Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Расходный ордер

В Госдуму внесен законопроект о декларировании расходов госслужащих и членов их семей. Его автор — депутат от «Единой России» Андрей Скоч. Он сообщил, что свой вариант закона представил на рассмотрение еще 27 декабря, спустя пять дней после оглашения последнего президентского Послания Федеральному Cобранию. Напомним, Дмитрий Медведев, обращаясь к законодателям, сказал, что считает «правильным ввести контроль за расходами лиц, занимающих государственные должности РФ и некоторые должности федеральной государственной службы». При этом президент имел в виду «декларирование крупных расходов на приобретение земли, другой недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг».
Инициатива депутата простирается шире. По его мнению, представлять декларацию о расходах должен каждый госслужащий и каждый чиновник, независимо от их ранга. И декларировать они обязаны не только свои расходы, но и расходы супруги, а также несовершеннолетних детей. Главная же новация состоит в том, что столоначальник представляет сведения не обо всех расходах, а только о тех, что превышают его годовой доход. И если в ходе проверки обнаружится дисбаланс между приходным и расходным «ордерами», обманщик подлежит немедленному увольнению с госслужбы. К законопроекту у экспертов немало вопросов. Например: обязав чиновника указывать превышение расходов над доходами, не заставят ли его тем самым доносить на самого себя? Или: если сведения о расходах будут подаваться представителю нанимателя, то не возникнет ли круговая порука?
Словом, способен ли контроль над расходами госчиновников стать действенным антикоррупционным механизмом?
Мне кажется, способен. При одном обязательном условии — если декларации о потраченном будут проверяться. Боясь показаться наивным, добавлю: для приведения чиновников в чувство вполне хватило бы и деклараций о доходах. При том же условии — если бы они проверялись. Предположим, с какого-то момента госслужащих обяжут подавать две декларации о доходах и о расходах. Насколько достоверны они окажутся? Не будет ли в них искажений и умолчаний? И не повторится ли история, происшедшая с генералом Виктором Гайдуковым, которого президент уволил «за предоставление ложных сведений об имуществе и доходах» и который затем обвинялся в крупном хищении? Ясно, что декларации должны быть проверены. Так уже случалось, но не стало обязательной процедурой. Отчеты о чиновничьих доходах и имуществе по поручению Дмитрия Медведева проверяли Генпрокуратура и ФНС — и находили в поданных декларациях множество несоответствий.
Расхождения реальных доходов с задекларированными время от времени обнаруживаются. Но эти расхождения носят обычно формальный характер и редко кого изобличают в незаконном обогащении. Смущает и то, что госчиновникам, за исключением членов правительства, предписано отчитываться не перед ФНС, а перед управлениями кадров по месту работы. Там декларации проверяет представитель нанимателя, и в случае чего он «имеет право» наложить на чиновника дисциплинарное взыскание, даже уволить его. Но если только «имеет право», а не «обязан», значит, можно «договориться», значит, опять коррупционный соблазн.
По данным Левада-центра, 70 процентов россиян не доверяют сведениям о доходах и имуществе, публикуемых госслужащими. Почти 80 процентов опрошенных убеждены, что чиновники декларируют далеко не все; что обнародованные цифры, и без того потрясающие воображение обывателя, отражают лишь мизерную долю реального богатства.
Отдельный сюжет — подарки чиновникам. Материальные знаки внимания государственным служащим долго не удавалось регламентировать. И вот введены законодательные ограничения: все «протокольные» подарки, стоимость которых превышает 3 тысячи рублей, признаны недопустимыми. На умеренность принимающей подношения стороны, выходит, никто не надеется. Нет упований и на умение должностного лица самостоятельно определять, связан ли подарок с его служебной деятельностью. Оно и понятно. Живем-то не во Франции, где всякое подношение стоимостью свыше 35 евро считается взяткой. Живем и не в Америке, где подарок на сумму более 305 долларов подлежит сдаче в госказну. Ну ладно, предельная цена на подарок чиновнику установлена. Но едва ли эта мера окажется эффективной. Ведь подарок (а по сути взятка) не всегда имеет вещественное воплощение. В ходу все чаще такие знаки вознаграждения, как, например, устройство родственников влиятельного чиновника на доходные посты в сфере бизнеса. Подобные подарки не требуют декларирования.
Контроль над расходами необходим. Не проработав в бизнесе ни дня, многие государственные и муниципальные чиновники, депутаты тратят сотни тысяч долларов в месяц, демонстрируя недоступные российскому большинству стандарты потребления. Несоответствие официальных доходов госслужащего тому образу жизни, который он ведет, давно никого не удивляет. И большинство граждан, как показывают опросы, уже не проявляют интереса к материальному положению больших начальников. Хотя сама потребность общества в такой информации этим не отменяется. Недаром 57 процентов респондентов, даже не очень доверяя опубликованным данным, на вопрос, надо ли дальше их публиковать, твердо ответили: надо! Но это имеет смысл тогда, когда контролируются и расходы, а обнаруженные несоответствия тоже становятся достоянием гласности и как минимум требуют объяснений.

Валерий Выжутович, политический обозреватель
Опубликовано в РГ (Столичный выпуск) N5678 от 13 января 2012 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru