Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

На Камчатке начался нерест… лосей. По подсчетам господина Гордиенко

Комитет по природным ресурсам решил вернуться к этому непростому вопросу после проведения зимнего учета лосей.

289Нет, не удивляйтесь, здесь нет ошибки и речь, действительно, пойдет не о лососях, а о лосях, которые некогда акклиматизировали в центральной части Камчатки, и они так прижились и освоились, что даже не только взрослые самцы, но и неполовозрелые сеголетки мужского пола начали давать на Камчатке потомство.
О причинах массовой урожайности лососей мы уже наслышаны. Это естественная фертилизация камчатских водоемов в результате извержения вулканов и гибели лососей-родителей после нереста — то есть природа самостоятельно, без участия человека, удобряет камчатские реки, создавая кормовую базу для всяких там рачков и плавунцов, которыми и питается, в свою очередь, молодь лососей.
Но вот в причинах «нереста» камчатских лосей, как выясняется, виновата не природа — она не сподобилась еще на то, чтобы самец, хотя он и лось, самостоятельно производил на свет потомство.
Но, тем не менее, факт остается фактом: при 30 с небольшим процентным соотношением самок к общему стаду лосей на Камчатке приплод в 2013 году составил более 80 процентов. И стадо с десяти тысяч голов выросло сразу до восемнадцати тысяч восемьсот тридцати.
От этой информации в буквальном смысле этого слова «офонарели» все, кто хоть что-то понимает в процессе естественного воспроизводства лосей.
Первыми (по словам руководителя Агентства Лесного хозяйства и охраны животного мира Камчатского края В.А. Бондаренко) «от изумления» опомнились в самом Агентстве (надо же было прятать следы! — С.В.) и поступили по-житейски мудро: они просто откорректировали этот небывалый прирост поголовья лосей и теперь, по мановению пера, лосей на Камчатке сразу стало числиться в два раза меньше — 9 тысяч.
Потому что, как позже выяснили в Комитете по природопользованию, аграрной политике и экологической безопасности Законодательного Собрания Камчатского края и этот природный «феномен» со «вспышкой» поголовья камчатского лося, как и его «корректировка», оказался вовсе даже не природным, а рукотворным.
На самом деле камчатского лося в некоторых районах (например, Пенжинском, откуда родом весь остальной завозной камчатский лось) местные жители уже давно не видели — они утверждают, что его давно и полностью съели. Но лося не видели и там, где по данным Агентства лоси гуляют тучными стадами (а не поодиночке, как у них принято), как когда-то бизоны в Северной Америке. И там их видят не просто штучно по характеру обитания, а штучно в смысле «общей численности» — с помощью авиаучета в декабре 2013 года было зафиксировано в районах обитания этих зверей всего около пятисот лосей.
На Комитете, аудиозаписью с которого я сейчас пользуюсь, чтобы передать дух этого мероприятия, руководитель Агентства Вячеслав Анатольевич Бондаренко, отставной полковник, согласно статуса о рангах, держал глухую оборону.
И у него неплохо это получалось — уверенно, хорошо поставленным командным голосом, с необходимыми по ходу действия репликами о сложностях современного бытия, а тем более учета дикого зверя и состояния профессионального уровня кадровых работников, Вячеслав Анатольевич умело показал, что в целом картина по запасам лосей нормальная — в пределах общей статистики за последние десять лет: особо не убавилось, но особо и не прибавилось. То есть, НА САМОМ ДЕЛЕ, состояние с этими запасами НЕ КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ. С какой стороны не посмотри. А шокирующие цифры с приростом поголовья на 80 процентов по итогам 2013 года — это объективные недостатки разных форм учета (и Вячеслав Анатольевич долго объяснял слушателям, как проводятся эти учеты и доводил до сведения этих благодарных слушателей данные учетов за разные годы: сколько, например, зверей можно обнаружить за 10 минут полета, какие коэффициенты и прочая, прочая, прочая).
Доклад, надо признать, был более чем содержательный.
Но суть проблемы оставалась открытой.
Вячеслав Анатольевич мало что сказал о главном — о том, что основной учет лосей ведут сегодня на Камчатке на своих промысловых участках их фактические хозяева, пользователи участков, для которых убийство лосей — это бизнес, приносящий изрядный доход..
DSC00337Роман Георгиевич Гранатов. Председатель Комитета, привел интересную статистику из охотничье-промысловой жизни, которая наиболее откровенно живописует состояние дел в этой, достаточно важной, народно-хозяйственной отрасли. В прошлом году охотники и промысловики получили на руки около 14 тысяч лицензий на различные объекты камчатской охоты — медведей, пушных зверей (соболей, лисиц). Из них на долю лосей выпало около пятисот лицензий.
И вот тут-то начинается самое интересное.
DSC00308Сергей Александрович Мылов («Общественная комиссия по борьбе с коррупцией») приводит данные из одного камчатского прайса на престижной выставке охотничьих трофеев и там указано, что зимний камчатский лось обойдется туристу-охотнику в 6 тысяч пятьсот долларов за штуку и еще он должен будет заплатить охотнику-проводнику две с половиной тысячи долларов за услуги.
А вот цифры, которые получены из Налоговой инспекции по данным на 118 — сто восемнадцать! — юридических лиц, которые занимаются охотничьим промыслом: в бюджеты всех уровней от этих фирм, которые имеют только с каждого камчатского лося по 9 тысяч долларов США, поступило в прошлом году пять миллионов 693 тысячи рублей.
То есть, если говорить по сути, то охотничий промысел превратился на Камчатке в полукриминальный бизнес (ведь сокрытие налогов — это уже преступление). Но это не наша тема. Пусть ею занимаются те, кому этим заниматься положено.
Мы вернемся к нашему «нересту».
Что бы не рассказывал руководитель Агентства Лесного хозяйства и охраны животного мира Камчатского края В.А. Бондаренко о том, как в Агентстве некоторые должностные лица «схватились за головы», просчитав результаты учета численности лосей за 2013 год , и «взяли ситуацию под контроль», а цифры «откорректировали», ситуация с камчатским лосем ровным счетом не изменилась. Агентство предлагает бить лосей, как и прежде, как били их все последние годы (по данным С.А. Мылова в феврале 2014 года в Козыревске охотники видели всего пять… следов лосей) — то есть их просто зверски уничтожали, зарабатывая при этом хорошие деньги.
В этом-то и суть проблемы — бизнес требует лосей. Отсюда и 19 тысяч, якобы, учтенных зверей — ведь процент добычи лося растет именно от общей численности и может быть еще увеличен, хотя он на Камчатке и так один из самых высоких в России (около семи процентов, в то время, как в Магаданской соседней области не более двух, в Ханты-Мансийском округе при численности 18 346 голов — 3,1 процента, в Карелии при примерно такой же численности — 3,3 процента, хотя научная рекомендация — 4-4,5 процента).
Счетовод Гордиенко

Счетовод Гордиенко

В ходе обсуждения проблемы камчатских лосей на Комитете Законодательного Собрания постоянно звучали одни и те же авторитетные в области охотничьего хозяйства имена — Турушевы, Гордиенко…, как главных идеологов такого «чуда» природы.

Но Агентство и в целом продолжает, как выясняется, стоять на позиции дальнейшего отстрела лосей — так как количество самцов превышает количество самок и очень много сеголеток (часть из которых по естественным причинам и так погибнет) нужно продолжать отстрел лосей. Может, и не в таком количестве, как прежде, но все равно нужно отстреливать.
DSC00360А ведь сегодня мы даже не знаем реально сколько лосей обитает на территории Камчатского края — 19 тысяч, 9 тысяч, а может быть уже и четырех сотен скоро не обнаружить, ведь браконьеры тоже, как и промысловики, не сидят без дела, используют для этих целей даже дельтапланы.
Поэтому прозвучало и другое предложение — запретить охоту на камчатского лося на несколько лет. Дать восстановиться его запасам. Провести учетные работы в строгом соответствии с существующими методиками и под общественным контролем.
Мне запомнились слова Сергея Александровича Мылова, которыми он охарактеризовал действующую систему заинтересованности чиновников Агентства в выдаче лицензий на отстрел лосей: вы хуже волков — те хотя бы насытятся, а вы НИКОГДА!

Рыба Камчатского края

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Один комментарий

  1. Николай:

    Про учет ничего не могу сказать, а вот про стоимость трофея скажу.
    Поинтересуйтесь сколько стоит час полётного времени вертолёта и сразу всё встанет на свои места. На вскидку — это около 3500-4000$ за час полета. Вот и считайте, если даже брать час на доставку туда и обратно, то доставить к месту охоты — 4 тыс., забрать через какое-то время с места охоты 4 тыс.

    «Но это не наша тема. Пусть ею занимаются те, кому этим заниматься положено.» — верно подмечено, потому, что в налоговой умеют считать деньги. Если — это не Ваша тема то и не стоит об этом публично рассуждать.

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru