Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Росрыболовство РФ — только факты или как делят рыбу

СТЕНОГРАММА

заседания подкомитета по водным биологическим ресурсам
Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии

 Здание Государственной Думы. Зал 324.

18 февраля 2016 года. 14 часов.

 

Председательствует член Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Э.Г.Глубоковская

Председательствующий. Уважаемые коллеги! Уважаемые представители министерств и ведомств! Члены экспертного совета! Уважаемые участвующие в сегодняшнем совместном заседании подкомитета по водным биоресурсам и экспертного совета!

Хочу сказать, что сегодня тема очень непростая для обсуждения. И поводом к этой встрече стали те итоги, которые были подведены во время заседания Президиума Госсовета 19 октября и по итогам поручения Президента от 9 ноября 2015 года.

На выходе сегодня две законодательные инициативы от правительства. Одна из них — «О внесении изменений в налоговое законодательство, в статью 333.3 и статью 246.2» (в части обеспечения мотивации, дифференцированного подхода к ставке налога на использование ВБР, в части предоставления права единого сельхозналога на малые предприятия рыбохозяйственных организаций, рыбоводные организации, на рыболовецкие артели). И второй законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве» (в части совершенствования механизма распределения квот). Два достаточно сложных документа, достаточно серьёзных. И уже было обсуждения в рамках рабочей группы, на которых мне не пришлось, к сожалению, присутствовать, поскольку меня не было в Москве. Они очень резонансные.

Я хочу отметить, что на Госсовете, и это было приятно слышать, президент подчеркнул, что Россия продолжает оставаться в десятке ведущих рыбных держав. Более того, по данным ФАО, за последние семь лет мы переместились с седьмого места на пятое по добыче водных биоресурсов, и это в условиях жёсткой конкуренции за доступ к водным биоресурсам. Поэтому на сегодняшний день на Госсовете были выделены точки роста, на которых должны быть сконцентрированы и законодательные инициативы, и тут мы должны все быть внимательными: и депутаты, и правительство, и рыбохозяйственные организации, и те, для кого это делается, это население Российской Федерации.

Отмечена была необходимость приоритетного развития аквакультуры, что важно. И если мы увеличим производство аквакультуры всего лишь до полумиллиона тонн и ещё добавить для воспроизводства полмиллиона тонн, то мы с 29-го, не очень почётного на сегодняшний день места переместимся на 14-е. Эта тоже задача нам по силам.

Следующий момент, на котором нужно сконцентрировать внимание. Поддержав в целом концепцию увеличения предоставления договоров на закрепление долей квот до 15 лет, что позволит вести более стабильный бизнес. Надо понимать, что появились более серьёзные меры ограничительные, которые достаточно сегодня пока ещё находятся на уровне споров самых серьёзных, и пока консенсуса в этом нет, но мы, депутаты, должны выслушать все мнения — мнения исполнительных органов власти, мнения рыбохозяйственных организаций, выскажем своё мнение. И я уверена, что мы придём к тому знаменателю, который позволит принимать эти законы.

Конечно, очень важной является точка роста, отмечено на Госсовете было и наделение, усиление, активация производства отечественного рыбопромыслового флота и предприятий по рыбопереработке, что, конечно, позволит обеспечить и рабочими местами наши прибрежные регионы, и усилит, наверное, пополнение местных бюджетов, что тоже важно. Необходимо усилить роль государства в защите интересов нашей страны в конвенционных зонах, в зонах международного сотрудничества. Потому что там идёт беспрецедентное вытеснение России из многих международных договоров и союзов. И практически можно назвать это состояние рыбной войны, я думаю, да, Владимир Николаевич, потому что такие жёсткие условия.

И, естественно, нужно говорить об объединении усилий для противодействия ННН-промыслу, что важно. И всё это должно базироваться на обязательной платформе серьёзных научных исследований. Потому что без рыбохозяйственной науки невозможно подойти адекватно к решению этих вопросов.

Вот давайте начнём с самого сложного. Сложнейшим и наиболее дискутируемым вопросом сегодня является законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» (в части совершенствования механизма предоставления квот для… и права на добычу).

Здесь я вижу три как бы глобальных подхода.

Первый, это объединение прибрежного и промышленного рыболовства в единое промысловое пространство со всеми вытекающими плюсами и минусами. Это, конечно, усиление как бы нагрузки ответственности рыбохозяйственных организаций в части добычи водных биоресурсов за счёт рыбопромыслового флота собственного на 70 процентов либо арендованного, а не зафрахтованного, как было до сих пор.

Это, конечно, введение дифференцированной ставки за пользование водными биоресурсами. С одной стороны, при экспорте, допустим, продукции с высокой добавленной стоимостью мы получаем ставку в 15 процентов, а, если это будет первичная обработка или просто сырьё, то ставки вырастают, если там до 80-90 процентов, то 150 процентов, я говорю пока данные, Евгений Семёнович, да, которые предоставлены в министерстве. А если больше, то и до 200 процентов.

Не убьёт ли это нашу отрасль, которая на сегодняшний день, также как нефть и газ, является достаточно эффективной, и хотя она и воспроизводимая часть наших природных богатств, но мы должны понимать, что валютоёмкие отрасли нуждаются в серьёзных мерах государственной поддержки.

Вот поэтому я передаю слово вам, Евгений Семёнович, директору Департамента Министерства сельского хозяйства по законодательству. Я правильно назвала департамент? Могла ошибиться.

Кац Е.С. Эльмира Гусейновна, спасибо за предоставленное слово.

Я тогда тоже скажу коротко о ходе работы Минсельхоза над указанными законопроектами.

Сейчас законопроект о внесении изменений в закон о рыболовстве, отдельный законодательный акт, и в части совершенствования распределения квот добычи и вылова водных биоресурсов, в том числе предусматривающий обоснованные обязательства к поиску таких ресурсов, находится на межведомственной согласовании. Он доработан немного по итогам Президиума Госсовета, потому что он готовился ещё до Президиума Госсовета, по поручению председателя правительства, ранее данных поручений президента. Поэтому он докорректировался с учётом дополнений, которые погружены в поручение ПР-2338ГС и направлен на согласование и рассмотрение в федеральные органы исполнительной власти, вывешен для уточнения, для публичного обсуждения, для итогов оценки регулирующего воздействия.

Вы правильно сказали, что он был рассмотрен на рабочей группе, где принимали участие как представители федеральных органов исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, общественных объединений и конкретных предприятий.

Была большая дискуссия. То есть все высказывались, не было никаких ограничений даже почти по регламенту, то есть было очень много различных выступлений. Кто-то законопроект, в основном, поддерживал. Был ряд принципиальных замечаний. Но, в основном, замечания и проблематика касались следующих моментов.

Законодатель предусматривает введение нового вида квот, это квота для государственной поддержки. То есть это стимулирование строительства нового флота на отечественных верфях, а также строительство перерабатывающих предприятий. Для того чтобы это стимулировать, предусматривается, это предусмотрено в поручениях президента, выделение дополнительного ресурса.

Вместе с тем, то есть такие нормы погружены в законопроект, но при рассмотрении на рабочей группе было отмечено, что, так как это очень важный и принципиальный вопрос, несмотря на то, что закон о рыболовстве действующий достаточно много имеет отсылочных норм к актам правительства, участники рабочей группы говорили, и приглашённые о том, что хотели бы видеть этот механизм, по крайней мере, сейчас… то есть либо в законопроекте непосредственно, либо, по крайней мере, сейчас в виде проектов актов, чтобы более полно оценить сам законопроект.

И, кстати, на рабочей группе было принято решение, что на очередное заседание рабочей группы вынести вот эти проекты актов, проекты актов правительства для того, чтобы рассмотреть их и принять решение об объёме норм, которые могут быть погружены именно в законопроект, и об объёме тех норм, которые останутся в акте правительства. Поэтому сам…

Председательствующий. Прошу прощения, а те 20 процентов – это просто вот пока, да, такая обсуждаемая цифра, да?

Кац Е.С. В законе… Нет, в законе говорится о том, что это до 20 процентов, как это указано в поручении президента. Просто заявитель… участники хотели видеть непосредственно сам механизм, то есть кто, как, от кого, какие будут обосновочные документы, потому что если достаточно понятно многим было в отношении судов, строительства судов, там говорится о том, что это суда, построенные не более чем в течение года перед предоставлением квоты. Вопрос возникает только о том, как будет дифференцирована… как методика расчёта фактически, как я понимаю, сама всех интересовала.

Мы понимаем всё-таки, что это не предмет закона, а подзаконного акта, но вот это всех интересовало. В отношении же перерабатывающих заводов все понимали, что это более оценочный и сложный механизм, потому что он связан с рассмотрением обосновочных материалов на правительственной комиссии, то есть оценкой этих материалов, и здесь посчитали, что хотели бы видеть документ, более определяющий порядок. Это было понятно. Такие проекты постановления уже Росрыболовством по информации готовятся, подготовлены и на очередном заседании рабочей группы, время пока не определено, но это для того, чтобы закон был принят, я думаю, это важно найти акт и посмотреть, это будет сделано.

Другие вопросы касались, как вы правильно, Эльмира Гусейновна, заметили вопросов так называемого единого промыслового пространства, то есть исключения барьеров, связанных с ограничениями по районам промысла. Тоже дискуссия идёт.

Необходимо получить рассмотрение всеми федеральными органами государственной власти — Росрыболовство, Минсельхоз считают всё-таки и обоснованно достаточно давно, что эти ограничения, да, они условные, их дать и обосновать трудно, и сейчас они, по нашему мнению, являются барьером для эффективного промысла. Но субъекты Федерации, опасаясь за, в том числе, свои полномочия, за, значит, развитие прибрежного рыболовства, они этот вопрос смотрят шире, не просто как единое промысловое пространство, а как новый подход к регулированию прибрежного рыболовства. И в этом смысле возникают тоже дополнительные вопросы и предложения.

Сейчас это всё обсуждается, и думаем, что по этому вопросу, может быть, будет ещё отдельное какое-то совещание, где будет более подробно обсуждаться эта ситуация с субъектами Федерации. Понятно, что когда мы готовили доклад президенту и опрашивали все субъекты Федерации, понятно, этот вопрос касается в первую очередь, наверное, дальневосточных субъектов и, может быть, северного бассейна. Внутренних водоёмов не касается, там нет этой проблематики, и на юге, на Каспии, там тоже иные условия, тоже эта проблема, может быть, не такая острая. Тем более там всегда было прибрежное рыболовство в основном только, и там не было этих ограничений.

Ещё возникали вопросы по терминологии и дефинициям, по структуре законопроекта… Вообще по встречающимся в законопроекте. Несмотря на то, что в СМИ и где-то даётся, что законопроект был сильно, значит, дискутируемым, таких позиций было несколько, и в основном, как я понимаю, большое количество положений, о которых вы тоже говорили, они бизнес поддерживают. Есть некие проблемные, по мнению сторон, вопросы, которые требуют поэтому обсуждения. Так мы восприняли итоги рабочей группы и в принципе других обсуждений с и федеральными органами исполнительной власти, и с там… с общественными обсуждениями.

Что касается законопроекта по внесению изменения в Налоговый кодекс, во-первых, нужно отметить, что этот законопроект является исполнением прямых поручений президента. При этом отмечено было даже на этой рабочей группе, там был один из основных содокладчиков Зверев, он сказал, что мы понимаем, что это есть поручение президента по необходимости таких изменений в Налоговый кодекс.

В основном проблематика какая звучала в отношении, так называемого, дифференцированного подхода, то есть стимулирование производства продукции повышенной степени переработки и стимулирование экспорта только в переработанном виде водных биоресурсов.

Председательствующий. Прошу прощения, вопрос. Именно Зверев, который представляет ассоциацию промышленников, добытчиков минтая. Именно минтая у нас практически всего 1 процент перерабатывает, он считает, что нужно поддержать, да, поручение президента? Это вот важно.

Кац Е.С. Нет, коллеги здесь нет, он обратил внимание, что уплата 100 процентов сбора… Нет, он говорил об уплате 100 процентов сбора из-за сокращения применения льготы. Вот он на это обратил внимание. Он обратил внимание, что это есть в поручении президента, что должен уплачиваться сбор в рамках 100 процентов, за исключением некоторых льготных категорий. И эти льготные категории как раз указаны и в поручении президента, и в законопроекте.

Вопрос именно с механизмом поддержки стимулирования производства продукции с высокой степенью переработки, этот вопрос обсуждается. Тот механизм, который был предложен, по нему были, да, замечания. И сейчас идет на нескольких площадках. Мы уже получили срез замечаний федеральных органов исполнительной власти, сейчас будут проводиться согласительные совещания, для того чтобы этот механизм отрабатывать и уточнять.

Никаких предложений от бизнеса не последовало о том, как это делать в налоговом законодательстве. Вместе с тем было обращено внимание на то, что в нынешней ситуации ест вопросы у бизнеса о целесообразности смягчения, уменьшения льгот в этой сфере. Насколько это повлияет на состояние рыбохозяйственного комплекса.

Да, есть федеральный … , который обращает внимание о том, что это как бы усиливает нагрузку налоговую. Вместе с тем мы говорим о том, что это не увеличение дополнительной нагрузки, это более четкий подход к льготам. То есть тут же никакие меры, за исключением вот этой переработки … индексации, они не увеличивают ставки сбора, за исключением механизма индексации, я ещё раз говорю, они сокращают количество тех компаний, которые подпадают под льготу. На тот момент, когда эта льгота применялась, она фактически была некой мерой господдержки, так как под эти 15 процентов льготы попали, ну, почти все рыбохозяйственные организации. Этот вопрос тоже обсуждался, и возникает вопрос о том, что эта льгота должна быть эффективной.

Председательствующий. Евгений Семенович, а сейчас вот эти градо- и поселкообразующих рыбохозяйственных организаций, сколько, по вашим подсчетам останется, которые могут претендовать на право пользования … ?

Кац Е.С. Сколько останется, пока такого анализа мы не закончили. Могу сказать, что примерно 35-38 (точно не помню) организаций сейчас включены в перечень градо- и поселкообразующих, которые утверждаются ежегодно правительством, вернее, этот перечень есть, он корректируется ежегодно правительством. Таких организаций больше 30, по-моему, 35 или 38, боюсь точно ошибиться по последнему перечню.

Мы понимаем, что ряд организаций, которые, наверное, могут подпадать под градо- и поселкообразующие, туда не заявлялись, потому что могли пользоваться и применять 15-процентную ставку просто потому, что они являются рыбохозяйственной организацией.

Мы это оцениваем, и в том числе в закон, мы сейчас прорабатываем дополнительные предложения о том, чтобы, в случае, если такая льгота сохранится именно в отношении градо- и поселкообразующих организаций, и колхозов, и артелей, и предприятий с повышенной степенью переработки, чтобы это не стало некой оболочкой просто, под которую будут подстраиваться все другие организации для того, чтобы просто получать льготу. Мы понимаем, что градо- и поселкообразующие организации это те организации, которые несут социальную экономическую нагрузку в отношении населенного пункта.

                   . (Не слышно).

Кац Е.С. Да, критерии по численности есть. Просто нужно понимать, что это не просто формальное исполнение этого пункта, а это реальное наполнение вот этого муниципального образования или там, населенного пункта. То есть должна быть официальная экономическая взаимосвязь между этой организацией и населенным пунктом, а не чисто формальное соблюдение требований, при которых просто наличие трудовых книжек является подтверждением этого статуса.

Мы пока ждем предложения от участников рабочей группы и от ассоциации по выполнению поручения президента в части индексации, в части подхода к стимулированию производства продукции с более высокой степенью переработки.

Председательствующий. Когда вы планируете?

Кац Е.С. Ну, этот законопроект есть, поэтому формально процедура общественного обсуждения идет, и эти предложения могут быть даны сейчас, но мы планируем в конце февраля, там, в начале марта такие предложения получить, чтобы более оперативно их постараться учесть. Это что касается вот этих двух законопроектов, которые находятся еще в стадии разработки.

Председательствующий. Спасибо, Евгений Семенович.

Я хочу поблагодарить сегодня за присутствие здесь главного советника ГПУ Павлова Павла Николаевича и попросить его видение вот ситуации с этими законодательными инициативами. Пока мы говорим только об этих двух, да, Павел Николаевич? Потом у нас портфель есть, закон «О любительском рыболовстве», «Об аквакультуре».

Павлов П.Н. Ну, осенью прошлого года состоялся вот этот Президиум Государственного совета, о котором здесь говорилось. И по его итогам был президентом подписан проект перечня поручений, который уже не проект стал, а реально документом, там обязательным для исполнения.

В этом перечне поручений эти поручения главным образом даны Правительству Российской Федерации. Правительство Российской Федерации в свою очередь издало свой перечень поручений, которым поручило заинтересованным федеральным органам исполнительной власти представить свои предложения по этому вопросу. Идут доклады Президенту Российской Федерации о ходе исполнения этих поручений. У нас есть специальное управление, которое занимается контролем. Я-то там не был, не смотрел, что правительство написало. Часто бывает, правительство, даже пишет не тот вариант, который ему подготовило профильное ведомство, значит, несколько по-другому трактуя какие-то вопросы.

                   . (Не слышно).

Павлов П.Н. Ну, скажем, в декабре уже какой-то доклад состоялся. Там же было, представить предложения. Поэтому трудно иногда говорить об окончательном каком-то решении, пока не состоялось решение самого правительства, которое может иметь свое мнение, иногда аппарат очень сильно, аппарат правительства вмешивается в эти вопросы. Это сложная структура Правительство Российской Федерации. Там разные есть подразделения, комиссии и бог, знает что, которые могут серьезно повлиять на окончательное решение вопроса.

Поэтому эта работа ведется. Я видел эти проекты федеральных законов. Это предварительные проекты. Еще окончательных решений никаких не принято, идет сложный процесс согласования. Я думаю, что уложиться в сроки, которые указал президент, не удастся. И это, ну, не знаю, как обычная практика, скажем, вот если по лесному комплексу у нас был госсовет, до сих пор выполняем вот эти поручения. И правительство сказало, сложность вопросов в лесном хозяйстве настолько сложна, что не удается нам быстро реализовать все инициативы, которые нам правительство дает.

Значит, здесь, я думаю, не менее сложная отрасль, а, может быть, даже значительно более сложная, чем лесная. Уважая, значит, лесную сферу и всё… Но здесь море, здесь рыба… Ресурс живой, который, так сказать, относится к животному миру, и разнообразие этого, этих биоресурсов, настолько значительно… Там краб — одно дело, а треска — там другое дело. Очень много специфики, которая, значит, требует найти какое-то отражение.

Значит, от себя я скажу так, что из того, что я видел, из тех проектов федеральных законов, обращает на себя внимание, что они противоречат друг другу. И это понятно, потому что материал ещё сырой, непроработанный. Значит, мы его обсуждаем как идею. Но всё-таки надо иметь в виду, что процесс ещё находится в состоянии движения, изменения. Рабочий материал, поэтому… Это не к критике, а просто констатация факта. Это обычная тоже…

                   . Это обычная ситуация.

Павлов П.Н. Обычнаяситуация, которая часто бывает и по другим темам, ну а здесь она особенно…

Поэтому я эйфории никакой не испытываю по поводу вот этих вот вещей. Мне кажется, материал должен быть проработан, обдуман со всех сторон. Мне кажется, спешка здесь может привести к тому, что могут быть допущены ошибки, которые негативно скажутся на практике применения этих законов. Тем более у нас, насколько мне известно, там этот передел рынка в 2018 году… Да?

                   . Да.

Павлов П.Н. Должен быть, да? У нас до 2018 года ещё два года. Время, мне кажется, ещё имеется. Но уже уложиться, даже в те сроки…

Председательствующий. Да мало, Павел Николаевич. За год уже должны быть у рыбохозяйственных организаций корабли новые, должны быть рыбоперерабатывающие предприятия. За год до того, как они получат право на добычу водных…

Павлов П.Н. Ну, посмотрим, да. Я. значит, как бы…

Председательствующий. То есть времени нам…

Павлов П.Н. Я указания начальника своего не обсуждаю. Президент дал команду. Его дело командирское, а наше дело — солдатское.

Но президент тоже корректирует свою позицию. Тут как бы… Потому что мне тоже не очень нравится… Почему-то в одной сфере всё принимается так буквально, а в других сферах и меняют мнение, и к президенту обращаются, и он новые поручения даёт, и команды даёт какие-то… Да? А здесь вот прямо так вот: не будем отходить ни на йоту…

Мне кажется, везде должно быть как бы какое-то единство. Да? Потому что если в рыбном хозяйстве мы, как солдаты, всё так вот буквально там реализуем, а в других сферах нет…

Минфин очень часто пишет… Сколько поручений было там выделить денег или там льготы установить… Потом Минфин пишет: не можем мы, к сожалению, в силу таких-то обстоятельств… И если это разумные аргументы, почему бы их как бы ни принять. Да? Если это неразумные аргументы или президент считает… Да? Он… Он своё слово скажет, уверяю вас. И скажет, как надо. А здесь рабочий момент. Работа идёт, идёт.

Значит, материалы, на мой взгляд, сырые-сырые и требуют серьёзной проработки. Есть серьёзные разногласия.

Ну, скажем, вот сейчас я говорю о буквальном. Ну, вот у меня на руках имеется письмо ФАС, где она считает, что 15 лет — это неправильное решение, и не поддерживает она его. Но это рабочий материал. Они так считают, что 15 лет — неправильно, надо оставить 10 лет. И, значит, никто ФАС не обвиняет в каких-то там, скажем, грехах, что они там отходят от этого, от перечня поручений и всё такое. Поэтому, значит, нужно просто спокойно продолжать работу и вот всё выполнять.

Если говорить о более конкретных вещах, я своё мнение… Думаю, вам надо озвучить. Потому что звучит слово «новая» квота. Да? Я, значит, против идеи — вот этих 20 процентов — не выступаю. Она, наверное, должна быть как-то реализована. Да? Но хотелось бы, чтобы исполнение было достойным.

Ведь у нас есть определённая концепция. Концепция, заложенная в тот закон, который действует. Да? Может, она не очень хорошая, но она логически выдержанная. Да, есть ОДУ. ОДУ делится на квоты.

Квоты делятся по определённым направлениям, связанным с деятельностью какой-то конкретной, и эта деятельность, она рыбохозяйственная. Промышленное, значит, рыболовство, прибрежное рыболовство, любительское, организации любительского. Поэтому значит, какая-то логика есть. Вот эта квота взамен поддержки судостроения, она, значит, на совершенно иных началах строится. Её нужно разумно вписать, значит, вот в этот вот наш закон, чтобы он мог применяться эффективно на практике и чтобы и рыбное сообщество, и вообще там граждане всей нашей страны восприняли его как достойный документ, а не как некое формальное отношение к делу. Если мы делим одну на квоты, значит, в этом должен быть заложен какой-то определённый критерий. Значит, он сейчас есть. Если новая квота появляется, она должна не быть чужеродным каким-то звеном вот в этом. Либо вообще надо эти квоты пересмотреть в целом, либо, значит, считать, что эта квота часть какой-то, скажем, промышленной или прибрежной квоты. Надо как-то нам определиться вот с этими делами, да, потому что идея понятная, а исполнение её должно быть. Просто механическое такое, значит, как бы включение, на мой взгляд, просто разрушит логику построения вот этих норм со всеми и будем делать вид, что всё нормально как бы и рано или поздно встанет вопрос о том, что это неправильно. Нужно новый закон принимать.

                   . Постоянно происходит с нашим законом …

Павлов П.Н. Ну не знаю. Для профессионала, которые там занимаются этой темой, ему как-то хочется, чтобы было красиво, правильно, достойно. Вот, на мой взгляд, вот есть такая проблема. О ней бы хорошо было бы как-то подумать, да.

Пока, мне кажется, в этой части никто ничего не думал, а идёт просто исполнение, чтобы побыстрее. Я поэтому и неслучайно говорю о сроках. Побыстрее доложить о том, что всё правильно, мы выполнили, уложились в сроки. Но, мне кажется, главное результат, а не доклад. Доклад-то можно сделать, а всё-таки должен быть какой-то эффект. В своей части я считаю, что должен быть юридически выдержан и документ. Право, я считаю, опосредствовать реальную действительность. Но как там у нас? Сейчас это не модно. Базис-надстройка. Конечно, базис диктует, но и надстройка влияет там на базис. Да, всё надо как-то. Поэтому есть над чем поработать, подумать.

В Администрацию президента ещё данный законопроект не поступал официально. Наши коллеги проявляют интерес к этой теме, да и тоже высказывают свои весьма оригинальные соображения, которые мне даже тут озвучивать не хочется. То есть нам самим там в нашей структуре придётся там определяться куда там двигаться, потому что есть очень любопытные предложения, да, которые не всегда известны, причём и даже профильному там ведомству. Но есть у нас взаимодействие, да, будем взаимодействовать. Будем двигаться. Мне даже не очень нравится, если уж так поделюсь с вами своими какими-то соображениями. Мне не очень даже процедурные нравятся какие-то моменты, потому что у нас есть в правительстве, в подготавливаемом правительством законопроекте есть определённые процедуры. Мы вот своими поручениями эту процедуру как бы нарушаем и говорим, быстренько там за месяц написали и представили. Там же ведь техника, экономические… Сначала вносится вот эта концепция, потом она это… Всё это обсуждается, да. А у нас прямо так, значит, сходу.

Работаем в тех условиях, которые надо. Но, наверное, всем надо ставить вопрос об этом как-то, чтобы мы президенту не подсовывали вот эти, говоря, что как это правильно, а потом выясняется, что непроработанный материал. Поэтому я не испытываю, так сказать, как говорится, по поводу того, что быстро.

Может, и состоится, если прикажут, да, там всякое может быть, да? Там никто же гарантий никаких не даст. Но по другим госсоветам, да, и по другим поручения, я знаю, существуют проблемы, и они вызваны именно вот нашими системными ошибками в этой части. Даётся там указание, за месяц решить, хотя общая процедура чуть ли там не полтора года.

Не здорово это, не здорово. Но как специалист не могу это одобрять. Но как солдат, работающий в определённой сфере, я, конечно, буду выполнять те команды, которые дают.

И последнее, что я хотел по налоговой части сказать. У нас занимаются этими вопросами другие специалисты, которые у нас работают в департаменте финансового законодательства. Но они, значит, тоже спрашивают мнение и интересуются, как там чего.

Я, например, считаю так, что нельзя как бы одним, ну я рассматриваю, например, продовольственную, да. Мы говорим, продовольственная безопасность. Это она общая, она как бы обеспечивается самыми разными ведомствами и так далее. И установили единый сельскохозяйственный налог для организаций, которые обеспечивают вот эту продовольственную безопасность. Вот для них, организаций, которые обеспечивают эту продовольственную безопасность, ну скажем там, мясной там промышленности или в какой там, я не знаю, в растениеводстве, мы, значит, им вот этот ЕСХН оставляем, и пусть он остаётся и функционирует.

А вот для рыбного хозяйства мы решили как-то по-другому посмотреть. Мне кажется, такие вопросы должны были в каком-то системном таком вот режиме рассматриваться. То есть рассматривать рыбную отрасль как часть вот этой продовольственной безопасности и не создавать какой-то льготный режим для одной части, а для другой…

То есть мы тогда должны понять, кто у нас приоритетен. Но я так понимаю, что у нас приоритетной будет мясная, там какая другая, а рыбная у нас теперь, она не в приоритете. Может быть, потому что там, как это говорят, жирок наели или чего там, выражения там, да, были такие на Госсовете. А теперь надо, чтобы забрать чего-то.

Если это так, то да. Но насчёт жирка в условиях кризиса как-то страшно говорить. Поэтому, значит, вот с этой стороны я бы его, наверное, смотрел.

И последний момент по этому, налоговому. Мы всё-таки не ставим вопрос о какой-то унификации законодательства. У нас налоговое законодательство развивается само по себе, а рыбное законодательство развивается само по себе.

У нас разные термины, разные нормы об одном и том же. И это значит не здорово. Я у себя там не решаюсь, каюсь, да, не хочу с коллегами в этой сфере ссориться. Может, министерству как-то поработать и привести Налоговый кодекс в соответствие с рыбным законодательством в части, хотя бы в части применяемой терминологии, чтобы правоприменитель, когда брал Налоговый кодекс, понимал, что в этом Налоговом кодексе есть уважение к законодательству о рыболовстве.

А сейчас, когда я вот, например, общаюсь с Минфином, оно говорит, да нам ваше законодательство, знаете, и вообще вы там, какие-то там, да. Потому что у нас есть Налоговый кодекс, это святая для нас книга, Библия. А ваш рыбный закон, это так, вы там живите там в своём. Это не совсем, мне кажется, правильно.

И здесь, видимо, в правительстве и в профильном ведомстве есть над чем поработать.

Председательствующий. Спасибо, Павел Николаевич.

Вы, как всегда, внесли, с одной стороны, ясность, а, с другой стороны, большие сомнения. Потому что я тоже считаю, что все законодательные инициативы, естественно, должны, во-первых, реагировать на поручение президента.

Во-вторых, они должны удовлетворять конституционное право россиян на доступ к природным ресурсам, в том числе водным биологическим. Но при этом мы никак не должны снижать конкурентоспособность наших российских рыбохозяйственных организаций. Сами же об этом говорим, чтобы, не дай бог, под иностранного агента не попали, но их возможности сегодня гораздо более высокие в конкурентном плане. Но это можно обсуждать.

Я бы хотела поблагодарить за присутствие и предоставить слово заместителю начальника Управления налогообложения юридических лиц ФНС России Светлане Олеговне Базановой. Вот, может быть, она скажет своё видение о том законопроекте, который вносит поправки в Налоговый кодекс.

Базанова С.О. Действительно, с проектом мы знакомились и работали, и справедливо, наверно, можно присоединиться к тому, что было сказано. В общем-то, наверное, ещё предстоит его проработать, и, наверное, сегодня говорить о тех деталях, на которые мы обращали внимание, наверное, смысла большого нету, потому что всё-таки надо их глубоко изучить, и внедрить, и уже с текстом поработать таким образом, чтобы состоялось налоговое администрирование.

Поскольку налоговая служба не решает вопросов, то есть кому давать льготы, на что они будут направлены, нам, конечно, хотелось бы, чтобы те нормы законодательства налогового, которое мы используем, мы с налогоплательщиками понимали и использовали одинаково, и чтобы налоговое администрирование, в общем-то, могло состояться. И если для льготы, если для применения её вводятся какие-то дополнительные критерии, этот критерий должен быть проверен, то есть, соответственно, должна быть возможность его проверки. И вот с этой точки зрения мы, собственно говоря, и рассматривали эти законопроекты и свои замечания, собственно говоря, отправили в Министерство финансов.

Вот. Ну, готовы работать дальше в этом направлении.

Председательствующий. Спасибо большое.

Теперь я бы хотела предоставить слово представителям, наверное, тружеников полей, представителям рыбохозяйственных организаций, и, в частности, вот слово хочу предоставить для выступления Владимиру Николаевичу Блоцкому, директору Ассоциации рыбопромышленников, ведущих промысел в зонах стран западного побережья Африки, и дам высказаться всем, наверное… Только давайте, уважаемые присутствующие, по три минуты, ладно? Чтобы вот какие предложения или чем довольны, чем недовольны.

Блоцкий В.Н. Хотелось бы всё-таки напомнить, Евгений Семёнович, что большинство-то рыбацких сообществ, как раз таки высказало очень серьёзные замечания к законопроекту. Это практически все ассоциации Союза рыбопромышленников Севера, это то, что касается Севера, и западный бассейн, и дальневосточный бассейн… Ну, высказали очень серьёзные замечания.

Они, прежде всего, с чем связаны? Да потому что мы опасаемся. Опасаемся того, что сегодня есть закон, который работает, и результат применения этого закона показал, что отрасль-то стартанула. Сегодня рыбная отрасль – это одна из самых динамично развивающихся отраслей, которые существуют в России. Она развивается, поэтому давайте всё-таки руководствоваться принципом врачей, ну, non nocere – «Не навреди». Потому что сейчас если начнём вот пороть такую горячку, вот быстро исполнять указания президента… Но ведь президент когда проводил госсовет, на что он был направлен? На придание определённого импульса, то есть направление отрасли по пути динамичного развития, но никак, никаких вот революционных какие-то событий, которые могут что-то именно сломать, разрушить. Поэтому нужно спокойно, вдумчиво подходить к этой ситуации.

Действительно, высказываются очень большие вопросы по поводу так называемых «квот под киль». Ну, давайте быть реалистами и исходить из следующего: сегодня есть объём биоресурсов, а это порядка там, ну, 4,5 миллиона тонн, я грубо говорю, которые выбирает Российская Федерация. Этот биоресурс, он не появится вдруг ещё там миллион тонн, или ещё там 500 тысяч тонн. Всё упирается в научно обоснованные данные, сколько можно выловить ресурса. И этот ресурс Российская Федерация вылавливает. Это мы говорим, прежде всего, о промышленном рыболовстве. Потенциал, совершенно верно, но за счёт чего? Да за счёт зон иностранных государств, прежде всего. То есть это и западное побережье Африки, это и криль и так далее.

То есть сегодня то, что есть в России, всё выбирается. Судов достаточно. Сегодня рыбопромышленные компании, которые ведут бизнес, они же работают эффективно за счёт чего? За счёт того, что проводят модернизацию судов, вкладывают огромные средства и в обучение персонала моряков и закупают соответствующее снабжение. Поэтому нужно правильно всё направлять. И поэтому мы абсолютно согласны с представителем Администрации президента, который сказал, что нужно грамотно подходить. Поэтому предлагаем все-таки прислушиваться к рыбацкому сообществу и более плодотворно и тщательно поработать над законопроектом. Спасибо.

Председательствующий. А предложения ваши вы отдали Минсельхозу, Росрыболовству, нам, депутатскому корпусу?

Блоцкий В.Н. Конечно, конечно.

Председательствующий. Нет, мы не получали ваши предложения.

Блоцкий В.Н. Сейчас сюда мы всё передадим, а так вот на рабочей группе всё было предоставлено.

Председательствующий. Спасибо.

Я бы хотела предоставить слово, у нас Павел Николаевич говорил об особой позиции ФАС в отношении законодательных инициатив и тех решений, которые были приняты на президиуме Госсовета, а именно Сергею Васильевичу Юшкину.

Юшкин С.В. Спасибо за предоставленное слово. Я постараюсь уложиться в три минутки, которые предоставили.

Ну, я не хочу злоупотреблять вниманием коллег. Дело в том, что со многими коллегами мы уже встречались на рабочей группе и сейчас я вот с последним выступавшим коллегой хочу согласиться в плане того, что у меня на заседании рабочей группы тоже создалось впечатление о том, что не только органы исполнительной власти, но и бизнес далеко не в восторге от тех инициатив, которые в настоящее время поступают от Минсельхоза.

Но согласно регламенту, который в настоящее время действует по согласованию нормативно-правовых актов, поступающих на согласование в ФОИВы, мы не наделены полномочиями не согласовывать акт, мы можем согласовать или согласовать с замечаниями.

Значит, что касается внесения изменений в 166-й федеральный закон «О рыболовстве», то мы его согласовали, если так можно сказать, указав на 24 замечания. Это уже само за себя говорит, притом что один из коллег у нас подсчет вел на рабочей группе и сказал, что там, по-моему, 32, да, пункта или 32 изменения в статью вносится.

Есть ряд принципиальных моментов. Ну, я в целом хочу сказать, что ФАС не поддерживает данный законопроект в том виде, в котором он на настоящий момент представлен. Есть ряд основополагающих моментов, на которые я хотел бы обратить внимание.

Во-первых, это и предложение о введении такого понятия, как группа лиц. Это связано, на наш взгляд, и с тем, что это противоречит принципам, на которые были обращены внимание и Президентом Российской Федерации в части того, что необходимо строить флот. Мы, когда готовили материалы к госсовету, мы неоднократно в рабочую группу направляли материалы о том, что по данным самого же Росрыболовства, данные в нуждаемости флота, они разнятся. По одной программе необходимо 600 судов, по другой 400. На коллегии морской, которая состоялась в Санкт-Петербурге, по-моему, в 2014 году, руководителем Росрыболовства была там, цифра озвучена меньше сотни. Я вот не помню, то ли 74, то ли 47 судов.

Поэтому, на наш взгляд, когда мы говорим о необходимости выделения тех же 20 процентов квот господдержки, необходимо в первую очередь определиться с нуждаемостью во флоте. Может быть, действительно, да, вот коллеги правы о том, что флот-то есть и он простаивает. Но с другой стороны, следующее предложение, которое вот в части группы лиц предусматривает возможности любому из субъектов, которые в группе лиц осуществлять вылов там, и передавать это судно, на наш взгляд, это не избавит нас от тех же квотных рантье. Это второй момент.

Следующий момент, на который мы хотели бы обратить внимание, это в отношении 20 процентов квот господдержки. Там был подготовлен доклад Росрыболовством президенту. Мы его также, подготовили отрицательный отзыв, по нашему мнению, отсутствует экономическое обоснование механизма распределения этих льгот. Кроме того, мы согласны, так скажем, с бизнес-сообществом в том плане, что эти квоты будут, чтобы где-то взять 20 процентов, их надо откуда-то отнять. Мы тоже против этого, так как, на наш взгляд, революция в отрасли не нужна в такой мере.

Поэтому нам больше импонирует предложение коллег из Минвостокразвития, которые предлагают эти 20 процентов квот сделать инвестиционными, во-первых, то есть, на аукционах с инвестиционными условиями.

А, во-вторых, механизм их формирования совершенно иной. То есть, это за счет тех, которые будут отбираться у недобросовестных субъектов и так далее. То есть, это как бы дополнительные 20 процентов, которые этот портфель надо будет сформировать в свое время.

Кроме того, в законопроекте содержится ряд норм, которые, на наш взгляд, противоречат Конституции Российской Федерации. Например, то, что уловы должны использоваться исключительно на территории прибрежных субъектов. То есть у нас единое экономическое пространство, поэтому в этой части, ну, дальнейший комментарий как бы излишен.

В части 10-летнего срока закрепления квот или 15-летнего, как это предлагается. Вы были свидетелями тому, что говорил президент на заседании Госсовета, и президент сказал там о том, что исторический принцип себя не оправдал. А вот то, что 15 лет появилось в перечне поручений, мы можем, так скажем, рассматривать в плане того, что не 15 лет сразу, а 10 плюс 5. То есть те 5 лет дополнительно плюс к тому, когда субъект добросовестно исполняет свои обязанности в течение 10 лет. То есть мы рассматриваем это именно с такой точки зрения.

Ну и, кроме того, есть ещё ряд вопросов, которые возникают у того же бизнес-сообщества. Это и в части повышающего коэффициента в 1,2 раза. На наш взгляд, это тоже, так скажем, экономически в этом плане не обосновано.

Поэтому в целом мы данный законопроект в этом виде не поддерживаем. И я согласен с Павлом Николаевичем в том, что возможно будет и вернуться к этому вопросу, но с учётом его тщательной дальнейшей проработки.

В части налогообложения. Мы данный вопрос согласовали без замечаний. Мы считаем, что в этом вопросе Минсельхоз является как бы… Является он органом-регулятором. И рисков, с точки зрения влияния на конкуренцию и нарушений антимонопольного законодательства, мы не установили.

Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Васильевич, за столь подробный анализ и за те замечания, которые, естественно, имеют под собой реальную почву.

Я бы хотела в продолжение обсуждения важнейшей инициативы предоставить слово Владимиру Абдурмановичу Измайлову, который очень многие годы был у руля, у руководства отрасли рыбохозяйственной. А ведь сегодня мы всё время понимаем, как важно всё-таки соблюдать традиции, как важно строить новое на очень позитивном старом фундаменте. Поэтому ваше мнение, Владимир Абдурманович?

Измайлов В.А. Спасибо.

Председательствующий. Оно как всегда для нас ценно.

Измайлов В.А. Спасибо.

Ну, первое. Я хотел бы поддержать всех выступающих в том, что нет анализа, к чему эти изменения приведут. Хотя по Регламенту чётко записано, что должно быть обоснование, к чему приведут эти изменения. Этого в тех материалах, которые вот представлялись, нет. И я считаю, что это очень принципиальный вопрос.

Второй вопрос, который бы мне хотелось отметить. Вот все выступающие здесь говорили, что сложность там изменений и всё… И всё-таки я хочу поддержать то, что было и на рабочей группе высказано, что закон обязательно должен быть прямого действия, потому что настолько сложные вопросы… Может быть, какие-то вопросы можно убрать, но принципиальные, вот как, допустим, о 20 процентах, их нужно очень чётко прописать.

Не буду занимать времени. Потому что у меня есть своё мнение, и я его высказывал, как это нужно сделать. Тем не менее вот мне бы хотелось ещё несколько конкретных вещей…

Начну с более простого, с закона… Это изменения в Налоговый кодекс.

Во-первых, это не налоговый платёж и не налог, а налоговый сбор. И если мы вспомним историю, то этот Налоговый кодекс был принят до того, как мы приняли решение по закону о рыболовстве — одуемые и неодуемые объекты. Этого вопроса… Он не нашёл отражения.

И мы сегодня искусственно для не ОДУемых объектов устанавливаем квоту. И устанавливает ещё… Не в обиду сказано будет чиновникам, просто чиновник устанавливает. Какую он установит… Совершенно произвольную.

Председательствующий. Почему? Он на научные…

Измайлов В.А. Нет. Нет научных… Там есть прогноз. Да? Но квота — это прогноз. Не какая-то конкретная величина, как в ОДУ, где записано конкретно, и конкретные условия, когда, сколько ловят. В данном случае этого нет.

Поэтому я считаю, что к этому вопросу надо вернуться. И неодуемые, во-первых, должны оплачиваться по факту вылова, поскольку он и называется неодуемый объект, а не предварительно платить за него.

Другое дело, если, с точки зрения, наполнения бюджета какой-то предварительный объём, как многие говорят, что мы же заранее и как рыбак, он заранее говорит, что я буду столько ловить. Хорошо, пусть он заявляет и платит какую-то определенную величину заранее, а по факту оплачивает окончательно… Для этого мы же и стимулируем неодуемость, чтобы стимулировать, вылавливать эти объекты, которые можно ловить, чем больше, тем лучше. Я так условно скажу.

И второй вопрос, который касается вот этого вопроса — изменения в Налоговый кодекс. Вот мы, и президент, и все, считаем, что всё-таки экспорт должен определенный иметь приоритет. Мы же произвольно вставляем 200 процентов, если ты его отвозись за рубеж. Но там цифры небольшие в общем объеме себестоимости продукции, но они тоже играют определенную роль, и мы потеряем рынки некоторые, особенно по массовым объектам. И чего? А на внутреннем рынке мы тоже их не продадим.

Вот, допустим, я сейчас обменивался. Вот сегодня краб дошел до 35 долларов за килограмм. Он же рухнет, и мы уже были, когда мы до 30 доходили, а потом на 15 съехали.

Теперь вот, касаясь второго, более важного вопроса, поддержки строительства флота и перерабатывающих предприятий. Во-первых, должны быть очень четкие критерии, по каким же судам мы даем. И, я считаю, должно быть прописано, что там, где у нас не хватает флота. И должен определить Минсельхоз, ФАР, определить какие-то объекты. А где у нас избыток по крабу в два, в три раза производственные мощности по судам, зачем мы?

Вот сейчас открывает иваси, у нас нет судов, нет, мы не будем ловить, нечем ловить. Вот нужно на эти направлять направления поддержку.

И последнее, чтобы не задерживать внимание. Я всё-таки по вопросу поддержки перерабатывающих предприятий очень нужно серьезно посмотреть.

Первое. В том докладе, который был подготовлен для Госсовета, было показано, что у нас имеющиеся производственные мощности не используются и объём их использования в некоторых случаях 5-7 процентов. Я понимаю, что у нас пики большие и всё это надо учесть, всё это рассмотреть. Но я хотел вернуть опять к истории. Мы же эту норму пропагандировали и внедряли при ловле лосося и в частности на Камчатке, на Сахалине, и мы ввели эту норму. Что получилось? Если её конкретно не просмотреть в конкретном районе в конкретных условиях, то, ну, построили мы эти, завезли оборудование, а оно не работает сегодня. Просто были потрачены деньги, получены квоты под это, а эффекта экономического мы не получили.

Ну, я понимаю, что время не хватает. Не буду больше.

Председательствующий. Просто вы абсолютно, соглашусь со всеми вашими мыслями, тем более что мы не можем сейчас себе такую роскошь позволить в условиях кризиса, чтобы у нс простаивало оборудование перерабатывающее.

Но всё-таки под общий знаменатель это не стоит пока, да, потому что у нас очень много есть, я, как представитель Дальнего Востока знаю, как нам нужно вот это оборудование.

Измайлов В.А. Но я же и говорю, что вот нужно конкретные называть проблемы, по каким критериям мы будем туда давать. То же самое и по судам, по каким критериям мы будем давать это.

Председательствующий. Понятно. Я бы хотела предоставить слово заместителю председателя комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаилу Викторовичу Слипенчуку, он за не именем времени, он бы сидел с нами бы до конца заседания, но он выскажет свое мнение, потому что это мнение представителя фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ», оно достаточно авторитетно. У нас вообще мнения представителей всех фракций, уважаемые и авторитетные. Ну, давайте выслушаем мнение Михаила Викторовича.

Слипенчук М.В. Уважаемая Эльмира Гусейновна, большое спасибо за возможность высказать точку зрения, наверное, всё-таки не фракции, а свою сказать, потому что потом уже в процессе разговоров, конечно, будет формироваться общая позиция фракции.

Уважаемые коллеги, я очень признателен, что меня пригласили на заседание подкомитета по биоресурсам, потому что тема реально актуальная.

Хочу сказать, что… из своей практики, что недавно, а именно в сентябре, побывал на Камчатке и с удивлением обнаружил, что камчатского краба нигде нет. Можно купить из-под палы, на рынке договоришься, при этом на тебя ещё со всех сторон посмотрят, то есть сдашь ты их потом куда-то в органы или не сдашь.

Собственно, те законопроекты, которые мы сегодня рассматриваем и обсуждаем — это сильно резонансные законопроекты, понятно, что они затрагивают огромное количество мнений разных, именно, наверное, поэтому мы не можем принять их уже достаточно долго. На моей практике, это обсуждение, наверное, года два идёт. Да?

Председательствующий. Нет, это только начали.

Слипенчук М.В. Только начали.

Председательствующий. Вот эти законодательные инициативы.

У нас просто разные идут законы, вот эти вот сегодня важнее.

Слипенчук М.В. Значит, соответственно, эти законы должны, наверное, как-то создать рамки для развития в первую очередь, конечно, для человека, а не против человека.

Если вы говорите о том, что, вот молодой человек, о том, что отрасль само активно развивающаяся, но, я думаю, на бюджете Российской Федерации это никак не сказывается. Потому что очень много сделок, наверное, совершается за пределами Российской Федерации и рыба на прилавки в магазины Москвы, например, не поступает.

И здесь, наверное, всё-таки, следовать всё-таки, мне кажется, установке президента. Может быть, надо чаще собираться, больше обсуждать. Но надо законы принимать, иначе чувствую, что в этом созыве мы не примем этот закон, точно абсолютно.

Председательствующий. Почему?

                   . По любительской рыбалке

Слипенчук М.В. Я думаю, что не примем.

Председательствующий. А вот … у вас. Не будем пессимистами. Да.

Слипенчук М.В. Ну, Эльмира Гусейновна, вы же понимаете, сейчас начнутся выборы, там праймериз, выступления и вот надо, мне кажется, как-то собраться и довести всё это дело до ума. Я не думаю, что так уж много противоречий, тем более главная-то цель у нас всё-таки это единые правила для развития отрасли, чтобы не нарушать.

Председательствующий. Вот, видите, вот депутат, он сразу увидел соль, что вот, а какая польза государству, доходам государства от эффективно развивающейся отрасли.

А вот одна польза есть, она наименее дотационная, Михаил Викторович. Отрасль в Российской Федерации наименее дотационная, при этом обеспечивает. И потребности россиян, сегодня 22,3 килограмма на человека приходится.

Слипенчук М.В. Но я в дискуссию не хочу вступать. Конечно, надо, тем более во время кризиса, мне кажется, может, действительно ничего принимать не надо, как-то самостийно всё развивается и развивается. Но так получается.

А я сейчас высказываю свою собственную точку зрения. Но не может быть такого, чтобы на Камчатке не было камчатского краба, ребята.

                   . Там нет… Извините, я вас поддержу, своего коллегу.

Уважаемые коллеги, там нет и… (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Так вы уточняйте, что на прилавках нет, а так вот, слушаешь и думаешь, где нет, в морской акватории. (Микрофон отключён.)

                   . Всё-таки сконцентрируем усилия для того, чтобы законопроект…

                   В.Н. Уважаемые депутаты, но я просто хочу сказать. Поймите, что вообще ёмкость российского рынка — это 1,5, но максимум 2 миллиона тонн, Россия вылавливает 4,5 миллиона тонн.

Председательствующий. Владимир Николаевич, при всём уважении к вам, я дискуссию не открывала, у нас сейчас выступает депутат Михаил Викторович, и он хочет завершить своё выступление. Давайте дадим ему эту возможность.

Слипенчук М.В. Уважаемые коллеги, резюмируя, постараюсь сконцентрировать мысль. Законопроекты всё-таки должны быть для людей, а не против людей и должны быть для России, а не там для каких-то отдельных личностей, которые на этом зарабатывают. Мне так кажется.

Ну, конечно, при этом нельзя вредить, чтобы эта отрасль не развивалась вообще, это само собой.

Но, мне кажется, не так уж сложно эти интересы, видимо, это система налогообложения, да, если нет налогов, так, может, их и не должно быть, это допускает и без налогов поступает. Их будет развивать и Дальний Восток… Но вы нам меня так не смотрите, но всё-таки на Дальнем Востоке живёт, при том, что это пятая часть России, живёт, не знаю, там, 2 процента населения, там 3 процента населения. Может быть, надо освободить вообще от налогов, чтобы люди зарабатывали и везли рыбу сюда, в центр, а им было не выгодно продавать её за границу.

Председательствующий. Вы тоже подняли очень интересные проблемы, мы обязательно вернемся к ним. Михаил Викторович, спасибо за выступление.

Я бы хотела сказать, что с огромным удовольствием хочется выслушать Василия Дмитриевича Глущенко, но можно я вам слово передам, когда мы будем говорить о законе об аквакультуре? Потому сегодня мы как раз, кстати, рекомендовали к принятию, к обсуждению закон о внесении изменений в аквакультуру, чтобы добросовестным пользователям рыбоводных участков дали возможность переоформлять с преимущественным правом. Скажете потом, Василий Дмитриевич?

Сейчас раз речь зашла о крабах, я хотела бы представителю Ассоциации краболовов Севера предоставить слово Татьяне Сергеевне Соколовой. Какие у вас предложения? Давайте говорить всё-таки конструктивно, давайте предложения, давайте не будем причитать. Нам нужны предложения и замечания, правильно? Мы всё это суммируем и подведем итоги.

Соколова Т.С. Сейчас выступали по этим двум законам, я так поняла, что имеют практически единое мнение, причём и госчиновники, и представители рыбной отрасли. Я согласна с выступающими на предмет того, что ни в коем случае нельзя делать эти оба два закона в спешке, это просто невозможно. У нас какая-то ситуация кампанейщины получается, давайте быстрее и всё. Никто не рассчитывал, нет ни одной экономической выкладки, потому что уже где-то это обсуждается 2-3 месяца, ни по налогообложению нет документов. Все забыли, наверное, историю вопроса, когда вводилось ЕСХН для рыбной отрасли.

Дело в том, что его вводили 2,5 года и несколько комитетов: комитет и по природным ресурсам, и комитет по налогам и сборам и бюджету занимались этим вопросом. Был выкладки, экономические обоснования от нескольких научных институтов. Есть такой институт рыбной отрасли ВНИИПРХ, который за счет своих базовых данных эти выкладки делал. Был, значит, Росрыболовство упустило этот институт, он был очень важный, а сейчас особо важный он для отрасли.

Кроме этого, Институт сравнительного правоведения при Правительстве делал экспертизу. Нужно вводить льготы по налогообложению или нет, и через два с половиной года льготы были введены. И как мы видим, есть же во всех отраслях недобросовестные предприятия. Мы не будет говорить, Росбыловство будет этим заниматься. Но те предприятия, которые перешли на ЕСХН по всей стране (на Дальнем Востоке, на севере) сделали взлет, и именно эти средства они уже, не дожидаясь сегодня изменений в законодательство, внесли на инвестиционные цели. Ведь уже много судов построено именно за счет вот этого.

Очень была поддержана социалка, я скажу про Север как представитель Севера. Социальные вопросы были решены в Мурманске, Архангельске, в Карелии, это очень важно, и ЕСХН как раз этому очень способствовал. То же самое, что касается ставок сбора, ставки сбора изменялись со 100 процентов до 15 в течение четырех лет. Также были все экономические обоснования, вот такие тома носили из комитета в комитет. После каждого снижения ставок сбора делали результативные совещания, что это дало для отрасли, чем государство выиграло, какие инвестиции рыбаки получили и так далее.

А мы хотим в течение нескольких месяцев (это вводилось четыре года) сделать наоборот – с 15 до 100 процентов. Может быть, для какой-то части это необходимо, но в принципе я призываю к тому, что необходимы расчеты и расчеты, и ещё раз расчеты. За период месяц-два я не думаю, что это будет сделано с большими обоснованиями.

Спасибо.

Председательствующий. …Татьяна Сергеевна…

                   . Маленькую реплику. Вот эти меры позволили снизить убыточные предприятия в два раза. Было 70 процентов убыточных – сегодня у нас 30 процентов убыточных. Мы хотим в обратную сторону перевернуть?

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я что хотела сказать? Что у нас, к сожалению, время лимитировано. И вот что касается этих двух законодательных инициатив. Вот мы, депутаты комитета, представители министерств, ведомств и представитель ГПУ президента, мы должны, считаем, и я думаю, что и общественность рыбохозяйственная нас поддержит. Нужны сегодня инициативы в сфере рыбохозяйственной. Потому что, Владимир Николаевич, не соглашусь, что мы должны радоваться этим 4,2 миллиона. У нас есть потенциал до 6,5 миллиона. Мы можем стать вторыми в мире по добыче водных биоресурсов. Поэтому нужны законодательные инициативы, в том числе те, которые законодательные инициативы, в том числе те, которые сегодня инициированы правительством. И там есть позитивные моменты, есть меры государственной поддержки отраслей, есть внесение в Налоговый кодекс для того, чтобы обеспечить право применения единого сельхозналога для малых предприятий, для градо- и посёлкообразующих, для рыбоводных. Мы должны поднять аквакультуру, а там тоже это сказано. Потому что ну как, у нас сегодня аквакультура вообще инвестиционно не привлекательна.

Что касается судов. Давайте не будем забывать, в каком состоянии находятся в основном суда рыбопромыслового флота. Это не наши домыслы, это те результаты, которые были в докладе, который как раз был представлен президенту на Президиуме Госсовета. Нам нужны мотивации для развития отечественного рыбохозяйственного флота и рыбоперерабатывающим предприятий. Соглашусь, что нельзя уменьшать экспортную составляющую, потому что это валютоёмкий, это приносит государству валюту. Но в то же время меня всё время напрягают минтайщики, они, бедные, почти всё в виде экспорта экспортируют в Китай и в другие регионы. Так ведь только потому, что мы в России его не употребляем, давайте проводить ещё какие-то мероприятия, чтобы народ понимал, что минтай — это не рыба для кошек, что минтай — это прекрасный, полноценный белок. Правильно? И тогда бы, наверное, наши домохозяйки и мы все покупали бы с удовольствием эту рыбную продукцию.

И нельзя не поддержать такую инициативу правительства, где всё-таки предусмотрены меры заинтересованности рыбохозяйственных организаций реализовывать добытую продукцию на территории Российской Федерации. Потому что два моих коллеги тоже говорят, что рыбная продукция, рыба должна быть не только на столах наших соседних государств, но и на российских столах по доступным ценам. Тут ещё целый ряд ведь будет проблем, тут ещё нужна и доставка, и чтобы тарифы на рефрижераторные поезда совпадали с тарифами на обычные железнодорожные составы. Тут целый комплекс работ. Но мы сейчас говорим о двух конкретных законопроектах. Поэтому я считаю, поддержать эту законодательную инициативу надо, работать над ней надо, для того чтобы и представители законодательной, исполнительной власти, рыбохозяйственные организации пришли к знаменателю. Но давайте не забывать, что именно Дума — это тот орган, который принимает законы. Правильно?

Поэтому я благодарю всех, кто участвовал в обсуждении этого законопроекта. Потому что это абсолютно верная площадка, где должно обсуждаться вот такое начинание. Мы его поддерживаем, сожалеем, что не было представителей Росрыболоства, я доложу председателю нашего комитета, это неправильная была позиция Росрыболовства. Благодарю Евгения Семёновича, который взял на себя всю полноту ответственности. И хочу сказать, что это только начало. У нас впереди парламентские слушания в мае, мы серьёзнейшее внимание уделим этими инициативам.

И хочу сказать в заключение, что поручения президента (живём в президентской республике), они не обсуждаются, на то они и поручения президента. Они должны выполняться, но так, чтобы были как бы все довольны, чтобы бизнес не страдал. Про бизнес нам всё время говорит, про малый и средний, что обижать нам его нельзя. И поэтому мы обязательно учтём предложения, только вот дайте нам конкретные предложения, Владимир Николаевич. И не будем забывать, что закон вообще в нулевом сейчас чтении разбирается, потом будет первое чтение, потом будут поправки, и всё это мы обязательно учтём.

Сейчас я хотела бы вернуться ко второму не менее важному, отмеченному, кстати, на Президиуме Госсовета положению, потому что говорилось, что надо развивать не только промышленное прибрежное рыболовство, но и некоммерческое рыболовство мы должны развивать. И вот закон «О любительском рыболовстве». Он у нас, значит, принят в первом чтении, поступил в Думу 29 декабря.

И я хочу представителя «Общероссийского народного фронта» Леонида Анатольевича Огуля высказать свою позицию, своё мнение о ситуации, которая сегодня сложилась с законом «О любительском рыболовстве».

Огуль Л.А. Спасибо, Эльмира Гусейновна.

Уважаемые коллеги, я, наверное, в первую очередь хотел бы, у меня будет очень короткое выступление. В первую очередь я хотел бы вас поблагодарить всех за ту активную работу, которую мы вели над этим законом, над законопроектом. Мне, Эльмира Гусейновна, очень приятно, что такой актив у нашего подкомитета. Мы на протяжении двух лет работали, здесь всех уже знаем в лицо. Я вам искреннюю благодарность и слова благодарности от наших активистов «Общероссийского народного фронта», от избирателей, которые следят за этим законом. Но, увы, мы сделали всё с вами для того чтобы этот закон был и чтобы он был принят.

Я напомню, что мы выработали, мы спорили, какие-то вносили предложения, заслушивали интересы бизнеса и рыбаков-любителей, и общественные организации провели очень большое количество «круглых столов», встреч и в регионах выработали компромиссное решение. Благодаря этому выработанному компромиссному решению был принят всё-таки законопроект в первом чтении. Осталось только обговорить и уже уточнить вот все те наши компромиссные решения.

На сегодняшний день до сих пор этот законопроект не поступил в Государственную Думу. Мне как депутату и моим коллегам задают вопросы те же самые общественные организации. Я вас ставлю в известность, уважаемые друзья, потому что вы также активно с нами работали. Этот законопроект… Вопрос вот только, Евгений Семёнович, к вам, наверное. От кого это зависит? Вот те договорённости, которые были обговорены по этому законопроекту, почему он не поступает. Уже там уже всё, будем так говорить, уже всё на поверхности. Этот уже закон удовлетворил уже всех, и предпринимателей, и жителей Севера, и жителей средней полосы, и юга России. Но на сегодняшний день заморожены вот эти рыбопромысловые участки. Рыбаки-любители приезжают. Учитываем, что всё-таки со временем мы становимся, люди становятся законопослушными. Спрашивают, как нам рыбачить, сколько нам вылавливать, по сколько килограмм? Хотя здесь было и учтено, чтобы и норму вылова мы поставили.

До сих пор два года норма вылова не установлена. Это любительская рыбалка, но она на самом деле приносит такой урон тоже. Если просто вот так вот беспощадно вытаскивать эту рыбу, и мы говорили и об усилении рыбоохраны, рыбонадзора. Здесь нам говорили профильные ведомства, что увеличенные деньги и средства на эти функции. Ну давайте, я вот не знаю, что. Как мне? Тут больше, наверное, вопрос к вам, наверное, Евгений Семенович. Давайте как-нибудь немножко… Я вот сейчас вот смотрю, мы обсуждаем такие важные, будем так говорить, законопроекты, инициативы, поручение президента. Я смотрю там доклады. Там самый поздний, по-моему, до 1 марта. Самый ранний до 15 февраля. Нужно уже сделать, доложить по данному законопроекту. Здесь элементарный закон о любительской рыбалке уже два года. Это активная работа, а так он уже с 2011 года, если так кто помнит. Это же просто вот даже как-то нам обидно и стыдно на самом деле, стыдно. Это не в наших силах.

Председательствующий. Спасибо, Леонид Анатольевич.

Он очень много действительно делает для того чтобы мнения людей, поскольку один из самых социально значимых законопроектов.

Но что хочу сказать? Вот зря люди думают, что сегодня какой-то правовой беспредел. Давайте не будем забывать, что у нас 2005 года закон 166-й. Там есть 24-я статья и давайте не будем забывать, что у нас есть правила рыболовства для каждого бассейна и в каждом бассейне, в каждых правилах рыболовства есть правила любительского рыболовства, где всё зарегулировано. Сезонность добычи, размеры.

Например, на Дальнем Востоке тихоокеанская камбала, если она меньше 21 сантиметра, никакой любитель-рыбак не может поймать и не имеет право. Где какие виды лова, где ситной, где там удочки, сколько крючков на удочке, чтобы не больше десяти. Как бы понимаете, таких сейчас острых-то проблем у нас нет, потому что правила существуют. Никто не может ловить там, где хочет, сколько хочет в любое время. Но остаются острые вопросы, которые задавал, в частности, на водотоках.

Вот, например, по правилам Азовско-Черноморского бассейна, там, например, так. Если при осуществлении промышленного рыболовства любитель может не ближе чем на 500 метров к орудию представить свою удочку, орудие лова. То есть правила-то есть, но просто надо понимать, что сегодня нужно людям на законодательном уровне объяснить, что вы имеете право свободно, бесплатно во всех водных объектах на российской территории расположенных, включая водные объекты на территориях особо охраняемых природных и включая в частной собственности находящихся, имеете право бесплатно и свободно ловить за исключением случая, когда вам нужно именное разрешение рыболова, которое будет в отношении ценных видов рыб. И до чего благодаря вашим усилиям пришли, что, слава богу, эти ценные виды рыб будут определяться по территориальному принципу, по бассейному принципу. Мы же раньше хотели 14 выделить, а теперь вот… Так что вы много сделали. Осталось сделать гораздо меньше, но мы ждём вот мнение ГПУ. Я вас прошу, Павел Николаевич. Ваше авторитетное мнение в отношении закона «О любительском рыболовстве».

         П.Н. Я думал, сначала бы министерство бы высказало мнение. Раз это самое вы хотите на нас стрелки перевести, хорошо. Значит, мы попробуем поговорить об этом.

Мы в своё время, в том числе и я проявили инициативу о том, чтобы был этот закон. Все считали, что он не нужен. Это мы считали нужным, так сказать, чтобы он был. Инициировали это, так сказать, и президент поддержал, состоялось поручение президентское о подготовке проекта, раз это настолько важная тема. Было ещё так раздражение. Если любительское рыболовство настолько важная тема для нашей страны, ну, наверное, она достойна тогда принятия федерального закона по этой теме. Если уж такая волна поднялась. А когда это состоялось, вдруг сказали: да нет, эта тема не самая важная. Можно было поправочками в закон о рыболовстве. Нет, если она важная, если так это предыдущий руководитель Федерального агентства по рыболовству, значит, очень так это эмоционально обо всём этом говорил и всё такое. Вот оно состоялось… Был подготовлен проект, внесённый правительством, потом поправки были к нему, значит, правительственные и так далее, и тому подобное. На данный момент мы развиваемся. Если закон не принимается, тогда, значит, идёт время, а законодательство наше очень динамичное и по смежным темам начинают появляться какие-то вопросы. Если говорить, например… Мы уже тут немножко с коллегой поговорили на эту тему.

Вот состоялся этот Госсовет и там принято решение о том чтобы федеральный закон о рыболовстве дополнить положениями о разграничении полномочий в сфере рыболовства, включая любительское, в законодательном акте. Это единственный законодательный акт в области природопользования, который не разграничивает полномочия. У нас фрагментарные нормы есть в федеральном законе о животном мире по этой теме. С охотой мы уже его погрузили в охотничий закон, а в рыболовный всё никак не погрузим. Вот президент дал команду. Такая работа министерством проводится. Тут же встаёт вопрос о том, как соотнести между собой нормы о разграничении полномочий в сфере любительской рыбалки и в новом разрабатываемом правительством проекте федерального закона о разграничении полномочий. Ответ трудно дать на этот вопрос.

Но там решается по-другому. Там же и этот же вопрос ещё связан с деньгами, потому что там не только разграничение, там ещё стоит вопрос о передаче каких-то полномочий на уровень субъекта субвенциями и прочее, и как это всё решать, например, в сфере… Будет ли это собственное полномочие субъекта или это будет полномочие переданное, или, значит, оно останется за Российской Федерацией. То есть началось обсуждение этого вопроса и он касается любительской рыбалки. Есть такое мнение, что это, значит, полномочие субъекта должно быть. Есть такое мнение. В законе решается этот вопрос несколько по-другому. Требуется придти к какому-то мнению по этому поводу. Принятие решения по нему.

Наши замечания, на мой взгляд, учитываемые, имеется в виду ГПУ, да. У нас есть принципиальное, было-то только два, да, убрать квоту для организаций любительского рыболовства. Раз организации любительского рыболовства, значит, и квоты не должно быть, с нашей точки зрения. И с договорами как-то там определиться.

Ну, вроде там, значит, какое-то вот сейчас я посмотрел, решение по этому поводу принято.

Есть и другие моменты, которые у нас появились.

Председательствующий. Окончание сроков действия. Да?

                   П.Н. Нет, там вот смотрите вопрос какой. У нас, совершено вот, может, для вас неожиданно звучит, потому что это не рыбные темы, а природных ресурсов касается.

Состоялись решения Конституционного Суда по другим природным ресурсам в части возмещения ущерба, возмещения вреда вот этим вот природным объектам. И Конституционный Суд признал неконституционными, например, положения Лесного кодекса по возмещению вреда в виду неопределённости правового урегулирования этих отношений, которые не позволяют применять их на практике. А у нас все эти нормы зеркально повторяются во всех природоресурсах закона.

Тут же встаёт вопрос. Как нам быть вот здесь?

Я вот читаю, здесь норма, да, есть о возмещении ущерба. Значит, поскольку дали команду разбираться с этой ситуацией, и мы сейчас большое, вот огромное заключение направили нашему полномоченному представителю в Госдуме — Минху Гарри Владимировичу с просьбой. Когда комитет по природным ресурсам, вообще Госдума будет рассматривать внесённый правительством законопроект о возмещении ущерба лесам, чтобы оно не вот эту вот отписку, да, а дало регулирование, регулирование…, так как это указал Конституционный Суд.

А Конституционный Суд что сказал? Он сказал: есть у леса двойная природа. С одной стороны, это природный ресурс, а, с другой стороны, это компонент окружающей среды.

Если это природный ресурс этой экономической категории, всё в соответствии с гражданским законодательством. Должна быть экономическая оценка, о чём вот тут говорится, да, вот и всё такое. А это у нас должно, может быть законом об оценке. Ведь имущество появляется. Значит, надо смотреть его с точки зрения гражданского права.

А экология — это Федеральный закон «Об охране окружающей среды», там есть такие. Давайте вот. И на базе вот этой вот давайте, возмещайте ущерб. Это касается, в том числе, и водных биологических ресурсов.

Потом. Чем дальше в лес, тем больше дров, да и это нас… Стали разбираться, Боже, чего же вы там понаписали, так сказать. Оказывается, тут идут массовые злоупотребления, да, и, значит, лишнее, может, сказал вам, о том, что, ну, смотрите, как происходит-то. Отменяем старые советские нормы, долой в своё время президент распоряжение, инкорпорировать нормы советского права в части природных… в это… в российское законодательство.

А вместо инкорпорации, что стало происходить? Берут и отменяют просто — признать недействующим на территории Российской Федерации постановление правительства о возмещении вреда вот этим, водным биологическим ресурсам. Ну так, условно, да. Ну, мы с лесом так разбирались.

Всё это происходит. Человек совершает преступления, но там незаконный выловов, а это, как его, а у него ничего не конфискуется, ничего не забирается и реализуется, да, и как его, преступник не несёт этой, как её, ответственности, он наоборот прибыль получает.

Или что, как это? Безобразие, надо чего-то делать в этом.

То есть должна наступать не только административная и уголовная ответственность, но и имущественная ответственность, так как оно было раньше, да. И надо это как-то расписывать.

Потом же ведь… Мы вот пишем какие-то вещи. В статье, например, вот здесь вот по уголовному: несёт уголовно-административное…

А вторая, значит, о возмещении вреда это не освобождает.

А Уголовный кодекс у нас пишет «крупный ущерб», он совершенно по-другому трактует ущерб, совершенно по-иному трактует последствия, чем это.

То есть мы живём в своём мире, уголовное право живёт в своём мире и ничего не может применяться на практике в результате.

Здесь вот есть такая норма, она оспаривается уже в целом, и мы её не можем поддержать уже, потому что в рамках какого-то принятого решения. То есть развитие идёт какое-то. В частности. Это в частности.

А некоторые нормы вот в этом законе, да, ну, я уже не буду говорить, некоторые люди читают, да, и говорят: вы чего там пишите. Вы чего пишите?

Ну вот, была норма тут «осуществление любительского рыболовства способами, соответствующими требованиям гуманности». Ну и, бог с ним.

Тут, значит, идет это: предотвращающими жестокое обращение с водными биоресурсами. Значит, я окуня поймал, я должен предотвратить… Это как?

Председательствующий. Но это без взрывчатых веществ, без электро …

                   П.Н. А я вот, например, помню свое детство, что я ловил этих несчастных окуней, поймал его, сунул в пакет и в карман, да и таскал, а он там бедный, задыхается. Понимаете? Это же жестокое обращение.

Председательствующий. У нас стенограмма идет, Павел Николаевич.

                   П.Н. Ну как же так? Это же надо как-то более написать корректно, чтобы над нами не смеялись просто. Понимаете? Ну, вот написано.

Председательствующий. Павел Николаевич, вот, знаете, вопрос. Он в ГПУ находится закон.

                   П.Н. Нет, он в ГПУ не находится. Я считаю так; если такой законопроект нужен, конечно, решение должен принять, прежде всего, Минсельхоз. Когда он его считает, нужен ли он, не нужен ли он, а потом мы садимся, и его доводим… это самое. У нас есть уже и взаимодействие, и хорошее взаимодействие, и с комитетом, и с правительством, мы можем. Главное, чтобы понять и как это будет он, не будет. Я, например, не знаю, будет он или не будет. Если решение состоится, что он будет, это одно дело. Если не состоится, это другое.

Но есть и другой момент. Мы говорим: давайте определяться с приоритетами. Приоритет означает что? Что-то принимается, что-то — откладывается. Вот у нас сейчас мы обсуждали поручение президента, что нам важнее: квота или любительская рыбалка? А получается как? Будет заниматься всем одновременно. Приоритета, то есть мы выделить не можем. Хотелось бы как-то вот, чтобы приоритетность была определена. Если что, мы на этой сессии с вами, значит, как бы примем. Если любительскую рыбалку принимаем, значит, работаем над ней. Но это не наше решение, это решение даже не… даже не Минсельхоза, а правительства. Оно должно что-то как бы принять и как-то нас сориентировать. Как нас сориентируют, поверьте, мы поработаем.

Председательствующий. Спасибо, Павел Николаевич.

Мы знаем, до кого надо достучаться, а именно до вице-премьера Дворковича. Я являюсь членом, надеюсь, новой правительственной комиссии, и мы донесем вот эту нашу заботу.

Я бы хотела предоставить слово Фомину Александру Владимировичу, который возглавляет крупную общественную организацию крупных рыбохозяйственных промышленников. Три минуты. Помните?

Фомин А.В. Спасибо.

Эльмира Гусейновна, спасибо, что пригласили, во-первых. И по части приоритетности вот всё-таки наше видение, что законопроект по спортивно-любительскому рыболовству, он важен и нужен. Я просто хотел ещё обратить внимание, что он касается действительно 20 миллионов наших граждан, тем более выборный год, это депутаты могут хорошо набрать очки. Поэтому и с точки зрения приоритетов, да, это тоже было серьезнейшее важнейшее поручение президента, оно уже три года, я так понимаю, тянется. Поэтому вот всё-таки дать такую рекомендацию сегодняшнего заседания, что поставить этот законопроект в приоритет и бросить на него все силы.

Председательствующий. Нет, мы можем только рекомендовать пока.

Значит, что я хочу сказать? Третья законодательная инициатива. Это приоритет аквакультуры. И сегодня на комитете с гордостью хочу сказать, что мы поддержали законодательную инициативу членов Совета Федерации, чтобы в сфере аквакультуры те добросовестные пользователи рыбоводных участков, имели преимущество при переоформлении участков на новые сроки.

Вот я бы хотела, чтобы наш уважаемый Василий Дмитриевич Глущенко, председатель правления Росрыбхоза у нас высказался. Не обязательно только по аквакультуре. Вы выскажите свои предложения по проблематике, которую сегодня мы обсуждаем.

Глущенко В.Д. Уважаемые коллеги, мы же все помним, как он возник этот? Почему? Мы вот говорим надо или не надо его сейчас, он приоритетный или неприоритетный?

Эльмира Гусейновна, надо подумать, это, прежде всего, политика. Только вот прошел съезд «ЕДИНОЙ РОССИИ», вы активный член партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ». «ЕДИНАЯ РОССИЯ» много чего-то делает.

Председательствующий. Я сторонник.

Глущенко В.Д. Сторонник, а, ну, тогда другое дело. Тогда понятно положение.

Председательствующий. Почему?

Глущенко В.Д. А потому что мы помним, как это возникло. Получилось тогда так, что люди вышли по 50 тысяч в Казани, в Астрахани, перекрывали реки, перекрывали площади, выходили, возмутились положением, действительно, какое было. Потому что захватили самое лучшее определенные лица участки и земельные, и водные на водных объектах, на реках, на озерах, на водохранилищах. Стали там, организовывать бизнес, брать деньги, одновременно построили на них там, всевозможные, не считаясь там, ни с какими водоохранными, ни с чем, сооружения. Это возмутило народ. Люди вышли, власти посмотрели, караул. Сразу «Народный фронт» и всё прочее, давайте новый закон. Успокоили. Хорошо. Своими манипуляциями мы сделали хороший закон, кстати, неплохой, даже наши там, все были, благодаря Павлу Николаевичу, Брычевой, там всё, где мы упросили и правильно сделали, что везде бесплатно, свободно, за исключением рыбоводных водоемов. Там водных биоресурсов нет. Там частные… Там другое дело совсем. Там производство. Всё хорошо было. Ну, сейчас не хотите, не надо. Это уже дело, я думаю так, я как гражданин говорю, это уже дело Думы и я, почему и говорю, и в первую очередь «ЕДИНОЙ РОССИИ».

Председательствующий. …Регламента. Потому что по Регламенту мы должны сейчас вот новую редакцию закона опять отправить в ГПУ. И мы можем сейчас вот рекомендовать комитету, Павел Николаевич, да? Мы можем рекомендовать…

                   . (Не слышно).

Председательствующий. И в правительство, и к вам, чтобы получить авторитетное мнение. Потому что абсолютно соглашусь. Дело в том, что вот те социальные напряжения, о которых говорил Василий Дмитриевич, особенно в Татарстане, да, в Астрахани, ведь вынудили президента провести общественный форум 26 августа 2011 года, да, в Астрахани, когда был введен мораторий на то, чтобы эти рыбопромысловые участки больше не раздавались для оказания рекреационных услуг. Спасибо.

                   . Ну, в общем, смотрите, теперь, это я просто вспомнил, и сейчас идут выборы. Если кто-то во власти отслеживает настроение, там, и всё прочее в народе, обстановки, все эти дела, если считаете, что не надо этого делать и так успокоили уже, ну, хорошо. Если есть опасность, я думаю, его надо поставить на первое место.

                   . Закон, да?

                   . Закон, абсолютно. Ну, я бы так поступил, понимаете, на месте правительства, кого-то там, чего-то, что-то. И сделал так, чтобы всем было нормально и потом доложить, сказать, смотрите, вот было, было, мы сделали то-то, то-то. А почему сейчас получилось, в общем, понятно. Ну, определенные круги замяли его, забили. Опять же эта вот возможность там, бизнес развернуть, опять деньги, опять то же самое, вернуться к старым событиям. Ну, ладно. Прошу прощения.

Уважаемая Эльмира Гусейновна, большое спасибо комитету. Вот вы сказали, вы одобрили, я прочитал эту статью, которую вы одобрили…

Председательствующий. Поддержать, да?

                   . Поддержать абсолютно. Если это произойдет и вот в ближайшее даже время, это очень важно. Потому что вот у некоторых заканчивается вот-вот, понимаете. Ну, в этом году, даже на будущий год договора, только они назывались тогда рыбопромысловые участки для производства товарной рыбы. Попадет под это дело, люди вздохнут, спасибо вам будет большое.

И много сделано по введению этого закона о культуре рыболовства, подзаконных актов – ничего не могу сказать, работа проведена большая. Что-то мы там неправильно наделали, переделывают, ещё очень много того, что мы с вами, вы поддерживали нас по земельному (землепользованию, водопользованию, с лесными), всё это задел есть, обговорено. Я понимаю, что времени не хватило, ничего не получается. Я желаю, чтобы вы все попали, особенно вы, в новый состав Думы, который будет. И я думаю, что потом мы продолжим работать.

Председательствующий. Спасибо вам большое.

Но главное — не человек, а главное, чтобы результаты были для рыболовства.

                   . А результаты зависят от людей.

Председательствующий. Я бы ещё хотела попросить выступить заместителя директора Всероссийского института рыбного хозяйства Глубокого Александра Ивановича. Мы уже останавливались на проблеме добычи водных биоресурсов в исключительных экономических зонах других государств. Практически без преувеличения идут сейчас рыбные войны. В законодательной инициативе нашего правительства, в частности Минсельхоза, говорится об усилении мер государственной поддержки по защите интересов государства в конвенционных зонах. Я права, Евгений Семенович? Что вы можете в этой связи сказать, Александр Иванович?

И один вопрос, те квоты, которые получают рыбохозяйственные организации, добывая в трудных условиях эти квоты в исключительно экономических зонах, сроки действия договоров этих квот можно продлевать или на каждый год они должны по-новому определяться. Как у нас видит наука? Как у нас видит Минсельхоз, Евгений Семенович, вот эту ситуацию с квотами в исключительных экономических зонах других государств. Они могут быть тоже такими, как по аналогии с обычными договорами на закрепление долей и квот, чтобы обеспечить стабильное ведение бизнеса.

Глубокий А.И. Спасибо большое, Эльмира Гусейновна, за то, что пригласили и дали возможность высказаться.

Уважаемые присутствующие, действительно, вы справедливо отметили, Эльмира Гусейновна, что у нас около 2 миллионов тони потенциал, который в настоящее время не используется, используется только 4,5 миллиона. Из этих двух от половины до 40 процентов это та часть, которую мы можем брать за пределами зоны нашей исключительной экономической.

Что для этого нужно? Во-первых, создание и развитее совершенствования на постоянной основе правого базиса. Это, прежде всего, заключение многосторонних и двусторонних соглашений. Мы с Владимиром Николаевичем буквально вчера закончили работу очень важную с Королевством Марокко. В результате этой работы будет сохранена возможность российского промысла, а, возможно, даже и расширена уже на 2016 год. Поэтому эти работы должны быть продолжены по всем направлениям.

Да, действительно, конкуренция очень жесткая. Хочу привести только два примера из важнейших событий прошедшего года 2015-го. 15 июня подписана декларация по Северному Ледовитому океану, по анклаву пяти приарктических государств, которые фактически прекращен коммерческий промысел, хотя его там фактически и не было, но теперь даже такая возможность прекращена до создания там региональной организации по управлению рыболовством. Это очень важная…

Да, в анклаве Северного Ледовитого океана за пределами двухсотмильных зон. Там две трети нашей береговой линии, поэтому для нас это важнейший регион. И вот эту работу нельзя оставлять, её нужно продолжать и делать это соглашение таким образом, чтобы оно не мешало России вести там промысел, естественно, с учетом научно-обоснованных данных.

Важнейшая составляющая и тоже хочу привести пример наших переговоров с Марокко на этой неделе, состоявшихся в Росрыболовстве под председательством Ильи Васильевича Шестакова, это научные исследования. Те возможности, которые нам предоставляют марокканцы, в значительной степени они предоставляют, потому что мы проводим там научные исследования. Именно поэтому, если мы хотим хотя бы частично этот миллион потенциальный использовать, мы должны поддерживать российские международные исследования, как самостоятельно, так и совместно со странами – участницами этих договоров. Конечно, это требует определённых средств, и понятно, что сейчас кризис, но тем не менее если мы это прекратим, мы можем не только не увеличить, но и сократить.

И, наконец, последнее. Это борьба с незаконным, нерегулируемым, несообщаемым промыслом. У нас на двусторонне основе ряд соглашений подписан, и последнее — с США в сентябре 2015 года. Мы эту работу продолжаем.

Председательствующий. На Президиуме об этом тоже говорилось, правильно?

Я вот знаете, хотела, прежде чем дать нашим мэтрам в сфере законодательства слово, я хотела спросить у Бориса Лаврентьевича. И, думаю, вы довольны теми изменениями, которые в Налоговый кодекс вносятся на сегодняшний день в Росрыболовство, Минсельхоз (в части рыболовецких артелей и права применения единого сельхозналога).

              Б.Л. Спасибо.

В двух словах вначале всё-таки об основном законе, если можно.

Закон нужен, работа идёт над ним. Но там настолько много неясностей по основным вопросам. Что такое 20 процентов? Принято решение президентом, ну, надо выполнять его. А вот как его реализовывать, совершенно неясно. То есть такого не должно быть.

Теперь увеличивающийся коэффициент для прибрежников — 1,2. Позеленен он, вреден он — тоже непонятно, что это будет, что это за процент, куда его девать. Но самое главное: сам весь документ, его основные моменты (а основные всё-таки — это распределение биоресурсов) насколько не отработан, настолько непонятен. Только представьте, почти сотня, ну, не сотня, точно 70 отсылочных норм в законе, 70, 38 подзаконных актов должно быть, это вообще невероятно. То есть я извиняюсь, но это вроде бы, я не хочу оскорбить, но документ вроде, что-то такое о понятиях, а не сам закон. То есть вся, каждая фраза, каждое слово в законе должно быть совершенно чётким, прямого действия. Солнце есть — есть солнце, нечего его обсуждать. А мы это делать. Это вот самое главное…

По закону второму. Ну, те новеллы, которые обозначены в поручении Президента, и они должны быть, конечно, выполнены, они нас устраивают, потому что у нас их немного хозяйств, колхозов осталось, было раньше там сотни и, теперь их осталось всего по всей России в пределах 70 хозяйств. Самое главное, хотя можно говорить, что и другие организации в том же положении, но не настолько, сколько рыболовецкие колхозы. Ну, во-первых, они являются сельхозтоваропроизводителями ещё с 1997 в соответствии с законом «О сельхозкооперации». Именно потому что они там расположены. Вот взять Мурманскую область, Архангельскую и Ненецкий округ. На территории свыше 850 тысяч квадратных километров вот эти почти 40 хозяйств расположены, рассыпаны как горохом по всей этой огромной территории. Как пишут, я не взял документов, их председатели колхозов, как они пишут: «У нас круглый год нет дорог — ни зимних, ни летних. И доставка всего, что требуется для них — это происходит по законам, конечно, Севера».

Поэтому всё, что прописано в поручении Президента по налоговым делам, мы полностью поддерживаем, будем просить, чтобы выполнить.

Председательствующий. (Не слышно.)

         Б.Л. И я прошу Евгения Семёновича, чтобы это, так сказать, всё-таки претворилось. Хотя предложения могут быть самые разнообразные. Спасибо.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, я так благодарна всем, что вы нашли время и возможность прийти.

И сейчас я бы хотела в режиме свободном, кто хочет высказаться, кто хочет попросить слово, я с удовольствием всем предоставлю эту возможность.

Вы уже выступали. Я имею в виду, я сказала, те… Почтили. Кто хочет выступить?

                   . (Не слышно.)

Председательствующий. Ну конечно, вам всегда всё можно, Владимир Абдурманович.

         В.А. Там обидели субъекты, когда выкинули их из тервод. И любительское рыболовство в терводах надо отдать субъекту. А котодромное, … — это, конечно, федеральный орган.

Председательствующий. …организация про лосось думает, потому что…

Мы же вот эту возможность в среду рыбу возвращать вернули, ведь, правильно, вот в среду возвращать рыбу, вернули.

                   . (Не слышно).

Председательствующий. Да, это европейский подход, это цивилизованный…

                   . (Не слышно). … ловли, существовать в тех же самых рамках, в которых они уже и были. И данный, конечно, законопроект, он учитывает, но с очень ограниченным временным отрезком. То есть, это вопрос, который остался до сих пор, ну, как бы неразрешенным. То есть, мы рады, что хоть каким-то образом это будет продолжаться, но все-таки хотели, чтобы это как институт для ограниченного, очень ограниченного числа видов все-таки был пролонгирован.

Председательствующий. Спасибо.

Уважаемые коллеги, думаю, вы согласитесь со мной, что если два мэтра, представитель Минсельхоза, высокий чиновник наш руководитель Департамента Минсельхоза Евгений Семенович и представитель ГПУ, главный советник сейчас резюмируют всё, что здесь они услышали. Мы — депутаты для себя сегодня очень много полезного взяли и я извиняюсь за своих коллег, они вынуждены были уйти, и они, может быть, не так глубоко в теме, поэтому их возмущение по поводу отсутствия или присутствия на столах крабов и лосося, это не самое главное, что они хотели до вас донести. Они хотели сказать, что на самом деле нужно пополнять и налоговую часть нашего российского бюджета, нужно дать возможность развиваться рыбохозяйственным организациям, и нужно довести, наверное, до какого-то знаменателя закон «О любительском рыболовстве». Ну, это я за них.

Я хочу передать слово Евгению Семеновичу.

                   Е.С. Еще раз хочу сказать, Эльмира Гусейновна, спасибо большое.

Все законопроекты, которые мы сегодня обсуждаем, явно резонансные и это показала дискуссия. Говорить о том, фактически всё то, что я вначале сказал про законопроекты по системе квотирования, изменений в закон «О рыболовстве», даже больше, чем там, система квотирования в варианте и по Налоговому кодексу, фактически прозвучало то же самое в заключениях коллег-участников по сегодняшнему совещанию. Есть некие репейные точки, у которых есть разные подходы, почему, как я вижу, подходы разные, вернее, да, ну, разные подходы и федеральных органов исполнительной власти к решениям, у бизнеса. Поэтому говорить о том, что все плохо, нет, наверное, можно говорить о том, что есть еще предмет для работы для того, чтобы эти коллизии, эти разные подходы постараться урегулировать.

Также звучали здесь некие вопросы, которые уже обсуждались и перед госсоветом и на госсовете. Я понимаю, что они уязвимы, ощутимы, они очень чувствительны, поэтому о них нельзя переставать говорить. Но это только призывает нас к тому, что необходимо переходить к конкретным механизмам реализации поручений президента, о которых мы должны предметно и говорить. А просто говорить, что что-то не нравится или что-то должно быть как-то по-иному, ну, понятная позиция, но хочется это слышать. Я, честно говоря, вот позицию Минвостокразвития и ФАС по реализации вот этих 20 процентов слышал именно по подходам через аукцион, например. Да, мы его не поддерживаем, но это тоже механизм, который мы будем дальше обсуждать с коллегами, находить какой-то механизм. От бизнеса механизма распределения не видел, хотелось бы тоже его послушать. То есть законопроект резонансный.

Налоговые изменения тоже чувствительные. Мы их обсуждаем на всех площадках. Сказать, что сейчас эти законопроекты не обсуждаются, вот точно нельзя, они обсуждаются почти каждую неделю на той или иной площадке. И спасибо вам, что вы собрались…

                   . Может быть, пять лет нам говорили про дифференцированную ставку налога.

                   Е.С. Так вот коллеги из бизнеса не поддерживают, не давая вариативности, кроме как, а поддержите это экономически, давайте нам из бюджета, других вариантов не дают. Поэтому было бы всё-таки важно услышать эти варианты.

Что касается законопроекта по любительскому рыболовству. Тоже мы видим, дискуссия ещё какая-то продолжается. Мы все предложения, поправки внесены в Государственную Думу, в аппарате уточняются замечания Правового управления. О чем сказал Павел Николаевич, ситуация не стоит на месте, и вышел закон об аквакультуре, выходят подзаконные акты об аквакультуре, справочники, классификаторы, выходит поручение президента, связанное с ограничением полномочий.

Вот Владимир Иванович сказал коротко: всё нормально, только дайте полномочия субъектам в такой-то, такой-то части. Но дать полномочия просто прописав одной фразой, тоже невозможно. Это целый механизм, который предусматривает изменения, в том числе связанные с бюджетированием.

Поэтому мы готовы работать. Сейчас на площадке Госдумы законопроект находится. Понимаем политическую ситуацию. Поэтому мы сейчас здесь готовы к решению, главное, чтобы он не навредил. Поэтому мы старались как можно больше учесть всех интересы в этом законопроекте, чтобы он был сбалансированным.

Председательствующий. У меня предложение, Евгений Семенович. Давайте на площадке фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ» выработаем позицию.

                   Е.С. Мы готовы участвовать в этих мероприятиях, для того чтобы была позиция.

Что касается аквакультуры, тут тоже разные есть мнения, позиции. Позиция министерства: что мы должны принимать необходимые законодательные инициативы юридически точные, для того чтобы те недочеты, которые могли быть в законе об аквакультуре, восполнить, либо, для того чтобы просто там упростить доступ, изъять какие-то, убрать лишние барьеры. И это уже есть поручение по этому поводу.

Председательствующий. (Не слышно.)

                   Е.С. Да, и поощрить добросовестных пользователей тоже, наверное, важно. Есть поручение, связанное с развитием Дальнего Востока и Юрия Петровича Трутнева, потому что Минвостокразвития активно работает во всех сферах в части Дальнего Востока. Есть разные мнения.

Ещё раз говорю: министерство готово работать. И, я считаю, что сегодняшнее мероприятие показало, что работа идет, комитет имеет свое мнение, которое будет выражено в решении. И просьба, чтобы, в том числе на площадке комитета, мы приходили к какому-то конструктиву, и так мероприятий достаточно много по этому поводу.

Председательствующий. И что-то у нас обязательно выйдет в качестве уже рекомендаций парламентских слушаний, которые, мы знаем, да, по закону о статусе депутата, имеют очень серьезные последствия.

Павел Николаевич, уважаемый, вам слово.

                   П.Н. Большое спасибо, что дали возможность заключительно сказать.

Я как бы для себя понял, обязательно доложу своему руководству, не только непосредственному, но и выше. Мы не ожидали, что те инициативы законодательные, которые сейчас подготавливаются Минсельхозом, вызывают столь серьезные критические замечания со стороны бизнес-сообщества. Причем они выглядят единодушно. Всё, что здесь говорил Владимир Обдурманович, Борис … , Татьяна Сергеевна безусловно может вызвать поддержку, потому что они даже иногда не по существу говорят, вы внесите ясность, дайте порядок, скажите как. Такие вещи, ну, просто не могут быть не приняты ни при каких обстоятельствах. То есть, видимо, в законе нужно дать ответы на вопросы. Потому что бизнес-сообщество даже не может сделать замечание в виду того, что не поймет, чего, собственно говоря, хотят. Это неправильно. Законодательный акт должен отвечать принципам определенности, ясности, полноты, как нас учит Конституционный Суд Российской Федерации, который стал принимать решения о неконституционности каких-то положений закона в виду их неопределенности. Не хотелось бы такого позора с нашим рыбным законом, как у нас вот тут состоялось по некоторым другим законодательным актам.

И сильно меня удивило то, что я послушал, так сказать, от Сергея Васильевича со стороны ФАС оказывается огромный массив, так сказать, разногласий, значит, это тоже как-то свидетельствует о том, что, видимо, эта работа еще на уровне ФОИВов будет вестись. Поэтому тут работа предстоит большая. И мне кажется, то, что сказал Михаил Викторович, что, скорее всего, ее невозможно будет, так сказать, на этой сессии, видимо, оно небеспочвенно, небезосновательно, поскольку еще не смогли бы прийти к единому мнению, даже на уровне ФОИВов и на уровне интересов бизнес-сообщества.

А второе по любительскому рыболовству. Здесь мне кажется, Василий Дмитриевич лучше всех высказал. Этот вопрос очень тонкий такой. В предвыборный год, да, не знаю, как это правильно, неправильно. Это пусть «ЕДИНАЯ РОССИЯ» примет решение. Ну, вот, например, мы же отложили закон о переходе от категории земель к территориальному зонированию по просьбе «ЕДИНОЙ РОССИИ», которая сказала, что это несвоевременный, неправильный, иначе надо как-то более детально разобраться, а в предвыборный год решать это в условиях таких, наверное, не очень будет здорово.

И последнее, собственно, из-за чего я попросил взять последнее слово, это вот этот вот закон «Об аквакультуре». Мне кажется, даже так неслучайно он не был обсужден. Здесь идет просто, ну, как это сказать, поддержана инициатива Совета Федерации, солидных людей, страшно сказать, кого, причем у нас там, в администрации. Я тут в правительство приезжаю, а мне говорят, Павел Николаевич, ты бы против этого закона не выступал, ты знаешь, что тут публично было сказано Виктории Валерьевне Абрамченко от руководителя Совета Федерации, если его на этой сессии не будет, ты будешь уволена с работы, ты подумай, там, сможешь ли ты работать на своем месте. Я говорю, да, меня трудоустраивал-то всё-таки, я же не в Совете Федерации работаю, у меня есть мое руководство, оно, думаю, примет решение о моем соответствии, несоответствии. Но это не здорово всё так это самое, да. Если чего-то хочется проводить, значит, надо все-таки какие-то соблюдать.

И я должен вам как бы доложить, нам пришло вот письмо из Минсельхоза, которое очень красиво написало о том, что оно согласовало с Минэкономразвития, с кем там, с ФАСом там, и всё, но ничего не сказало о том, кто выступил против. Мы вам отправили письмо в ФСБ, которое там, не поддерживает этот законопроект, вы о нем ни слова не сказали. А, может быть, стоит это всё обсудить. Ведомство все-таки солидное, пишет очень редко на законопроекты.

Председательствующий. А мы его, вообще, в рассылку только отправили.

                   П.Н. Нет, я не знаю, рассылка. Нам пришел законопроект, мы его отправили коллегам всем: в Минсельхоз, в ФСБ, в экспертное управление. Нам пришло критическое замечание от ряда наших подразделений, в частности экспертного управления. И второе пришло критическое заключение от ФСБ и Минюста, которые этот законопроект не поддерживают.

Правительство готовит проект официального отзыва, где пытается положительно высказаться. Мы собрали все эти письма и отправили в Министерство сельского хозяйства, и отправили Гарри Владимировичу Минху, но вам, видимо, не все эти заключения, которые по этим законопроектам известны. Их нужно вам, наверное, предоставить.

И второй момент. Нам председатель вот этого комитета Совета Федерации по конституционному, он там, как бы я не работаю с ним, поэтому, то есть я его уважаю, но я просто точно не знаю названия, там Клишас его возглавляет, неожиданно присылает нам вот этот вот доработанный законопроект с учетом наших замечаний. Пишет, что мы в Госдуму направили новую версию.

Председательствующий. Согласованную с Минфином.

                   П.Н. Просим вас, Лариса Игоревна, высказать предварительную точку зрения по этому. Мы его опять разослали, опять все лица, которые высказались против, подтвердили свою позицию по этому поводу, после чего Минсельхоз в лице статс-секретаря Абрамченко, обратилось к нашему помощнику по экономическим вопросам Андрею … с просьбой обсудить эти вопросы и как-то согласовать. Мы, говорит, готовы вам навстречу, может, вы нас поддержите.

Мне кажется, поскольку процессы согласования и решения ещё никак не выяснены ни в Правительстве Российской Федерации, ни в администрации, рекомендовать его поддержать преждевременно, так сказать. Ну, просто я вижу его как бы здесь.

Мы, значит, провели предварительные переговоры с Ильей Васильевичем, он встретился, мы поговорили, и даже пришли к какому-то единому мнению по этому вопросу. Он там свои аргументы привел, и некое компромиссное решение состоялось. Но он обещал переговорить, потому что ведь, если инициатор законодателя это не поддержит, это же как бы другое дело. То есть нам надо как бы с ними поговорить.

Мы настаиваем, чтобы это было исправлено до его внесения в первое чтение. Есть такие моменты, где можно поддержать, о чем вот сейчас сказал, но не так вот огульно. Что те, кто уже заключили на 20 лет, им тоже там, а вот те, кто, может быть, переоформил, и у которых только-только истекает, наверное, это можно было бы рассмотреть и в заключительных положениях внести, так сказать.

Мне кажется, преждевременно пока его как-то… окончательно принимать какое-то решение.

Председательствующий. Спасибо за вашу позицию.

Просто хотела проинформировать, что он пришел к нам и в порядке, в соответствии с документацией, в соответствии с Регламентом Думы, отправлен в рассылку.

Я хочу ещё раз поблагодарить за такую напряженную активную работу, за высказанные мнения и пожелания. И ещё раз подчеркнуть, что наш подкомитет по водным биоресурсам, экспертный совет всё-таки считает, что абсолютно своевременно начата работа над законодательным регулированием тех поручений президента, которые вышли по итогам заседания Президиума Госсовета. И, слава богу, что оно прошло, потому что не будем забывать, что последние 10 лет на таком высоком уровне проблему рыбохозяйственной отрасли не обсуждались и вот мы, наконец, всё-таки до этого дожили.

Так что мы поддерживаем эти законодательные инициативы, понимаем, что надо работать над содержанием их, и время для работы много, это и первое чтение, и потом подготовка ко второму чтению. Но, думаю, что Евгений Семенович доложит руководству Росрыболовства, да, о тех замечаниях, которые мы здесь сделали, и естественно это мы оформим в виде рекомендаций нашего сегодняшнего экспертного совета.

Спасибо. Благодарю всех. С окончанием весны. Мужчин наших дорогих с наступающим Днем защитника Отечества. Не дай бог вам когда-нибудь прибегать вот к такой вашей обязанности в прямом смысле. Защищайте свои семьи, защищайте свое государство своим профессионализмом, своим вкладом в мирный труд. И здоровья всем.

Спасибо.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru