, но одна маленькая загвоздка — выпуск должен проводиться под контролем специально созданной комиссии, состоящей из специалистов территориальных управлений Росрыболовства, представителей рыбохозяйственной науки, которая находится под контролем Росрыболовства и структурного подразделения того же Росрыболовства Главрыбвода. Кто в составе комиссии в настоящем году — мы не знаем. На официальном сайте ВКТУ приказа за номером 138 нет. Начальник отдела организации воспроизводства водных биологических ресурсов и рыбохозяйственной мелиорации ВКТУ Ветров Александр Михайлович в телефонном разговоре любезно пояснил, что это приказ Росрыболовства и искать, стало быть, этот приказ нужно на сайте Росрыболовства. Найти этот приказ №138 да ещё и под редакцией приказа №265 я не смог. В любом случае, как вы понимаете поговорка “Ворон ворону глаз не выклюет” справедлива как никогда. Злые языки поговаривают, что бывали случаи, когда конкурс на выращивание молоди выигрывали посторонние люди. И дабы отомстить тем, кто от кормушки отодвинул, комиссия всячески придиралась к качеству молоди и даже вроде были намеки на принадлежность выращенной молоди к популяции, которая никого не устраивает. Если это и правда так, то, надеюсь, справедливость восторжествует в суде. Мы же, в свою очередь, решили посмотреть на процесс выпуска со стороны и поучиться технологиям у старейшего производителя.

В связи с тем, что выпуск одновременно производился на разных заводах, мы с волонтерами, как и представители заказчиков продукции, разделились на группы. Я выдвинулся на ОРЗ Сергиевский в Икрянинском районе. Подъехав к пропускному пункту завода сразу стало понятно, что нам не рады. Вахтер отзвонился директрисе и доложил о нашем прибытии. Ломиться на территорию мы не стали. Да это оказалось и ни к чему. Ведь сам выпуск планировался на некотором удалении от завода. Нам пришлось проехать несколько км по федеральной трассе чтобы свернуть к реке и найти сотрудников завода, ожидающих приезда комиссии и заказчиков. Кстати сказать, место мероприятия вообще ни коим образом было не огорожено и определить принадлежность к какому-либо ведомству было не возможно. Ну, вот приехали заказчики и мероприятие началось. Сразу оговорюсь, что всё это напоминало постановку Шекспира в сельском клубе. Слишком уж наигранно что ли! Комиссия пометалась сначала от водоема с молодью к пирсу, на котором были установлены электронные весы.

На этих весах была получена средняя навеска молоди. Впоследствии этими весами воспользовались ещё пару раз.

Затем был сделан контрольный просчет содержимого одного сачка и далее уже считали ведрами, в каждом из которых было по два сачка молоди. Насколько я понимаю, всё это делалось с целью максимально аккуратно выпустить молодь в среду обитания с наименьшими повреждениями.

Пока шло мероприятие я с напарником ненавязчиво интересовался у членов комиссии и их сопровождавших особенностями осетрового хозяйства Астраханской области. Были среди них и матерые, которые выдавали информацию сквозь зубы и дозировано. Были и те, кто запросто делился трудностями трудовых будней рыбоводов. Удовлетворив жажду знаний о среднем заработке рыбоводов и особенностях выживания в весенний период в отсутствие электричества и водоснабжения я так и остался без ответов на ряд вопросов. Так, в частности, мне никто не смог внятно ответить проводилось ли обследование температурного режима водоема выпуска, на наличие хищников и паразитологическое состояние водоема. Нет. Про паразитологическое состояние водоема мне разъяснили, что заводом получена справка о санитарном благосостоянии водоема, но кто и когда его обследовал сказать никто не мог. Думаю всем рыбоводам известно, что во избежание пресса хищников предпочтительно выпускать молодь в темное время суток, но тут (как выяснилось) все было устроено максимально удобно для членов комиссии. За это решение были наиболее благодарны чайки, с громкими криками пикировавшие на выпускаемую молодь.  Тот факт, что в вечернее время суток повышается плавательная и пищевая активность молоди осетра и увеличивается доступность амфипод, был комиссией проигнорирован. Тот факт, что место выпуска молоди не подготовлено надлежащим образом можно было бы конечно опустить, если бы не одно но — анонс мероприятий во втором квартале текущего года Каспийским филиалом Главрыбвода: “Волго-Каспийское территориальное управление Росрыболовства сообщает, что по состоянию на 24.06.2022 в рамках выполнения государственного задания на территории Астраханской области филиалами федеральных государственных бюджетных учреждений, подведомственных Росрыболовству, выпущено 17,099 млн. экз. молоди осетра русского, 1,357 млн. экз. молоди белуги, 0,517 млн. экз. молоди белорыбицы. Государственное задание по выращиванию и выпуску молоди осетра русского, белуги и белорыбицы выполнено в полном объеме.” http://kaspfilrybvod.ru/v-kaspijskom-filiale-fgbu-glavrybvod-nachaty-raboty-po-raschistke-protok-ustev-i-rusel-rek-ot-zailivanija-nanosov-peska-i-grunta-udaleniju-vodnyh-rastenij/

В нашем случае, место выпуска было заросшим водорослями по самую поверхность воды.

  • Почему это стало возможным — история умалчивает. Может потому, что на свежезакупленную технику так никто и не пришел работать по объявлению Каспийского филиала. Есть ещё вариант. Всем откровенно плевать на дальнейшую судьбу выращенной молоди русского осетра. Я по наивности стал перечислять известные мне способы мечения путем термометок, подрезания плавников и т.д., но мне дали понять, что никто особо эту рыбу и не рассчитывает увидеть в дальнейшем. Что, впрочем, не мешает Каспийскому филиалу оказывать внебюджетные услуги типа “предоставление услуг по подбору режимов отолитного маркирования рыбоводной продукции, осуществлению отолитного маркирования рыбоводной продукции, сбор и последующая обработка отолитов производителей” (http://kaspfilrybvod.ru/dejatelnost/vnebjudzhetnaja/). Необходимо признать и то, что и за бюджетные деньги подобные услуги оказываются “осуществление мечения молоди водных биологических ресурсов, выпускаемой в водные объекты рыбохозяйственного значения”

(http://kaspfilrybvod.ru/dejatelnost/bjudzhetnaja/), но степень недоверия к возможности возврата такова, что никому это не нужно.

Изюминкой на торте стало обнаружения нами того, что рыбоводы, по которым катился малек идут не в реку, а в плавсредство типа прорезь, оборудованное для перевозки живой рыбы. На наше изумление сотрудник завода ответил, что все сделано для того, чтобы члены комиссии все смогли увидеть своими глазами. Но те продолжали с умным видом стоять над душой заводчан и точковали количество опрокинутых сачков в ведра.

Мужичонка успел до нагоняя рассказать нам свою версию дальнейшей судьбы молоди, попавшей в прорезь.

По его разумению когда-нибудь мог подойти буксир и вывезти прорезь на русло реки и работники вручную раскидали бы молодь подобно семенам пшеницы в поле. Мы ему не поверили. Слава богу, что наше негодование заметили и представители заказчика и мужичка на прорези для начала заставили перекинуть трубы непосредственно в реку, а затем и выпустить молодь осетра в реку.

Но сделано это было настолько коряво, что основная масса молоди скорее всего была подавлена и так и останется вечно молодой. Поэтому правы ли те, кто счел процедуру мечения бесполезной и не стал на неё заморачиваться. Жаль только женщин сотрудниц завода. Зря только бегали с ведрами. К слову сказать, к моменту операции выброса молоди из прорези выпуск из ванн молоди был практически завершен и поэтому на последней фотографии вы видите практически итог деятельности завода за год.

 Пока мы повышали уровень своей грамотности на Сергиевском ОРЗ, наши коллеги пытались сделать то же самое на Кизанском ОРЗ. Там также хватало “сюрпризов”, но основным стал звонок заместителя начальника Каспийского филиала А.А. Варламова, который на повышенных тонах требовал выгнать наших волонтеров с места выпуска, грозился прислать охрану и требовал уничтожить содержимое фотоаппаратов. Что за лев этот тигр, стало мне любопытно! Посмотрел в интернете и удивился.

Такой душка. Но душка оказался отравленным ядом чиновничества. Ему было практически плевать на то, что мы своевременно уведомили его руководство в городе Москва (там юридический адрес его организации). Он хотел чтобы чтобы не с уведомлением, а практически с поклоном и нижайшим прошением обратились непосредственно к нему. Потому что (если верить его словам) он тут руководит всеми заводами. Ну, стало, по крайней мере, понятно кому и отвечать впоследствии. Уведомления по телефону ему было не достаточно. И приехав на следующий день на Кизанский ОРЗ мы были остановлены проинструктированным директором, который для снятия с себя ответственности тут же отзвонился г-ну Варламову и тот повторно запретил нам находиться на выпуске молоди осетра ссылаясь на некую коммерческую тайну.

Что такое коммерческая тайна он, по всей видимости, не знает. Равно как и требований закона о СМИ и статьи 144 УК РФ. Через пять минут после нашего отъезда с места событий г-н Варламов перезвонил мне и предложил подъехать чтобы переговорить. По всей видимости, у чиновника средней руки сбилась планка и решив, что если в течение года может себе позволить поездки в первопрестольную на конференции, то и мы можем в течение суток по несколько раз арендовать автомобиль. Отнюдь, это не так.

Что ж. Придётся строить свою работу иначе?

Свое личное мнение и оценочное суждение журналиста ,основанное на имеющихся документах и материалах изложил . Петрович.

RS    Одновременно редакция  газеты « Россия. Час Пик» просит считать данную публикацию как открытое обращение к Астраханскому природоохранному прокурору  Дымову А.А. с просьбой провести надлежащую прокурорскую проверку по каждому из изложенных фактов и обстоятельств,  отраженных в данной публикации ,а редакция готова поделится своими собранными материалами ,так как независимое журналистское  расследование продолжается.

Главный редактор газеты «Россия Час Пик» С.Мылов.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru