Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Чёрная полоса: Байкал может пострадать от угледобычи

В бассейне великого озера планируется добывать уголь. Проектом, одобренным федеральным правительством, занимается холдинг EN+ Group совместно с китайскими энергетическими корпорациями.

Baikal Lake

Байкал зимой
Фото: Кристиан Ринчинов

Красночикойское угольное месторождение находится в Забайкальском крае, вдоль русла реки Чикой, впадающей в Селенгу – главный приток Байкала. Месторождение начинается прямо за селом Красный Чикой и тянется восточнее, вверх по реке Чикой. Также планируется разработка Шимбиликского угольного месторождения. Таким образом, вся зона планируемой разработки между Красным Чикоем и разрабатываемым сейчас Зашуланским угольным месторождением составит около 100 км. По информации «Забайкалнедр», срок отработки месторождения – от 28 до 58 лет.

Очевидно, что такая масштабная добыча угля в русле реки, впадающей в главный приток Байкала, кроме загрязнения самих этих рек, в той или иной степени приведёт и к загрязнению Байкала. Кроме того, в случае осуществления проекта, Красночикойский район превратится в очередную зону экологического бедствия. Есть информация и о том, что несколько расположенных вдоль Чикоя и вплотную к границам месторождения сёл планируется расселить и снести.

Таким образом, угледобытчики и те чиновники, которые лоббируют их интересы, готовы не только разрушить природу Красночикойского района, но и фактически отнять у местных жителей их земли, собственность и природные ресурсы. Поскольку добывать уголь планируется открытым способом, это означает, что угольная пыль будет разноситься вокруг на много километров, накрывая все окрестные сёла. О проекте разработки Красночикойского угольного месторождения я узнал от муниципальных депутатов Красночикойского района Забайкальского края, которые решили обратиться ко мне, как к представителю общественного природоохранного движения.

В прошлом году федеральное правительство включило российско-китайский проект освоения угольных месторождений Чикойской впадины в Программу развития угольной промышленности России до 2035 года.

Согласно Программе, добычей угля в Чикойской впадине готовятся заняться следующие компании: российско-китайская компания «Разрезуголь», которая через цепочку других организаций принадлежит на одну часть холдингу EN+, основным хозяином которой, согласно открытым данным, остаётся Олег Дерипаска, а на вторую часть – зарегистрированной на Кипре компании Northern Fenix Energy Company Limited, созданной китайскими энергетическими корпорациями; также в процессе участвуют компания «Востсибуголь», контролируемая EN+ и китайская угольная корпорация «Шеньхуа», являющаяся крупнейшим производителем угля в мире.

А в январе стало известно, что «Разрезуголь» стал резидентом территории опережающего развития «Забайкалье».

Таким образом, эта компания получила беспрецедентные права и привилегии: согласно законодательству, на территориях опережающего социально-экономического развития и в особых экономических зонах (ТОР и ОЭЗ) действуют упрощённые механизмы экологической экспертизы; кроме того, на ТОР местные жители могут фактически лишаться своих прав, собственности и земли, если это каким-либо образом мешает «реализации проектов» ТОР.

По моему мнению и мнению многих экспертов, сама идея ТОР и ОЭЗ изначально убыточна в долгосрочной перспективе, коррупциогенна и бессмысленна. Концентрированное вливание средств в определённые территории и осуществляемые на них краткосрочные проекты по эксплуатации или добыче и продаже природных ресурсов на экспорт не приводят ни к какому развитию – наоборот, это прямой путь к деградации и «чёрная дыра», в которой бесследно исчезают как частные инвестиции, так и наши с вами бюджетные деньги.

К примеру, другой проект в ТОР «Забайкалье» – «Амазар» лопнул как пузырь, и вместе с ним исчезли и вложенные инвестиции; в прошлом году даже государственное Минэкономразвития признало ОЭЗ «Байкальская Гавань» в Бурятии убыточным проектом, а в Забайкальском крае бывший руководитель лесничества был осуждён за попытку получения взятки за включение двух организаций в ТОР; деятельность нескольких ТОР на Кузбассе привела к созданию самой критической в стране зоны экологического и социального бедствия и социального напряжения. Есть и другие примеры.

Это показывает, что стратегия ТОР и ОЭЗ неэффективна, убыточна и приводит только к краткосрочному обогащению определённых участников таких проектов в ущерб долгосрочным интересам россиян и взамен на создание зон экологического и социального бедствия и обнищание окружающих ТОР и ОЭЗ территорий.

Selenga river

Река Селенга, главный приток Байкала
Фото: Кристиан Ринчинов

Сейчас Красночикойское угольное месторождение находится в нераспределённом фонде недр, что обусловлено его непригодностью к освоению по нескольким критериям. Основные из этих критериев заключаются в том, что в контуре месторождения находится 6 посёлков и буферные зоны 3 посёлков. Учитывая уже одно это, разработка Красночикойского угольного месторождения не может считаться обоснованной. По словам главы сельского поселения «Красночикойское» Ивана Никонова, в котельных района используется уголь с разрабатываемого сейчас Зашуланского месторождения, и большего району не нужно.

Следует отметить, что, хотя в проекте и предусмотрено строительство угольной электростанции в Красночикойском районе, глядя на состав участников проекта, становится очевидно, что он нацелен в первую очередь на добычу угля на экспорт, а строительство электростанции и обещания реконструкции пары дорог в районе являются лишь отвлекающим манёвром. Основой проекта является добыча угля на экспорт и получение прибыли несколькими участниками проекта взамен на невосполнимый экономический, экологический и моральный ущерб для местных жителей и региона.

В прошлом году региональному правительству пришлось затормозить проект расширения Зашуланского месторождения по причине несогласия местных жителей, многие из которых подверглись бы переселению и проживанию в неблагоприятных условиях.

Хотя региональное правительство, по словам муниципальных депутатов Красночикойского района, и заверило их в том, что в ближайшие годы на Чикое не будут добывать уголь, цепочка событий, произошедших за последнее время, говорит об обратном: это и упомянутое включение «Разрезугля» в ТОР «Забайкалье»; и включение проектов добычи угля на Чикое в государственный план развития угольной промышленности до 2035 г.; и неофициальная информация о запланированном на 2023 г. лицензировании Красночикойского месторождения.

Отдельная история разворачивается вокруг проекта дороги необщего пользования «Зашулан-Гыршелун», проходящей через территорию упомянутых месторождений. Проектирование дороги началось в то же время, что и упомянутые события по включению проектов «Разрезугля» в ТОР и госпланы.

Selenga river

Река Селенга
Фото: Кристиан Ринчинов

По приоритетному плану «Разрезугля», дорога проходит через несколько поселений, и местные жители естественно против, потому что это означает, что мимо их домов ежедневно будут ездить многотонные грузовики, а в воздухе будет летать угольная пыль. При этом сами они пользоваться дорогой не смогут, потому что «Разрезуголь» планирует строить её исключительно под свои нужды. Кроме того, по имеющемуся проекту, дорога нарушает водоохранные зоны притоков реки Хилок, впадающей в Селенгу и, соответственно, в Байкал.

Проектирование дороги уже проходит с нарушениями. Недавно Забайкальская межрайонная природоохранная прокуратура вынесла представление в адрес главы села Черемхово в связи с тем, что в обход главы села кто-то из сельской администрации при взаимодействии с организацией, нанятой «Разрезуглём» для проектирования дороги «Зашулан-Гыршелун», скрыл информацию о том, что на пути проектируемой дороги находится ООПТ местного значения «Ямаровка». Также имеется информация о других нарушениях при проектировании данной дороги, и в своё время она будет опубликована.

Сейчас муниципальные депутаты Красночикойского района и главы посёлков, затрагиваемых проектируемой дорогой, выступают за проведение референдума по этому вопросу. Один из лидеров местных жителей, Виктор Сергеевич Ковнер, глава сельского поселения Черемхово, мимо которого может пройти проектируемая дорога, по информации от муниципальных депутатов, уже несколько раз получал угрозы, а затем предложения о «взаимовыгодном сотрудничестве» со стороны проектировщиков дороги. Но красночикойцы уверенно продолжают выступать за проведение референдума по проекту дороги «Разрезугля», и мы с коллегами им поможем.

У проекта есть и неочевидные опасности. Одна из них – это то, что Забайкалье богато большими запасами урановых руд и других радиоактивных пород, поэтому добыча угля здесь может нести потенциальную угрозу роста количества онкологических заболеваний как в зоне добычи угля, так и в регионе конечного потребителя, где бы он ни находился.

Другая – это то, что произойдёт с отработанной территорией в случае осуществления проекта. Любое отработанное месторождение требует рекультивации, и очевидно, что на рекультивацию такой огромной территории потребуются гигантские средства, особенно учитывая возможные сложности с радиоактивными породами.

Судя по информации о работе некоторых других компаний, занимающихся добычей угля, когда встаёт вопрос о необходимости рекультивации отработанного месторождения, компании-угледобытчики спешно становятся банкротами, а на рекультивацию запрашиваются деньги из регионального или федерального бюджета, где таких огромных расходов просто не предусмотрено. Именно поэтому многие давно отработанные угольные месторождения не рекультивированы до сих пор.

Учитывая, что добычей угля на Чикое готовятся заниматься организации, созданные крупными холдингами и корпорациями через длинную цепочку других компаний, одна из которых специально для этого проекта зарегистрирована на Кипре, можно предположить, что данный проект предполагает похожую схему.

Таким образом, по моему оценочному суждению, фактически планируется продажа российских природных ресурсов на экспорт без обязательств восстановления отработанных территорий и без каких-либо компенсаций, создание зоны экологического бедствия в Забайкалье, отъём земель, собственности и природных ресурсов у местных жителей и потенциальное причинение экологического ущерба Байкалу ради выгоды китайского угольного бизнеса, EN+ и других участников проекта.

Хотя «Разрезуголь» и включён в ТОР, сами проекты добычи угля пока не полностью сформированы и не проходили государственной экологической экспертизы, поэтому ещё предстоит провести обязательную оценку их воздействия на окружающую среду и соответствующие общественные слушания.

Местным жителям эти проекты не нужны, они настроены решительно против добычи угля на Чикое. Во-первых, потому что ради добычи угля у них отнимут землю, собственность и уничтожат родную природу, при этом на честные компенсации рассчитывать не приходится. Хотя думаю, что забайкальцы и так бы не продались. Во-вторых, потому что району более чем хватает угля, добываемого там сейчас. И в-третьих, потому что подобные проекты не предполагают создания большого количества рабочих мест для местных жителей: обычно на них нанимают несколько квалифицированных специалистов из крупных городов или из-за границы и большое количество неквалифицированной дешёвой рабочей силы из других регионов и стран бывшего СССР.

Таким образом, очевидно, что в случае реализации проекта местные жители и регион получат лишь зону экологического и социального бедствия, а федеральное правительство – ещё одну точку социального и политического напряжения, подобно Кузбассу, Хабаровску и Шиесу. Всё это – слишком большая цена за частный проект экспорта природных ресурсов за границу.

Таким образом, очевидно, что новые проекты добычи угля на Чикое нецелесообразны. Для покрытия энергетических потребностей района достаточно запасов угля Зашуланского месторождения без необходимости его расширения, а в случае нужды в большем количестве электроэнергии это осуществимо за счёт внедрения в регионе возобновляемых источников энергии.

c21b0a1ddb767536bb2900b3b9511aa0

Национальный парк Чикой
Фото: krasnyj-chikoj.ru

Также следует рассмотреть ситуацию и со стратегической точки зрения.

Во-первых, фактическая передача ещё одной приграничной территории под контроль компаниям, управляемым из сопредельной страны – это, по понятным причинам, большая ошибка. Во-вторых, хотя по официальной информации многие развитые страны задекларировали постепенный отказ от угля, по другой – неофициальной, некоторые государства, в первую очередь Китай, беспрерывно импортируют уголь в количествах, значительно превышающих их потребности. Таким образом, можно предположить, что речь идёт фактически о постепенном переносе угольных месторождений из одних стран в другие. Основываясь на этом, можно делать различные выводы об энергетических стратегиях, стратегиях развития и геополитических планах Китая и некоторых других стран.

Но вернёмся к потенциальному ущербу Байкалу и природе Забайкалья. Во-первых, замечу, что Красночикойский район входит в буферную зону Байкальской природной территории. Ясно, что в случае добычи угля на Чикое, в нём и, соответственно, в Селенге появится множество мелких частиц угля, которые в итоге в том или ином количестве попадут в Байкал. А большой приток органики в Байкал из прибрежных бытовых стоков и из рек после лесных пожаров является одной из основных причин распространения в Байкале водорослей-паразитов. Поэтому дополнительный приток органики усилит «зарастание» Байкала.

Во-вторых, в воду будут попадать такие химикаты, как диоксид кремния, соли тяжёлых металлов и другие опасные вещества, всегда присутствующие в стоках угольных разработок. А на качественную очистку технических вод и стоков, да и на очистку вообще рассчитывать не стоит. К примеру, очистные сооружения на Зашуланском угольном месторождении, разрабатываемом с 2016 года, строятся только сейчас, и, по информации от муниципальных депутатов, в течение всего времени разработки месторождения неочищенные сточные воды сливались прямо в Чикой.

В-третьих, воды Чикоя, через Селенгу попадающие в Байкал, и без того уже загрязнены сбросами золотодобывающих артелей, промышляющих на притоках Чикоя, и никаких исследований их влияния на акваторию не проводилось.

Также проектом добычи угля обеспокоена и дирекция Национального парка Чикой, который находится в непосредственной близости от планируемой к разработке территории. И.о. директора нацпарка Марина Ивановна Еремеева считает, что добыча угля на реке Чикой может оказать крайне негативное воздействие на национальный парк. Таким образом, очевидно, что проекты разработки Красночикойского и Шимбиликского угольных месторождений, а также расширение Зашуланского месторождения опасны для Байкала и природы Забайкалья.

Напомню, что озеро Байкал является объектом Всемирного природного наследия ЮНЕСКО и любая деятельность, несущая потенциальный вред Байкалу, является нарушением международных договорённостей. Поэтому EN+, Shenhua Group Corporation Limited и China Energy Investment Corporation следует обдумать возможные репутационные риски и взаимоотношения с их акционерами, которых мы с коллегами поставим в известность о том, что данные холдинги и корпорации готовятся реализовывать проект, потенциально наносящий ущерб объекту Всемирного природного наследия.

Учитывая все перечисленные факты и выводы, очевидно, что проекты по добыче угля на реке Чикой нецелесообразны и не обоснованы ничем, кроме коммерческой выгоды участвующих в них компаний; экономически неоправданы, не нужны местным жителям и опасны для них, разрушительны для природы Забайкалья, опасны для Байкала, могут привести к критической социальной обстановке в регионе и создают неоправданные репутационные риски для корпораций, реализующих проект, их акционеров и компаньонов.

Данная статья может считаться официальным обращением автора в EN+, Shenhua Group Corporation Limited и China Energy Investment Corporation, в федеральное правительство РФ и правительство Забайкальского края.

Кристиан Ринчинов

Источник bellona

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru