Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Петрович о Дрифтере и многом другом, что с ним связано на Камчатке

В данном материале я изложу свое мнение и оценочное суждение ,основанное на тех материалах, которыми я располагал.

Ну, первое надоело слушать ахинею. Уж который год, не смотря на возражения ученых, политиков, с настырностью носорога в период гона некоторые граждане хают дрифтерный промысел. Причем, делают это наукообразно. Прикрываясь ссылками на научные труды, якобы подтверждающие их правоту. В отличие от «противников» знающих тему как персонаж известного анекдота, которому Моцарта Изя насвистел, я это вид промысла знаю со всех ракурсов. Постараюсь выразить свои мысли предельно корректно.

В выпущенном WWF труде «Коммерческий дрифтерный промысел тихоокеанских лососей и его влияние на экосистему моря» сказано буквально следующее: «Результаты исследований показывают, что японский и российский дрифтерные промыслы причиняют существенный вред популяциям морских птиц и млекопитающих (Артюхин и др., 2004; Артюхин и др., 2010).  Особенно значительно это воздействие на фауну Берингова моря. В сочетании с другими неблагоприятными факторами (изменение климата, ухудшение кормовой базы) гибель птиц и млекопитающих в дрифтерных сетях может привести к значительному снижению численности многих видов животных, что существенно повлияет на структуру морских экосистем и стабильность природных процессов».

Чтобы хоть как-то объяснить, откуда «всплыли» столь востребованные материалы там же разъясняют: «К сожалению, эти работы, опубликованные в специальных и в целом малодоступных изданиях, не привлекли к себе такого внимания Министерства природных ресурсов Российской Федерации, Государственного комитета по рыболовству РФ и Пограничной службы ФСБ, какого они заслуживали. По этой же причине они остались практически неизвестными и специалистам по рыбному хозяйству, и природоохранным организациям других стран северной части Тихого океана, прежде всего Японии, США и Канады».

Вот как бывает! Лежат себе материалы в малодоступных спецхранилищах и никому не доступны! Спасибо WWF, открывшему миру эти сведения. Не один эколог, наверное, положил жизнь, чтобы добраться до этих материалов. Пока спецслужбы РФ не наложили мохнатую лапу на эти секретные сведения, продублирую их содержимое.

Цитирую!

В настоящее время достоверно определить влияние дрифтерного промысла лосося на состояние морских птиц для российской экономической зоны практически невозможно вследствие недостатка исходных данных, необходимых для детального рассмотрения этого вопроса (Артюхин и др.,1999). Учитывая, что промысел лосося дрифтерными сетями в российских водах начался после того, как в других регионах он существенно сократился (то есть уменьшился пресс на морских птиц), его негативное влияние на популяцию тонкоклювого буревестника, состояние которых, общей численностью в 23 млн. особей, в настоящее время оценивается как стабильное (Everett, Pitman, 1993), может проявиться только при совместном действии с другими, более разрушительными, факторами – такими, например, как массовый сбор птенцов в гнездовых колониях, размеры которого в несколько раз превышают смертность буревестников в дрифтерных сетях (Skira et al., 1985 и Skira, 1987 – цит. по:Everett, Pitman, 1993).

Слава богу, за массовым сбором птенцов в гнездовых колониях в Камчатском крае вроде бы никто замечен не был! Выдохнули! Далее по тексту: «Говоря о влиянии дрифтерного промысла на состояние популяций морских птиц, необходимо особо рассмотреть гибель в сетях редких видов, занесенных в Красную книгу России. За весь период наблюдений были отмечены только единичные случаи попадания в сети белоклювых гагар (Gavia adamsii), красноногих говорушек (Rissabrevirostris), короткоклювого (Brachyramphus brevirostris) и длинноклювого (B. marmoratus) пыжиков. Очевидно, что находки этих видов в сетях носят случайный характер и реально не угрожают состоянию их популяций».

Для тех, кто не понял, повторяют, и мы, соответственно, повторим: «В настоящее время достоверно определить влияние дрифтерного промысла лосося на состояние морских птиц для российской экономической зоны практически невозможно вследствие недостатка исходных данных, необходимых для детального рассмотрения этого вопроса (Артюхин и др., 1999). Можно только строить предположения на основе сравнения суммарной гибели птиц и их численности в регионе, что, тем не менее, резонно для видов, наиболее часто погибающих в сетях.

Во время поиска корма многие морские птицы сталкиваются с прямой или опосредованной конкуренцией с промышленным рыболовством. Этот конфликт неразрывно связан с проблемой попадания птиц в различные типы рыболовных снастей, используемых при тех или иных видах промысла. Большинство свидетельств интенсивного прилова птиц относится к жаберным сетям, особенно в период зимнего лова трески, пинагора, камбалы, путассу и сельди сетями на мелководье, а также семги береговыми кошельковыми неводами и дрифтерными сетями. Известно, что в мережи и верши попадает много бакланов Phalacrocorax carbo, тогда как в ярусы для лова лососей попадает много глупышей Fulmarus glacialis, олушей Morus bassanus, моевок, тонкоклювых кайр и тупиков (Т. Анкер-Нильссен, 2003).

Влияние на млекопитающих при проведении ярусного лова уж если не больше, то, по крайней мере, сопоставимо с таковым на дрифтерном промысле. Количество травмированных и убитых косаток в процессе «отпугивания» не поддается учёту. А то, что такие способы защиты улова применяются рыбаками ни для кого не секрет. Об этом упоминается даже в научных публикациях. Также суммарное количество задохнувшихся при попадании в трал дельфинов и сивучей (http://svprim.ru/pdf/09_CB_2007_11.pdf) только при промысле сельди на порядок (а то и больше) выше, чем при дрифтерном промысле. Вот что об этом рассказывал в 1996 году начальник Камчатрыбвода кандидат биологических наук В. Н. Бурканов (http://www.npacific.ru/np/magazin/1-96_r/articl70-76.htm):

«В конце 80-х годов численность сивучей резко уменьшилась и в нашей зоне, и у американцев. Причем, как мы, так и они могли предположить самое естественное: в силу климатических или экологических изменений животные могли мигрировать, менять места обитания. Но когда мы обменялись со специалистами США собранной информацией, стало ясно: по всей северной части Тихого океана численность сивучей катастрофически сократилась. Причины же этого были совершенно непонятны. Правда, и сегодня мы не можем однозначно ответить на этот вопрос.

В 1989 году впервые были проведены совместный авиаучет сивучей в Северной Америке и Камчатско-Курильском районе и комплексная оценка состояния популяций сивучей по всему тихоокеанскому северу. Затем были проанализированы все факторы, которые могли повлиять на численность этих животных. Таким образом, появилось несколько гипотез, которые бы могли объяснить сокращение численного состава сивучей. Полного подтверждения пока не находит ни одна из них. Ведь в данном случае влияние могут оказывать и изменения экосистемы, и потепление или похолодание климата, и еще целый комплекс явлений. Скажем, сейчас в мире серьезнейшей проблемой стало загрязнение морских вод. На Балтике, к примеру, из-за сбросов химических отходов самки тюленей теряют способность производить потомство. Наш регион в этом смысле благополучный, но зато в последнее время все чаще приходится наблюдать загрязнение вод орудиями рыболовства и упаковочными материалами. На лежбищах сивучей и котиков можно встретить животных, опутанных панцирем обрывков тралов. А многие, застряв в утерянных рыбаками сетях, просто погибают.

У меня есть своя гипотеза о причинах сокращения численности сивучей. Я считаю, что сейчас мы наблюдаем демографический «провал» потомства животных прошлых десятилетий, когда огромное их количество гибло в рыболовных тралах. Ведь еще в 70-е годы в камчатских водах за один замет в трал нередко попадало до 20-30 сивучей — многие из них погибали. Сказывалось, что техническое оснащение судов было на низком уровне, с маломощными лебедками — и тралы при подъеме оставались открытыми, становясь у поверхности воды ловушками для сивучей. Сегодня при траловом промысле погибает не так уж много зверей. Во-первых, их численность сократилась в 5-8 раз — значит, и вероятность попадания в тралы уменьшилась. Во-вторых, суда стали технически совершеннее, на них используются складывающиеся при подъеме тралы — это также снижает процент гибели животных».

Обращу внимание лишь на то, что снижение численности сивучей произошло в период, когда никакого влияния японский дрифтерный промысел не оказывал, а российского ещё не было в зародыше. Но, скажете вы, это же старые данные. Вот чуть посвежее – статья «Краткие результаты исследований сивучей на юго-восточном лежбище о. Медного в 2005 году», опубликованная в сборнике материалов 6-й научной конференции в Петропавловске-Камчатском 29-30 ноября 2005 г. Всю её приводить не буду. Отмечу только две вещи. Акцентируется внимание на присутствие на лежбище животных с вросшими в кожу упаковочными лентами, применяемыми, кстати, на всех видах промысла, это первое. Второе, но по значимости более важное (на мой взгляд) это то, что в 2005 году уровень смертности щенков сивучей оказался одним из самых высоких за период наблюдений с 1991 года. Обратили внимание также на низкую выживаемость самцов. С чем это связано? Твердой уверенности у ученых пока нет. Версии есть. Одна из них, опубликована в том же сборнике и идет следом за статьёй о сивучах. Называется «Результаты наблюдений за китообразными в акватории о. Медного в 2005 году. Авторы те же. Начинается статья с обоснования возникновения интереса к китообразным, а вызван он тем «что в печати в последние годы появилось много публикаций, описывающих случаи нападения косаток на морских млекопитающих. В частности, отдельные авторы (Прим. — преимущественно американские) рассматривают косаток как одну из причин сокращения численности сивучей и каланов». Мне стали интересны результаты наблюдений. Естественно, с позиции защиты дрифтера, как вида промысла. Так вот, «численность косаток за период с момента первого обнаружения их скоплений возле юга острова в 1999 г. остается практически неизменной, но вдвое выросла численность кашалотов. Существенно чаще стали встречаться в прилегающей акватории горбатые киты, и значительно выросла их численность. Численность и частота появления малых полосатиков и финвалов существенных изменений не претерпели.

В том же сборнике, работа, посвященная наблюдениям за сивучами на о. Матыкиль. 53.3% животных имели травмы на голове и шее, связанные с предметами антропогенного происхождения (обрывки сетей, упаковочные ленты. Но тут внимание, уровень травматизма сивучей от обрывков сетей составил 1,77%.

В статье «Современная численность калана на северных курильских островах и южной Камчатке» (материалы 4 научной конференции Петропавловск-Камчатский, 18-19 ноября 2003 г.), автор С.И. Корнев резюмирует: «Таким образом, в настоящее время камчатско-курильская популяция продолжает расти и ее можно считать восстановленной. В ближайшие годы, при сохранении высокой численности животных на северных Курильских островах, целесообразно ставить вопрос о выводе калана из Красной книги России».

В.Н. Бурканов в своей статье очень удивлялся пассивному поведению японских коллег по защите сивучей, и, даже поражался тому факту, что в послевоенные годы японцы уничтожали сивучей как вредителей. Ему, наверное, неизвестен тот факт, что наши ученые в 60-е годы тоже предлагали истребить сивучей (Э.А. Тихомиров Известия ТИНРО 1964 г.).

1

Всё это напоминает мне борьбу с воробьями в Китае (1958-1959), за исключением того, что китайцы и японцы были в полной уверенности, что творят благо. И никто им за это не платил из природоохранных фондов других стран.

 

Обидно за то, что небогатые люди выполняют, по сути, заказ другого государства для того чтобы прокормить своих детей, обидно за тех, кто на слово верит красивым лозунгам типа «Сохранить», обидно за чиновников из всяких палат, не располагающих то ли временем, то ли опытом, то ли (чего хуже) мозгами и бездумно доверившись «сохранникам» убивают одно из направлений деятельности, которых на Камчатке (да и на Сахалине) итак не много. Сдается мне, что экипажи этих судов-дрифтероловов, оставшись без работы, встретятся мне на реках. И лосося они там будут отнюдь не охранять.

Почему я так нападаю на чиновников, направляющих запросы в советы федерации и людей, получающих гранты и развивающих так называемую «природоохранную деятельность»? Потому что одни тупо верят вторым, которые прекрасно знают, что на деньги, полученные по грантам, опубликованы все вышеперечисленные статьи, в которых, по сути, опровергается главный тезис о стенах смерти. Любая птицефабрика – геноцид по сравнению с воздействием, оказываемым дрифтерным промыслом.

В любом случае, ни у одного автора, серьезно занимающегося вопросами динамики численности того или иного объекта исследований, я не встречал упоминания о критическом воздействии дрифтерного промысла.

А теперь главное. Кому выгодно?

В своем труде по обоснованию вреда дрифтера авторы для снижения негативного влияния японского дрифтерного промысла на мигрирующих морских млекопитающих ученые предлагали перенести дату начала дрифтерного лова в 1-м беринговоморском районе на более поздние сроки – с 20 мая на 10 июня. С этим, полагаю, мы разобрались. Млекопитающие у нас живы и здоровы и их даже становится больше.

Аналогичное предложение выдвигалось и с целью сохранения ресурсов нерки р. Камчатки, благодаря чему промысловая нагрузка частично перешла бы на стадо р. Озерной, находящееся в более благополучном состоянии. Тут тоже вроде всё ясно. Владелец фирм Усть-Камчатского района, по совместительству сенатор, печется о благополучии своего бизнеса и опосредованно о жителях района. Этой с одной стороны. А с другой стороны как-то душком попахивает. У меня все будет в шоколаде, а в Усть-Большерецком районе хоть трава не расти. Так!? Не совсем. Депутат законодательного собрания от Усть-Большерецкого района открыл жителям глаза на саму главную проблему «Дрифтер – самая большая беда со времен моей работы здесь! Это самый коррумпированный, самый воровской вид промысла».

Так и подмывает спросить, откуда он знает то! Потом открыл людям глаза на то, что победить это зло может только ныне здравствующий губернатор. Вспомнив, зачем приехал, поговорил по теме собрания и снова вернулся к вопросу о дрифтере, уточнив, что только с нашим губернатором мы сможем победить дрифтер и, таким образом, в районе рыбы будет в пять раз больше.

«Многие российские официальные лица в оценках дрифтерного промысла опираются исключительно на оценки «независимых экспертов», полностью игнорируя официальные данные Росрыболовства и рыбохозяйственной науки», — сказал на общественных слушаниях С. Синяков (один из бывших директоров КамчатНИРО)..

В качестве примера таких «независимых» оценок он привел цитату из письма камчатских депутатов председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко от 23 апреля 2013-го: «Запрет дрифтерного промысла позволит вдвое увеличить объемы подхода тихоокеанских лососей к берегам дальневосточных субъектов Российской Федерации».

«Подходы лососей к дальневосточным берегам (вылов плюс пропуск на нерест) составляет не менее 500 тысяч тонн, — прокомментировал С. Синяков. — Как можно, запретив вылов 20 тысячи тонн на дрифтерном промысле, увеличить подход к берегу на 500 тысяч тонн?!».

Как-то так! Как говорится кому война, а кому и мать родная. Тема дрифтера стала разменной монетой, как в политической возне, так и просто в обогащении при спекуляции на заданную тему.

В своем опусе «Дрифтерный спектакль», автор, завершая свой труд, кокетливо предложил отвесить «публичную пощечину» г-ну Литвиненко. На мой взгляд, за многолетнюю дезинформацию населения и властных структур, проведенную за деньги основного конкурента в лососевых битвах» на японском рынке, заслужил увесистую звездюлину (а то и не одну).

Вообще, настораживает манера подачи информации некоторыми представителями защиты прав тех, кто об этом не очень-то и просит. Как-то всё по-европейски что ли, гламурненько, с придыхом и «ароматом» шоу-бизнеса. Мужику за 60, а прям так и видится, как он, приподняв ножку, тянется с намерением залепить пощечину обидчику. Буеее… Исключение!? Не знаю. Прочитал на интернет-ресурсе обиженного, ссылку «Дрифтерный лов — «стена смерти» или способ поставки вкусной рыбы?», где между собой дискутируют зампред правительства Сергей Карепкин, вице-президент ассоциации рыбопромышленников Сергей Сиянов и руководитель «Экологической вахты Сахалина» Дмитрий Лисицын и слегка напрягся. В комментарии к этой публикации (http://mirnov.ru/arhiv/mn904/mn/25-1.php) опять фигурирует пощечина, полученная вахтовиком Сахалина — «Буквально полтора месяца назад эта компания заключила соглашение с British Petrolium, которая и устроила катастрофу в Мексиканском заливе. Для российских экологов это как пощечина — брать в долю компанию, которая так испортила собственную репутацию…». Тенденция, однако.

Не буду вдаваться в рассуждения о том, насколько эти господа независимы. Один из них так уж точно финансируется из-за рубежа и даже перестал это отрицать. Про второго ничего не скажу. Не искал ничего, ибо не было нужды.

Есть хорошая фраза — один дурак может задать столько вопросов, что и десять академиков не ответят. В нашем случае, может не хватить всей Академии наук. Тем не менее, российская наука проводит-таки свои исследования, но не с целью ответить на вопросы дураков, а для удовлетворения собственного любопытства. И уж коли так совпало, что ответы и вопросы нашли друг друга, то позволю себе процитировать кое-что из трудов на заданную тему.

«Мониторинговые наблюдения в 2001 и 2002 г. к существующим рядам данных добавили солидный объем новой информации. А в целом они подтвердили и уточнили основные из сделанных ранее выводов о характере развития океанологических и биологических процессов в дальневосточных морях.

Остановимся на некоторых из них:

  1. Несмотря на рост антропогенных нагрузок на морские экосистемы, их межгодовая и многолетняя динамика по-прежнему находится под приоритетным влиянием климато-океанологических процессов.
  2. Современное снижение рыбопродуктивности и соответственно падение вылова гидробионтов в дальневосточных российских водах (исторический максимальный улов 5 млн. т в 1988 г., 2,62 млн. т – в 2000 г. и 2,43 млн. т – в 2001 г.) вызвали интенсификацию экологических исследований вообще и повышенное внимание к следствиям антропогенных воздействий на морскую среду в целом, а также на состояние биоты и отдельных ее компонентов.

Применительно к биоресурсам из многих антропогенных факторов наиболее значительными по негативным следствиям являются чрезмерный промысловый пресс и загрязнение моря. Как известно, в настоящее время при обязательном квотировании уловов на базе научно обосновываемых ОДУ перепромысел бывает связан только с браконьерством. Нынешний уровень браконьерства (в основном доморощенного российского) является максимальным за всю историю рыболовства в дальневосточных морях. В первую очередь это относится к так называемым валютоемким объектам – крабам, трепангам, морским ежам и минтаю.

2Как видите, лососей здесь нет. По разным причинам. Одна из них это то, что в отдельный годы, например, браконьерский вылов камчатского краба на западнокамчатском шельфе, в разы превышает годовой разрешенный объем добычи на дрифтерном промысле. И мне даже страшно представить степень эмоциональных потрясений любого эколога, окажись он на траловом промысле сельди или минтая.

Уже в который раз повторю свои мысли, а также тех, кто пытается донести их до «особо настырных» — дрифтерный лов, как промысел, имеет право на существование и ничуть не хуже других видов промысла. Влияние, оказываемые им, несомненно, есть, но катастрофическим не является. Куда большей опасностью, по мнению тех же американских спонсоров различных проектов, является проблема загрязнения океана, от которого гибнут и птицы и морские млекопитающие. Не зря же они так и называют наш регион «Великий тихоокеанский мусорный путь»!

Проблема ныне такова, как рыбку съесть и, по возможности, не сильно покорябаться об экологические проблемы. Об этом нужно крепко задуматься власть придержащим. Особенно хотелось бы, чтобы эти «придержащие» не имели никакой заинтересованности при принятии решений. Ни персонально, ни через зятьев и т.д. и т.п. Хочется пожелать властным структурам иногда читать те ссылки, которыми «подтверждают» свои экспертные оценки «независимые» эксперты. А экспертам одно пожелание – хватит врать! А то, право, уже надоело вас ловить на лжи. Примером может служить комментарий Вахрина к своему же, с позволения сказать, «эксклюзиву» «Когда профессионалы начинают говорить неправду…» (http://www.fishkamchatka.ru/?cont=long&id=52123&year=2014&today=30&month=12#k1).

Сказано буквально следующее: «»В 2004 году к этой теме возвратилась Елена Владимировна Ведищева, будущий кандидат биологических наук, защитившая диссертацию под названием «Особенности биологии и возможности промыслового использования лососей рода Oncorhynchus Северных Курильских островов».

Ее выводы: «…до Второй Мировой войны на северных Курильских островах существовал крупномасштабный промысел тихоокеанских лососей, который вела Япония. Японцы выставляли до 100 неводов вдоль тихоокеанского и охотоморского побережий северных Курильских островов и добывали до 130 тыс.т. лососей».

Вот только не вывод это был, а введение к работе, никого ни к чему не обязывающее. А в выводах, посмотрите сами (http://www.dissercat.com/content/osobennosti-biologii-i-vozmozhnosti-promyslovogo-ispolzovaniya-lososei-roda-oncorhynchus-sev), ничего подобного нет!

В этой связи, позвольте, Сергей Иванович, процитировать Вас же: «Критерии оценки профессионализма лежат, наверное, все-таки в другой плоскости, если судить только об образовании и опыте работы. Мы должны прежде всего, на мой взгляд, судить о гражданской ответственности той или иной личности, вот тогда все и встанет на свое место».

(http://www.fishkamchatka.ru/?cont=long&id=17846&year=2009&today=15&month=07)

«Задача в консолидации нашего камчатского общества, которое не должно позволить рубить тот сук (отрасль), на котором мы все (вся Камчатка) сидим.

Вот в этом и заключается и моя собственная задача, как журналиста, как старожила Камчатки, как гражданина своей страны. И такая задача должна стоять перед каждым, в том числе и перед рыбаком, и рыбацким сообществом, которое, если рыбаки будут жить по этим принципам, обязательно образуется.»

 

Ну и напоследок. Уж коли вы себе расставили акценты и приоритеты, назначили задачи, вдруг (чем черт не шутит?) вняли моим доводам о степени воздействия на ВБР дрифтерных сетей, может хватит «рубить тот сук»? Как Вы уже однажды заметили «руководить отрасль идут по одной причине — порулить (покомандовать, поконтролировать, поразрешать, позапрещать…), чтобы на этом хорошо заработать» (http://www.fishkamchatka.ru/?cont=long&id=17846&year=2009&today=15&month=07). Т.е. рассчитывать особо не на кого. А тут ещё Вы со своими фантазиями! Поэтому не стоит ли остыть и прекратить пугать население страшилками о «его препохабии».

Хотя, чего это я размечтался!? После того, как Вы уже сделали подобного рода вывод «Да и где вы видели у нас на Камчатке рыбацкое сообщество? Ау!!! Никто не откликается… Одни только многочисленные названия ассоциаций и союзов, толку от которых ни на грамм», только Вы у нас Д’Артаньян. Остальные лишь грязь у Вас под ногтями.

 

Петрович.

 

Администрация сайта «Час пик 41»: Мы разместили указанный материал как одно из мнений по указанной теме и мы понимаем, что решение по дрифтерному лову принято. Оно, по всей видимости, больше политическое и ни коим образом не связано с результатами научных исследований, которые не дают однозначного ответа на поставленный вопрос.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru