Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

«Комиссия по противодействию коррупции» встала на защиту рыбаков Камчатского края.

В общественную приемную МОО «Комиссии по противодействию коррупции» стали поступать обращения от руководителей рыбодобывающих предприятий, руководителей ассоциаций рыбодобывающий предприятий Камчатского края ,после того как СВТУ ФАР России распространило письмо № 07-02-09/179 от 15 01.2018 года ,которое было написано на основании решений Протокола №27 заседания межведомственной рабочей группы по подготовке предложений направленных на развитие рыбохозяйственного комплекса от 07.12.2017 года.

Редакция собрав практически все мнения рыбопромышленников Камчатского края и дополнительную информацию и информацию которая была изложена в обращении комиссии за № 7 от 18.01.2018 года к Депутату Государственной Думы Российской Федерации,члену комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Слыщенко К.Г. итеперь редакция уже сможет изложить свои личное мнение и оценочное суждение основанное на имеющихся материалах,а именно по разделу 1 протокола заседания межведомственной рабочей группы по подготовке предложений, направленных на развитие рыбохозяйственного комплекса (под председательством Чуйченко К.А. от 07.12.2017 номер 27)

В 2008 и последующие годы в Камчатском крае были проведены конкурсы на право заключения договоров о предоставлении рыбопромысловых участков для осуществления промышленного и прибрежного рыболовства.

По результатам проведения конкурсов все РПУ края были закреплены за организациями на срок 20 лет с даты заключения договора.

На ряде рек Камчатского края в результате оказался один пользователь РПУ. На всех остальных реках от двух до десяти и более пользователей РПУ. Все эти пользователи в той или иной степени используют РПУ в целях осуществления рыболовства.

Ряд пользователей имеют рыбоперерабатывающие заводы, как те, которые были заявлены при проведении конкурсов, так и построенные после предоставления РПУ в пользование.

По нашему мнению, отсутствуют какие-либо правовые основания для досрочного расторжения договоров пользования РПУ с пользователям, которые в течение ряда лет после проведения конкурсов осуществляют хотя бы даже минимальную рыбопромысловую деятельность на предоставленных им РПУ.

В данном случае, по нашему мнению, преждевременно и скоропалительно говорить о каком либо анализе деятельности организаций и последующих мерах административного или иного вида воздействия, связанного с расторжением действующих договоров пользования РПУ, по указанным ниже причинам:

Во-первых, после проведения конусов 2008 года прошло всего 10 лет (после проведения конкурсов в последующие годы ещё меньше), из которых были как «горбушевые» для Камчатки годы, так и «не горбушевые». В данном случае необходимо принимать во внимание экономическую целесообразность вообще ведения или не ведения

промысловой деятельности в различные годы на различных РПУ, в зависимости от их месторасположения и вида (морские или речные).

Во- вторых, учитывая «горбушевые» и «негорбушевые» годы, по факту у пользователей подавляющего количества РПУ вместо 10 лет было всего лишь 4 путины, которые ознаменовались значительными подходами самого массового объекта промысла — горбуши. Провальными с точки зрения рентабельности ведения промысла (для западной Камчатки в частности) были 2014 и 2017 годы. Таким образом, только 4 года из 10 лет пользования РПУ могут позволять говорить об объемах прибыли, которую теоретически возможно было направить на развитие береговой инфраструктуры или расширение производства, и то, лишь в том случае, если пользователь не был кредитован в банковских или иных организациях для участия в конкурсах. Так как многие пользователи для участия в конкурсах брали многомиллионные кредиты для расширения производства, а также для внесения платы в бюджет Камчатского края, что являлось одним из критериев оценки конкурсных заявок.

В-третьих, предложение оценить работу в последние годы организаций по таким показателям как «среднесписочный состав работников» и «объемы уплаченных налогов» мягко говоря вызывают сомнения и не выдерживают никакой критики по одной простой причине: разное количество РПУ, закреплённых за конкретным пользователем, и их различные характеристики. У одних организаций это 1-2 участка, у других 10 и более. От данного показатели напрямую зависит количество возможного вылова и соответственно возможный объём береговой переработки завода, количество работников, количество выпускаемой продукции и объём уплаченных налогов.

Также следует иметь в виду, что часть РПУ расположены на сверхпродуктивных реках (например река Озерная западного побережья Камчатки), другие же РПУ расположены на реках, имеющих небольшой запас воспроизводства, и, следовательно, не отличающихся высокими показателями вылова (например реки Явинская, Голыгина).

Все вышесказанное относилось к преждевременности оценки деятельности организаций.

Далее предлагаем обратить внимание на ряд аспектов, которые, опять же по нашему мнению, могут негативно сказаться на рыбохозяйственном комплексе Камчатского края и политическом климате региона в случае объединения РПУ на реках по принципу «одна река — один рыбопромысловый участок (хозяин)».

Во-первых, будут нарушены основные принципы законодательства РФ о конкуренции. Так как укрупнение (объединение) РПУ, в настоящее время закреплённых за разными пользователями, и их предоставление одному хозяину, неизбежно повлечёт за собой банкротство и ликвидацию тех организаций, у которых РПУ будут изъяты, как следствие потеря рабочих мест, уменьшение количества организаций, относящихся к малым и средним, разорение имеющихся небольших рыбоперерабатывающих заводов, появление лиц из местного населения, которые потеряют работу и вынуждены будут заняться браконьерским промыслом.

Во-вторых, не стоит забывать о том, что крупные организации уже давно предпочитают использовать в процессе переработки уловов механический труд вместо того, чтобы ежегодно нанимать сотни людей-обработчиков. То есть, закупаются механизированные рыбообрабатывающие линии с колоссальными возможностями суточной обработки уловов, а человеческий труд постепенно сходит на минимальный уровень — подача рыбы-сырца на транспортерную ленту. В данном случае, если посмотреть выше, работа большего количества небольших предприятий обеспечивает трудоустройство значительно большего количества людей, чем работа одной организации-хозяина.

В-третьих, не приходится говорить о повышении эффективности использования запасов водных биоресурсов, так как определенные реки обладают определенным запасом/ресурсом воспроизводства. То есть количество рыбы, которое возможно изъять без ущерба для воспроизводства в конкретной реке, ни в коем случае не зависит от количества пользователей РПУ. Что один, что десять пользователей смогут выловить на определённой реке определённое количество рыбы, ни больше ни меньше. В данном случае возникает вопрос — прибыль получит определенная группа учредителей «хозяев реки» или же различные организации, не аффилированные между собой и создающие здоровую конкуренцию на рынке продукции, полученной из водных биоресурсов.

В-четвёртых, считаем, что «укрупнение» пользователей может негативно сказаться на охране водных объектов и воспроизводящихся в них водных биоресурсов от браконьерского промысла. Протяжённость основных рек Камчатского края достигает сотен километров, на берегах многих рек расположены города, посёлки, иные населённые пункты. В настоящее время на всех крупных реках полуострова пользователи РПУ объединены в ассоциации или просто совместными силами финансируют осуществление дополнительных рыбоохранных мероприятий. По имеющимся достоверным данным, объём ежегодных расходов на данном направлении составляет не менее 100 млн рублей (на весь Камчатский край). В случае сокращения количества пользователей на конкретной крупной реке расходы на рыбоохрану в полном объёме придётся нести одному «хозяину». Очень хочется надеяться что данный «хозяин» окажется добросовестным пользователем.

И вот какие получаются выводы:

1.Там где протяжённость реки небольшая и в настоящее время уже сформирован один или два РПУ и имеется всего один пользователь, есть перспектива расширения границ РПУ на всю протяжённость реки, за исключением границ РПУ для КМНС и организации любительского и спортивного рыболовства. Но только в тех регионах, где общественность будет готова воспринять это нововведение не как очередную попытку захвата крупным бизнесом государственного ресурса, а как благо для сохранения запасов водных биоресурсов, что при существующих обстоятельствах довольно сомнительно и может быть использовано антиправительственными организациями как основа для распространения среди населения агитматериалов об очередном переделе государственной собственности.

2.Изъятие у ряда пользователей РПУ путём досрочного расторжения имеющихся договоров не только не целесообразно и не подкреплено законодательно, но и повлечёт за собой вполне предсказуемые негативные последствия как в области сокращения количества рабочих мест, сокращения доли малого и среднего предпринимательства, протестные выступления лиц, с которыми будут расторгнуты действующие договоры на РПУ и последующие судебные разбирательства, нарушение принципов антимонопольного законодательства РФ.

Также рыбопромышленники Камчатского края считают ,что в случае принятия указанных в протоколе решений общественность будет готова воспринять это нововведение как очередную попытку захвата крупным бизнесом государственного ресурса, а изъятие у ряда пользователей РПУ путём досрочного расторжения имеющихся договоров не только не целесообразно и не подкреплено законодательно, но и повлечёт за собой вполне предсказуемые негативные последствия как в области сокращения количества рабочих мест, сокращения доли малого и среднего предпринимательства, протестные выступления лиц, с которыми будут расторгнуты действующие договоры на РПУ и последующие судебные

разбирательства, нарушение принципов антимонопольного законодательства РФ, а отдельные руководители крупных рыбодобывающих предприятий вообще рассматривают это «Как полный беспредел и ,что коррупция начинает рулит в полный рост»

Поддержала позицию комиссии и Министерство рыбного хозяйства Камчатского края ,которая даже была отражена в письме за № 28.01-29/56 от 17.01.2018 года ,где указывается на неизбежные негативные социально-экономические последствие для жителей Камчатского края в случае объединения РПУ по принципу «одна река один хозяин».

Свое личное мнение и оценочное суждение журналиста изложил. С.Мылов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru