Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Пресненский суд, подано Заявление об отмене Кодекса Профессиональной Этики Адвоката

Пресненский суд г. Москвы подано Заявление об оспаривании и признании недействующим Кодекса профессиональной этики адвоката, как несоответствующего ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности…», содержащего нормы не соответствующие принципу правовой определенности, допускающего возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведущие к произволу и коррупции. Органы управления адвокатским сообществом произвольно выходят за рамки установленные законодателем (Правила поведения адвокатов в сети «Интернет» 28.09.2016; Решение Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан 20 декабря 2016 об обязательном согласовании всех публичных выступлений адвокатов и т.п.).

Бессистемное и бесконтрольное внесение поправок в КПЭА сделало его крайне противоречивым актом, позволяющим привлекать к ответственности адвокатов за действия не связанные с профессиональными обязанностями. Необходима правовая экспертиза соответствия КПЭА законодательству РФ, и антикоррупционная экспертиза.

 

 

Пресненский районный суд

города Москвы

123242, г. Москва, ул. Зоологическая, д. 20

 

ИСТЕЦ – ТРУНОВ Игорь Леонидович

125080 г. Москва, Волоколамское шоссе 15/22

 

ОТВЕТЧИК – Федеральная адвокатская палата

Москва, переулок Сивцев Вражек, 43

 

«Об оспаривании и признании недействующими Кодекса профессиональной этики адвоката»

 

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Истец, адвокат Трунов И.Л., был привлечен к дисциплинарной ответственности по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 8, п. 4 ст. 9, п.п. 1 и 2 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА).

12 июля 2016 года Квалификационной комиссией Адвокатской палаты Московской области принято заключение о наличии в действиях (бездействии) адвоката Трунова И.Л. нарушений Кодекса профессиональной этики адвоката. 21 сентября 2016 года Советом Адвокатской палаты Московской области принято решение о прекращении статуса адвоката Трунова И.Л. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

 

Кодекс профессиональной этики адвоката принят в соответствии с ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года. В Кодекс вносились изменения и дополнения, утвержденные II Всероссийским съездом адвокатов 08.04.2005; III Всероссийским съездом адвокатов 05.04.2007; VI Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2013; VII Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2015.
I.   Абзац 1 ст. 1 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

Кодекс напрямую затрагивает права и законные интересы истца, как адвоката, который был привлечен к ответственности на основании норм КПЭА, не соответствующего правовому акту высшей юридической силы – ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», а также права и законные интересы истца, как адвоката, который в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

 

В соответствии с ч. 2 ст. 4 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: «Принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом [ФЗ «Об адвокатской деятельности…»], кодекспрофессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

 

Кодекс профессиональной этики адвоката противоречит федеральному законодательству ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

 

Определение адвокатской деятельности исчерпывающе дано в части 1 статьи 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (Далее ФЗ «Об адвокатуре).

Так, под адвокатской деятельностью понимается «квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

Обеспечение Квалифицированной юридической помощью является конституционной обязанностью государства в соответствии ст. 48 Конституции РФ.

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» определяет, что адвокатом является лицо, получившее в установленном законом порядкестатус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам (часть 1 статьи 2 ФЗ №63-ФЗ).

Статья 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности адвокатуре в РФ» допускает возможность адвоката заниматься научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации (далее также — адвокатская палата), Федеральной палате адвокатов Российской Федерации (далее также — Федеральная палата адвокатов), общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов. Статья 3. ч 1. ФЗ №63 определяет адвокатуру, как институт гражданского общества, что позволяет адвокатам активно участвовать в общественной и политической жизни страны в качестве членов Общественных Палат, политический Партий, Совета при Президенте РФ и т.п.

Закон приводит перечень юридической помощи, которую оказывает адвокат.

В частности, ч. 2 ст. 2 Закона «Об адвокатуре» определяет, что адвокат:

1) дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;

2) составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;

3) представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве;

4) участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве;

5) участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовномсудопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях;

6) участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже(суде) и иных органах разрешения конфликтов;

7) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;

8) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации;

9) участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовногонаказания;

10) выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях.

Таким образом, законодатель определил рамки профессиональной адвокатской деятельности, которую осуществляет адвокат в соответствии с Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

 

Следовательно, КПЭА незаконно и необоснованно вводит расширительное понятие «иная деятельность» и нарушает права адвокатов, которые под угрозой привлечения к дисциплинарной ответственности, обязаны выполнять дополнительные, не установленные Законом правила.

Так КПЭА в п. 4 ст. 9 содержит формулировки: «осуществление адвокатом иной деятельности не должно… наносить ущерб авторитету адвокатуры».

При этом, бессистемное и бесконтрольное внесение поправок в КПЭА сделало его крайне противоречивым актом и так абз. 1 ст. 1 гласит, что «Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности…». В то же время, в соответствии со ст. 20 п. 4 КПЭА, не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы, обращения, представления, основанные на действиях (бездействии) адвоката, не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей.

Согласно ст. 2 КПЭА: «Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Никакое положение настоящего Кодекса не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершения деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре».

Таким образом, Кодекс профессиональной этики не может выходить за пределы регулирования Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Определение «иной деятельности» выходит за рамки закона, и не соответствует принципу правовой определенности, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями (см.: Постановление Конституционного Суда от 17 июня 2004 года № 12-П). Правовая определенность необходима для того, чтобы участники соответствующих отношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения. Широкий простор правовой неопределенности правоприменителя питательная среда коррупции и злоупотреблений. Право на определенность правовых норм есть одно из самых неотъемлемых прав человеческой личности, какое только себе можно представить; без него, в сущности, вообще ни о каком «праве» не может быть речи»[1].

Часть 2 ст. 4 Конституции РФ гласит о верховенстве Конституции РФ и федеральных законом на всей территории Российской Федерации. Если же такое противоречие (несоответствие) обнаруживается, то применяется Конституция РФ или соответствующий федеральный закон[2].

Определением Конституционного Суда РФ от 1 марта 2007 г. за N 293-О-О, норма пункта 2 статьи 4Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которой принят в порядке, предусмотренном Федеральным законом, Кодекс профессиональной этики адвоката, устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности. Данная норма направлена на регулирование отношений, складывающихся в рамках адвокатуры, как института гражданского общества, не входящего в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Конституционный Суд РФ указал на право федерального законодателя, а не органы самоуправления адвокатским сообществом, конкретизировать основания и порядок привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности, непосредственно в федеральном законе. То есть, не в КПЭА, а в федеральном законе «Об адвокатуре»[3].

 

II. Кодекс профессиональной этики адвоката по своей правовой природе отвечает категории нормативно-правового акта по следующим основаниям.

КПЭА регламентирован федеральным законодательством; издан на основе и во исполнение федерального законодательства; является письменным официальным документом, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение и отмену правовых норм; действия кодекса распространяются и содержит предписания, обязательные для исполнения, как адвокатами, так и третьими лицами (ст. 20 КПЭА – доверитель, законный представитель доверителя, лицо, обратившееся за оказанием юридической помощи, орган государственной власти, уполномоченный в сфере адвокатуры, суд; кодекс предусматривает выполнение указанными лицами обязательных условия для признания обращений допустимыми, т.е. содержит обязательные требования для третьих лиц, не являющихся спец субъектами — адвокатами); носит публичный характер и является обязательным для исполнения; является подзаконным актом, издаваемым на основе и во исполнение закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»; дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

При этом, подзаконный ведомственный нормативно-правовой акт должен соответствовать и не противоречить закону.

 

В силу вышеперечисленных обстоятельств, Кодекс профессиональной деятельности адвоката подлежит обязательной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации и опубликованию в соответствии со ст. 15 Конституции РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 15Конституции РФ — любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, должны быть официально опубликованы для всеобщего сведения, то есть обнародованы. Неопубликованные нормативные правовые акты не применяются, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу.

Официальное опубликование является конституционной гарантией прав граждан. Государство не может требовать от граждан соблюдения норм права, содержание которых не доведено до их сведения.

Постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009, утверждено в обеспечение исполнения ч. 3 ст. 15Конституции РФ.

Чтобы определить, с какого момента вступает в силу нормативно-правовой акт, необходимо выяснить, что считается официальным опубликованием и какие условия должны быть соблюдены для того, чтобы нормативно-правовой акт признавался официально опубликованным.

Во-первых, официальное опубликование должно проводиться путем помещения текста документа в общедоступном издании, которое должно свободно распространяться среди населения по неограниченной подписке.

Во-вторых, помещение текста нормативно-правового акта в общедоступном издании только тогда имеет статус официального опубликования, когда это издание законодательно определено в качестве источника официального опубликования для данного вида нормативно-правового акта.

В-третьих, нормативно-правовой акт должен быть опубликован в официальном издании полностью.

Таким образом, под официальным опубликованием нормативно-правовой акт следует понимать помещение полного текста документа в специальных изданиях, признанных официальными действующим законодательством.

В настоящее время вопросы государственной регистрации и вступления в силу ведомственных нормативно-правовой акт регулируются УказомПрезидента РФ от 23.05.1996 N 763 и ПостановлениемПравительства РФ от 13.08.1997 N 1009. Так, в соответствии с пунктом 10Правил, утвержденных указанным Постановлением, государственной регистрации подлежат нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, имеющие межведомственный характер, независимо от срока их действия.

В пункте 12«Разъяснений о применении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации», утвержденных Приказом Минюста России от 04.05.2007 N 88 дается подробное описание нормативных актов, которые подлежат государственной регистрации, а именно:

а) содержащие правовые нормы, затрагивающие:

— гражданские, политические, социально-экономические и иные права, свободы и обязанности граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства;

— гарантии их осуществления, закрепленные в Конституции Российской Федерации и иных законодательных актах Российской Федерации;

— механизм реализации прав, свобод и обязанностей;

б) устанавливающие правовой статус организаций — типовые, примерные положения (уставы) об органах (например, территориальных), организациях, подведомственных соответствующим федеральным органам исполнительной власти, а также устанавливающие правовой статус организаций, выполняющих в соответствии с законодательством Российской Федерации отдельные наиболее важные государственные функции;

в) имеющие межведомственный характер, то есть содержащие правовые нормы, обязательные для других федеральных органов исполнительной власти и (или) организаций, не входящих в систему федерального органа исполнительной власти, утвердившего (двух или более федеральных органов исполнительной власти, совместно утвердивших) нормативный правовой акт.

При этом на государственную регистрацию направляются нормативные правовые акты, обладающие как одним из вышеуказанных признаков, так и несколькими.

Государственной регистрации подлежат нормативные правовые акты независимо от срока их действия (постоянно действующие, временные (принятые на определенный срок)).

Зарегистрированные нормативно-правовое акты в течение десяти дней после дня их регистрации подлежат официальному опубликованию в «Российской газете» или в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти издательства «Юридическая литература» Администрации Президента РФ, а с 01.01.2015 — также на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) (пункт 9Указа Президента РФ от 23.05.1996 N 763).

Основной функцией адвокатуры является оказание квалифицированной юридической помощи, которая является конституционной обязанностью государства ст. 48 Конституции РФи финансируется по назначению государством из бюджетных средств. Министерство Юстиции в соответствии с Положением от 13.10.2004 г. N 1313, осуществляет функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию, функции по федеральному государственному контролю и надзору за деятельностью Адвокатуры России. Министерство Юстиции осуществляет регистрацию нормативно правовых актов, что включает в себя: правовую экспертизу соответствия этого акта законодательству РФ; антикоррупционную экспертизу этого акта. Следовательно, Кодекс профессиональной этики адвоката и последующие поправки в него, как нормативно правовой акт, затрагивающий права, свободы и обязанности человека и гражданина, регламентирующий государственную обязанность оказания квалифицированной юридической помощи и подпадающий под функциональный контроль Министерства Юстиции Российской Федерации в части соблюдения законодательства и должны быть зарегистрированы и опубликованы в соответствии Постановления Правительства РФ от 13.08.1997 N 1009.

Изменения и дополнения Кодекса профессиональной этики адвоката, утвержденные III Всероссийским съездом адвокатов 05.04.2007; VI Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2013; VII Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2015, в том числе п. 4 ст. 9 Кодекса, содержащая формулировку: «осуществление адвокатом иной деятельности не должно… наносить ущерб авторитету адвокатуры», не были зарегистрированы и опубликованы в надлежащих государственных изданиях и должны быть признаны недействующими.

Как справедливо указал Конституционный Суд РФ в Определении от 02.03.2006 №58-О, для признания такого акта не соответствующим закону достаточно установить лишь сам факт нарушения порядка его опубликования (п. 3). Нормативные правовые акты, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу, и не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний.

Кодекс профессиональной этики адвоката был опубликован единственный раз в «Российской газете» №222 от 05.10.2005 г. Дальнейших публикаций не имелось.

Кроме того, в виду отсутствия надлежащей регистрации Кодекса профессиональной этики адвоката в Министерстве Юстиции и соответствующей проверки на соответствие законодательству РФ и антикоррупционную экспертизу, КПЭА не может считаться имеющим законную силу.

 

III. В силу положений Кодекса профессиональной этики адвоката, который истец просит признать недействующим, Советом Федеральной палаты адвокатов, были выработаны и утверждены Протоколом №7 от 28.09.2016 года Правила поведения адвокатов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» далее «Правила поведения в сети Интернет». Совет посчитал, что интернет имеет возрастающее значение для адвокатской корпорации России информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

При рассмотрение дисциплинарного дела в отношении истца в суде ответчик, Адвокатская палата Московской области, ссылалась на данные Правила поведения и вменяла их нарушение истцу в вину, как одно из оснований нарушения влекущего дисциплинарную ответственность адвоката. В отношении других адвокатов также имеются решения квалификационных комиссий о наложении дисциплинарной ответственности за нарушение Поведения в сети Интернет не связанное с профессиональной деятельностью адвоката.

Правила поведения в сети Интернет не соответствуют ФЗ №63, поскольку регламентируют деятельность не связанную с профессиональной деятельностью, а также нарушают принцип правовой определенности. Правила поведения в сети Интернет не могут применяться, поскольку не соответствуют требованиям действующего законодательства; официально не опубликованы.

Так, согласно п. 9 ст. 29 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», решения органов адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех членов адвокатской палаты.

Ни Устав Федеральной адвокатской палаты РФ, ни Кодекс профессиональной деятельности не предусматривают принятие решений в форме Правил или иной правовой форме.

Часть 4 названной статьи определяет компетенцию Федеральной адвокатской палаты РФ, согласно которой: Адвокатская палата создается в целях обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения на всей территории данного субъекта Российской Федерации, организации юридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно, представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях, контроля за профессиональной подготовкой лиц, допускаемых к осуществлению адвокатской деятельности, и соблюдением адвокатами кодексапрофессиональной этики адвоката.

Таким образом, первое, Федеральная адвокатская палата издала документ, не соответствующий юридическо-правовой форме; второе, Федеральная адвокатская палата вышла за пределы своей компетенции.

 

В силу незаконного и необоснованного самостоятельного расширения полномочий органов адвокатского управления на федеральном и региональном уровне, отдельные адвокатские палаты взяли на семя функции самостоятельно регулировать деятельность адвокатов, не связанную с исполнением профессиональных обязанностей.

Так, Адвокатская палата Республики Башкортостан 20 декабря 2016 года приняла решение об обязательном согласовании с Адвокатской палатой публичных выступлений адвокатов.

Как следует из текста решения Совет Адвокатской палаты установил, что членам Адвокатской палаты Республики Башкортостан, выступающим, как представителям адвокатского сообщества, следует согласовывать выступления в средствах массовой информации, в том числе не связанные с адвокатской деятельностью, экспертные заключения и комментарии, пояснения, открытые письма (обращения) в органы государственной власти и иные организации с Адвокатской палатой РБ.

Настоящее решение размещено на официальном сайте АП Республики Башкортостан, а стало быть, является обязательных для исполнения всеми членами адвокатского сообщества, состоящими в реестре адвокатов Республики Башкортостан.

Приведенное решение свидетельствует о недопустимом, беспрецедентном, дискредитационном ограничении прав адвоката на осуществление, как адвокатской деятельности, так и деятельности, не являющейся профессиональной адвокатской деятельностью. Нарушение Конституционной обязанности опубликования КПЭА и также обязательной регистрации с последующей правовой экспертизой соответствия этого акта законодательству РФ, антикоррупционной экспертизой этого акта как нормативно правового акта, затрагивающего права, свободы и обязанности человека и гражданина, регламентирующий государственную обязанность оказания квалифицированной юридической помощи,финансируемой государством из бюджетных средств[4],  и подпадающий под функциональный контроль Министерства Юстиции Российской Федерации, привело к расширению за рамки установленные законодателем, как полномочий органов управления адвокатским сообществом, так и несоответствию КПЭА Федеральному законодательству, несущему правовую неопределенность и, как следствие, ведущему к злоупотреблениям и коррупции.

 

Вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что Кодекс профессиональной деятельности адвоката может распространяться только на профессиональную адвокатскую деятельность и подлежит признанию не соответствующим требованиям Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и не действующим абз. 2 ч. 4 ст. 9 КПЭА в части возложения на адвоката обязанностей соблюдения положений Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении иной деятельности (не связанной с адвокатской деятельностью).

Отсутствие надлежащей юридической процедуры регистрации и публикации Кодекса профессиональной этики адвоката свидетельствует о признании его не действующим и не имеющим юридической силы.

 

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 15 Конституции РФ, ст. 131, 132, 251 ГПК РФ

 

ПРОШУ

 

1)    Признать не действующим с момента принятия абз. 2 ч. 4 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката в части возложения на адвоката обязанностей соблюдения положений Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении иной деятельности (не связанной с адвокатской деятельностью).

2)    Признать Кодекс профессиональной этики адвоката недействующим и не имеющим юридической силы с момента его принятия т.е. с 31 января 2003 года.

3)    Прошу признать недействующим и не имеющим юридической силы, не опубликованные в надлежащем издании изменения и дополнения Кодекса профессиональной этики адвоката, утвержденные III Всероссийским съездом адвокатов 05.04.2007; VI Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2013; VII Всероссийским съездом адвокатов 22.04.2015.



[1]
Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права» М., Статут, 2003 с.106 (книга впервые опубликована в 1917 году).

 

[2] Комментарий к Конституции РФ под редакцией Л.А. Окунькова.

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2007 г. за N 293-О-О

[4] Приказ Министерства финансов РФ n 122н от 5 сентября 2012 года Об утверждении порядка расчета вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда.

Постановление Правительства РФ от 01.12.2012 N 1240 (ред. от 01.12.2016) «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации» (вместе с «Положением о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации»).

Союз адвокатов России

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru