Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Подан иск в Савеловский суд о возмещении вреда причиненного ЦИК РФ нарушением избирательных прав, по Решению КС РФ. (Выборы в ГД РФ 2016)

КС РФ признал нормы, позволяющие Центральной избирательной комиссии (ЦИК) РФ за нарушения в отдельных округах, снимать с выборов весь партийный список, нарушающими Конституцию.

Впервые КС РФ предлагает заменить восстановление нарушенного избирательного права материальной компенсацией, в истории ни одного случая чтобы снятие одного из 169 кандидатов было оценено в денежном выражении. Конструкция странная, повсеместно нарушено право избирателя на свободный выбор, а возмещение предлагается одному выигравшему суд незаконно снятому? Трунов назвал свою победу «виртуальной», ведь она не позволила исправить допущенное нарушение: решение Конституционного суда не дает оснований для отмены результатов выборов и проведение повторных честных и справедливых.Хотя, по идее, именно это следовало сделать – кандидаты, чьи права участвовать в выборах были нарушены, и избиратели должны получить возможность полноценного выбора, которого их лишили.

Возможно иное решение вопроса аналогичная жалоба от имени Трунова была подана еще и в ЕСПЧ.

ЦИК снял с сентябрьских выборов в Госдуму весь список партии (РППС), в котором оказалось 169 кандидатов, выдвинутых в 166 округах, при том, что закон разрешает выдвигать в округе не более одного кандидата. Трунов и Юревич, баллотировавшиеся в депутаты от списка РППС, посчитали, что ЦИК должен был исключить кандидатов в тех округах, где были выявлены нарушения, а не отказывать партии в заверении всего списка. Также заявители указали на нарушение их права на судебную защиту, поскольку Верховный суд РФ отказался рассматривать их жалобы как отдельных кандидатов.

В своем решении КС подчеркнул, что выборы являются высшим непосредственным выражением власти народа, и что средства реагирования на нарушения нужно соотносить с природой и масштабом нарушений. «Устранять нарушения нужно, но это вовсе не означает, что единственным выходом из ситуации может быть лишь полный отказ в заверении всего списка кандидатов.

 

 

В Савеловский районный суд города Москвы

 

Административный истец: Трунов Игорь Леонидович

125080 г. Москва, Волоколамское шоссе дом 15/22

 

Административный ответчик: РФ

В лице Министерства Финансов РФ,109097, Москва, ул. Ильинка, 9

 

Административное исковое заявление

о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти

 

Административный истец,И.Л.Трунов, решением съезда политической партии «Российская партия пенсионеров за справедливость» был выдвинуткандидатом в депутаты по одномандатному избирательному округу№ 122 на выборах в Государственную Думу седьмого созыва, назначенных на 18 сентября 2016 года. Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 19 июля 2016 года № 25/243-7 выдвинувшей его политической партии было отказано в заверении списка кандидатов по одномандатным избирательным округам на том основании, что согласно этому списку в трех одномандатных избирательных округах – в нарушение части 2 статьи 40 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» – были выдвинуты по два кандидата в каждом.

Административный истец полагая, что при его выдвижении ни политической партией «Российская партия пенсионеров за справедливость», ни ими самими не было допущено каких-либо нарушений Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», обратилсяв Верховный Суд Российской Федерации с самостоятельным административным исковым заявлением о признании незаконным постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 19 июля 2016 года № 25/243-7, в принятии которого определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 июля 2016 года ему было отказано со ссылкой на то, что это постановление адресовано политической партии в целом и не затрагивает прав отдельных кандидатов, включенных в представленный ею список кандидатов по одномандатным избирательным округам, а следовательно, оспаривать его в судебном порядке вправе исключительно сама политическая партия.

Данное определение оставлено без изменения определением Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 1 августа 2016 года.

В передаче надзорной жалобы на упомянутые судебные акты для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации также отказано (определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 августа 2016 года).

Не согласившись с доводами Центральной избирательной комиссии и суда, истец обратился в Конституционный суд РФ с жалобой дело о проверке конституционности части 2 статьи 40, частей 10 и 11 статьи 42 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ», пунктов 2 и 3 части 1 статьи 128 и части 10 статьи 239 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Конституционный суд рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке доводов жалобы и 13 апреля 2017 года вынес Постановление № 11-П, в котором в частности, признал часть 2 статьи 40 и часть 10 статьи 42 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 18, 19 (части 1 и 2), 32 (часть 2), 55 (часть 3) и 97 (часть 1)

При этом Конституционный суд указал, что данное Постановление Конституционного суда:

«не затрагивает результаты выборов в Государственную Думу седьмого созыва, состоявшихся 18 сентября 2016 года, и не может служить основанием для их пересмотра.

Но, при этом для заявителей по настоящему делу – граждан Трунова Игоря Леонидовича и Юревича Михаила Валериевича не исключается возможность использовать для защиты своих прав компенсаторные механизмы, предусмотренные действующим законодательством, в соответствии со статьей 53 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.»

Таким образом, административный истец полагает, что у него есть право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти.

В частности, к таким действиям следует отнести действия Центральной избирательной комиссии РФ, выразившиеся:

— в необоснованном отказе в заверении списка кандидатов по одномандатным избирательным округам, выдвинутых решением съезда политической партии «Российская партия пенсионеров за справедливость»;

— непредоставлении извещения относительно выявленных недостатков в отношении документов, предоставленных в ЦИК РФ для заверения списка кандидатов, выдвинутых политической партией «Российская партия пенсионеров за справедливость» по одномандатным избирательным округам;

К таким же действиям можно отнести и действия Верховного суда РФ, выразившиеся в отказе в принятии и рассмотрении заявления административного истца об оспаривании постановления Центральной избирательной комиссии РФ.

В силу ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Данная конституционная норма в сфере властно-административных правоотношений реализуется путем закрепления в ГК РФ обязанности возместить ущерб, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами. Под незаконными действиями (бездействием), на которые указано в ст. 1069 ГК РФ, следует понимать деяния, противоречащие законам и другим правовым актам.

Деликтные отношения, возникающие между государством и гражданином, юридическим лицом по поводу причинения вреда в ходе осуществления публичной власти, отвечают признакам отношений, регулируемых нормами гражданского права (предмет гражданско-правового регулирования). Согласно ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует обязательства, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников (п. 1). Этими признаками в полной мере наделены и участники деликтных правоотношений, возникающих в ходе осуществления публичных полномочий органами государственной власти. Именно включение в круг гражданско-правовых отношений деликтных правоотношений с участием государства и граждан, как имущественных отношений, не основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой (п. 3 ст. 2 ГК РФ), создает легальные позитивные условия для регулирования и защиты имущественных прав граждан и юридических лиц, личных неимущественных прав граждан и деловой репутации юридических лиц.

На отношения по возмещению вреда, причиненного органами власти, распространяются общие правила, регулирующие деликтные обязательства, а именно: действие обязательств простирается на имущественные права и личные нематериальные блага, носящие абсолютный характер; обязательство носит внедоговорной характер; используются гражданско-правовые понятия вреда и убытков; действует принцип полного возмещения вреда (реальный вред, упущенная выгода, моральный вред); обязанность возместить вред выступает как мера ответственности, действует презумпция вины причинителя вреда.

Принципиальными основаниями гражданско-правовой ответственности самого государства являются нарушение им своих (государственных) функций по соблюдению, охране и защите прав, свобод и законных интересов граждан, предусмотренных ст. ст. 2, 7, 45, 46, 52 Конституции РФ, необеспечение законного функционирования своих государственных органов и служащих. Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18 Конституции РФ). Принципы равенства граждан перед законом, верховенства права и необходимость улучшения отношений власти с личностью требуют защиты и восстановления прав и законных интересов граждан. Государство как представитель всего населения страны осуществляет публичные функции ради блага всех и призвано нести бремя, связанное с работой всего государственного механизма. Согласно ст. ст. 2, 15, 17, 18, 55 Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью государства. Основные права и свободы человека и гражданина неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, являются непосредственно действующими, признаются и гарантируются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, и Конституцией РФ.

В п. 1 ст. 1064 ГК РФ прямо указано, что вред может быть причинен личности или имуществу гражданина. Статья 16 ГК РФ указывает на убытки как на результат негативной деятельности органов публичной власти и их должностных лиц, возмещаемые соответственно Российской Федерацией, субъектами РФ или муниципальными образованиями.

Исходя из системного анализа норм гражданского законодательства, можно сделать вывод о том, что убытки являются денежным выражением причиненного вреда — реального ущерба и упущенной выгоды. Ущерб (вред) представляет собой реальное уничтожение или повреждение имущества, ограничение либо иное нарушение имущественных и личных неимущественных прав гражданина, имущественных прав и деловой репутации юридических лиц. Возмещение ущерба (вреда) возможно в натуральном или денежном виде.

Незаконными действиями (бездействием) государственных и муниципальных органов, их должностных лиц гражданам и юридическим лицам может быть причинен моральный вред. Под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права граждан, либо посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Согласно п. 18 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 г.:

Под термином «жертвы» понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения международно-признанных норм, касающихся прав человека.

Пункт 19 указанной декларации возлагает на государства обязанность «о включении в национальные законы норм, запрещающих злоупотребление властью и предусматривающих средства защиты для жертв таких злоупотреблений. В число таких средств следует, в частности, включить право на реституцию и / или компенсацию и необходимую материальную, медицинскую, психологическую и социальную помощь и поддержку».

Личные неимущественные права и нематериальные блага находятся под защитой гражданского законодательства. В соответствии с положениями ст. 150 ГК РФ к объектам защиты относятся: жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбор места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона. Нематериальные блага защищаются в соответствии с Гражданским кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Граждане РФ имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти, в том числе на выборах депутатов Государственной Думы (статья 32, части 1 и 2; статья 97, часть 1); гражданам гарантируется равенство избирательных прав независимо от их принадлежности к общественным объединениям, в том числе политическим партиям, возможность создания и деятельности которых вытекает из идеологического и политического многообразия и многопартийности и права каждого на свободу объединения, исключающую принуждение кого-либо к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем

Приведенным конституционным предписаниям корреспондируют общепризнанные принципы (нормы) международного права и положения международных договоров РФ, являющиеся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции РФ составной частью ее правовой системы. Так, Всеобщая декларация прав человека провозглашает право каждого человека принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей и устанавливает, что основой власти правительства должна быть воля народа, которая должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, проводимых при всеобщем и равномизбирательном праве путем тайного голосования и обеспечивающих свободу голосования (пункты 1 и 3 статьи 21);Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает право каждого гражданина на участие без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей (пункт «а» статьи 25); Конвенция о защите прав человека и основных свобод обязывает присоединившиеся к ней государства проводить с разумной периодичностью свободные выборы в органы законодательной власти в условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа (статья 3 Протокола № 1); Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств, объявляющая демократические выборы одним из высших непосредственных выражений власти и воли народа, основой избираемых органов государственной власти и местного самоуправления, иных органов народного (национального) представительства, выборных должностных лиц, исходит из того, что при подлинных выборах существует реальный политический плюрализм,идеологическое многообразие и многопартийность, осуществляемые через функционирование политических партий, законная деятельность которых находится под юридической защитой государства (пункт 1 статьи 1 и пункт 2 статьи 9).

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, право быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления (пассивное избирательное право), будучи одним из основных политических прав граждан, образующим неотъемлемый элемент их конституционно-правового статуса в демократическом обществе, является по своей юридической природе не коллективным, а индивидуальным правом, принадлежащим каждому гражданину в отдельности (постановления от 24 июня 1997 года № 9-П, от 25 апреля 2000года № 7-П, от 9 ноября 2009 года № 16-П, от 28 февраля 2012 года № 4-П и др.).

Схожей интерпретации существа избирательных прав, включая пассивное избирательное право, придерживается Европейский Суд по правам человека, последовательно подчеркивающий в своих решениях, что статья 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод имеет не только институциональное значение, но и имплицитно признает в качестве субъективных прав индивидов «право голоса» и «право выдвигать свою кандидатуру на выборах», а потому, определяя абстрактные правила участия граждан в выборах в качестве кандидатов, государство обязано, как того требует принцип эффективности права, предотвращать принятие произвольных решений по вопросу о соблюдении или несоблюдении таких правил (постановления от 2 марта 1987 года по делу «Матье-Моэн (Mathieu-Mohin) и Клерфейт (Klerfayt) против Бельгии», от 1 июля 1997 года по делу «Гитонас (Gitonas) и другие против Греции», от 6 апреля 2000 года по делу «Лабита (Labita) против Италии», от 19 июля 2007 года по делу «Краснов и Скуратов против России» и др.).

Таким образом право быть избранным в органы государственной власти (пассивное избирательное право) является одним из основных политических прав граждан. Политические права гражданина являются неотъемлемой частью личных неимущественные прав и нематериальные благ, которые находятся под защитой российского законодательства.

В результате нарушения личных неимущественных прав (нематериальных благ) в правоприменительной практике принято говорить о причинении морального вреда и о возникновении права на компенсацию этого вреда.

Понятие морального вреда неадекватно имущественному вреду, понимаемому как умаление имущественной (экономической) сферы потерпевшего, уменьшение его имущественного актива, порча, утрата, повреждение его имущества, несение расходов с целью восстановления нарушенного имущественного права, неполучение доходов (упущенной выгоды). Денежная компенсация, выплаченная потерпевшему за причинение морального вреда, не возмещает причиненный ущерб (вред) личности, его здоровью, не восстанавливает самую личность потерпевшего, его репутацию, имидж, честь, достоинство, здоровье, нервы в первоначальное положение (restitutioinintegrum), так как сделать это практически невозможно, а позволяет в какой-то степени смягчить нанесенный нематериальный вред, дать возможность потерпевшему компенсировать свои перенесенные физические и нравственные страдания предоставлением ему денежных средств, с помощью которых он может приобрести себе дополнительные социальные блага для восстановления своего здоровья, психики, настроения

Полагаю, что незаконными действиями (бездействием) мне причинен значительный моральный вред, который я претерпел в результате невозможности участвовать в избирательной кампании по выборам депутатов государственной думы. Я не мог реализовать свое пассивное избирательное право. Кроме того, были нарушены права избирателей, проживающих на территории избирательного округа, где я выдвигался кандидатом. Общее число избирателей в одномандатном избирательном округе № 122 составляет 551 393 (пятьсот пятьдесят одну тысячу триста девяносто три). Из них пришли на избирательные участки и проголосовали 214 883 (двести четырнадцать восемьсот восемьдесят три) избирателя.

Учитывая, что в настоящий момент отсутствуют нормативно-правовые акты или методические материалы, позволяющие сделать точный расчет размера причиненного морального вреда, истец полагает, что к определению размера вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти, подлежащего взысканию можно подойти следующим образом:

Средний размер морального вреда, взыскиваемого судами общей юрисдикции в пользу заявителей в рамках общеисковых требований, составляет 3000 (три тысячи рублей). Если взять одну десятую часть от этой суммы и умножить на общее количество избирателей, принявших участие в голосовании, в округе 214 883 (двести четырнадцать восемьсот восемьдесят три) избирателя,то общая сумма составит сумму 64464900 (шестьдесят четыре миллиона четыреста шестьдесят четыре тысячи девятьсот)рублей.

Кроме того, учитывая, что в рамках обжалования Постановления Центральной избирательной комиссии, обжалования определений суда, обращения в Конституционный суд РФ мне пришлось обращаться за помощью к другим юристам и адвокатам, прибегать к помощи экспертов и специалистов, мной были понесены соответствующие расходы, которые в общей сложности составили 300.000 (триста тысяч) рублей.

Несмотря на приведенные расходы, полагаю, что исковые требования должны быть заявлены с учетом принципа соразмерности и справедливости, и общий размер компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) можно определить в размере 6 446 490 (шесть миллионовчетыреста сорок шесть тысяч четыреста девяносто) рублей.

Суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные.

В соответствии с частями 3 и часть 4 статьи 24 Кодекса Административного судопроизводства РФ административный истец полагает, что данный иск следует направить в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом, кроме того, право выбора между несколькими судами принадлежит административному истцу.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 2, 12, 150, 151, 1069, 1101 Гражданского кодекса РФ

 

ПРОШУ:

Взыскать за счет казны РФв пользу административного истца сумму возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти в размере 6 746 490 (шесть миллионов семьсот сорок шесть тысяч четыреста девяносто) рублей.

Взыскать за счет казны РФ в пользу административного истца сумму расходов, затраченных на оказание юридической помощи в размере 300.000 (триста тысяч) руб.

Взыскать за счет казны РФ в пользу административного истца судебные расходы в размере 300 руб.

 

Приложение:

1. Постановление КонституционногоСуда РФ№ 11-П от 13 апреля 2017 года.

2. Постановление Центральной избирательной комиссии РФ от 19 июля 2016 года № 25/243-7.

3. Определение судьи Верховного Суда РФ от 25 июля 2016 года.

4. Определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 1 августа 2016 года.

5. Определение судьи Верховного Суда РФ от 25 августа 2016 года.

6. Результаты выборов по одномандатному избирательном округу № 122;

7. Квитанция об оплате государственно пошлины.

 

 

 

____________________

Административный истец, д.ю.н., профессор,

И.Л.Трунов

16июня 2017 года

www.trunov.com/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru