Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

В отрасли рождается новая сила «РОССИЙСКАЯ РЫБНАЯ ОТРАСЛЕВАЯ КОНСОЛИДАЦИЯ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА» «РОК»

Заместитель главного редактора FishNet.ru Анна Горнова беседует с управляющим Холдинга «Русфишгруп» Вячеславом Косеченко.

— На последнем заседании Госсовета РФ 7 апреля одним из основных вопросов обсуждались меры по развитию малого и среднего предпринимательства. Есть поручение Первого вице-премьера Игоря Шувалова – синхронизировать деятельность различных структур в этом направлении. В этой связи Ваша инициатива по созданию отраслевого объединения малого и среднего бизнеса весьма актуальна. Как чувствует себя малый и средний бизнес сегодня в рыбной отрасли?

— Ситуация, связанная с малым и средним бизнесом в России в последние годы плачевна. Ежегодно по несколько тысяч человек сдают свои предпринимательские свидетельства, понимая, что не могут работать дальше. Их душат вопросы, связанные с отсутствием рентабельности, постоянные проблемы с финансированием. Банки неохотно предоставляют кредиты, а если и дают, то это фактически кабала, из которой выйти очень сложно. Основная причина в том, что такие предприниматели идут буквально в слепую, часто не имея возможности сделать квалифицированный анализ своей деятельности. У них нет стабильности и возможности верного прогноза завтрашнего дня. Для того, чтобы изменить эту систему, остановить развал предпринимательского класса и начать его возрождение, необходимо принимать меры.

Во все времена малый и средний бизнес был движущей силой развития торговли, формирования на рынке оптимальной справедливой цены и экономического подъёма государства. Об этом говорит зарубежный опыт. Дореволюционная Россия была на очень высоком уровне экономического развития благодаря среднему и малому предпринимательству. Но случилось так, что Столыпинские реформы, которые могли бы ещё больше продвинуть Россию, были остановлены.
— Каков расклад сил в отраслевом сообществе в России сейчас?

— Рыбная отрасль сегодня – это пирамида, на вершине которой находятся крупные компании, которые имеют серьёзный вес, объединяя в своих руках большие ресурсы. Занимаясь вопросами торговой политики и пополнением своих материальных благ, продавая рыбу на экспорт и в Россию, они не думают о тех, кто влачит свое тяжелое существование в отраслевой цепи внутреннего рынка. Монополизация прослеживается и в промысле, и в торговле, и в промышленной переработке. Если говорить о торговле — крупные сетевые структуры развиваются, а частный малый и средний бизнес сокращается ежегодно. В промысле — крупные поглощают мелких, крупные выбирают максимальное количество квот. Мелкие живут на остатках, либо облавливают квоты крупным. В переработке — массовое закрытие малых и средних перерабатывающих предприятий, взлет и инвестиции для крупных компаний, давление белорусских компаний. В самом основании пирамиды находятся частные предприниматели — малый и средний бизнес, который несёт на себе всю ношу ответственности перед конечным потребителем на внутреннем рынке, находясь в тяжелейшей конкуренции с крупными сетевыми структурами.

Политическая жизнь рыбной отрасли у нас сегодня находится в дисбалансе, её необходимо сбалансировать. Посмотрите — какие объединения решают судьбу и политику рыбной отрасли и тех же предпринимателей, кто играет главную политическую роль? Это – ВАРПЭ, Рыбный Союз, АДМ. В их состав входят крупные перерабатывающие, аквакультурные и промысловые предприятия. Все они решают свои вопросы и не в состоянии применить те силы, которые могли бы поднять малый и средний бизнес, на плечах которого они стоят. Необходима организация, которая объединит представителей малого и среднего бизнеса в отрасли, станет его голосом и представителем в диалоге с властью, позволит получить защиту и реальную помощь, связанную с кардинальными изменениями по улучшению их деятельности на отраслевом рынке, что может изменить многое в лучшую сторону.

— На Ваш взгляд, какова численность потенциальных участников такого Союза?

— Малый бизнес кормит свои семьи, а средний бизнес кормит семьи тех, кто у них работает. Наша основная задача, чтобы малый и средний бизнес развивался, увеличивался и размножался. Предполагаю, что на начальном этапе количество участников, до которых будет донесена наша идея, членов отраслевой консолидации малого и среднего бизнеса за первые год-два составит от 1 до 1,5 миллионов предпринимателей и компаний. Консолидация объединит рыбаков, переработчиков и все звенья отраслевой торгово-инфраструктурной цепи. Миссия Консолидации заключается в модернизации и эффективном использовании механизма, защищающего интересы малого и среднего бизнеса рыбной отрасли, который необходимо развивать, усиливать и приумножать. Задача отраслевого малого и среднего бизнеса – обеспечение, увеличение объёма потребления рыбы и морепродуктов на душу населения в нашей стране.

— Ваше отношение к укрупнению компаний в рыбном бизнесе, в частности к укрупнению рыбодобывающих компаний?

– Бизнес не может стоять, он должен идти вперед и развиваться — если встал, значит пошел назад. Плох тот солдат, который не хочет быть генералом. Именно поэтому, мое отношение к успешным компаниям – они достойны уважения и пример для других. Но если крупные компании превращаются в монстров, нарушающих систему сдержек и противовесов, свободное ведение бизнеса, останавливающее развитие массы других предприятий, отношение к ним — резко отрицательное. «РОК» открывает свои двери для малого, среднего и крупного бизнеса, не ограничивая количество членов. Мы рады всем, кто разделяет наши взгляды, ждем поддержки и готовы ее оказать.

— Вячеслав, насколько я знаю, Ваша компания одна из первых после распада СССР занялась реализацией охлаждённой рыбы в России. В этой части у Вас большой опыт. Какова на Ваш взгляд перспектива развития этого сектора в нашей стране?

— В наш холдинг входит ряд предпринимателей и компаний малого бизнеса, участвующие в прибрежном промысле, промышленной переработке, торговле в Санкт-Петербурге и Москве. Ещё со времён СССР у нас действовал запрет на ввоз охлаждённой рыбы, выловленной прибрежным флотом в Баренцевом море. В то же время Европа активно потребляла свежую охлаждённую рыбу, используя современные технологии обеспечения безопасности и контроля. При согласовании с Управлением ветеринарии Санкт-Петербурга под жестким контролем, в качестве эксперимента мы начали работать в данном направлении семь лет назад. В настоящее время бизнес охлажденной рыбы без мурманской рыбы невозможно представить! Успешный опыт в этом году мы начнем претворять в жизнь на Камчатке.

В современном мире все страны потребляют в пищу вкусную, деликатесную, свежевыловленную дикую рыбу с полным спектром полезных минералов и неповторимых вкусовых свойств. Если говорить о красной рыбе, то россиян до введения санкций кормили выращенными на кормах, генномодифицированными, здоровыми на антибиотиках и красивыми на красителях продуктами аквакультуры Норвегии, Чили, Дании и России.

— Видимо, таким образом проявился и начал падать железный занавес в нашей отрасли. Но сегодня охлаждёнка не только разрешена, но и активно популяризируется. Только вот её доставка — дело пока что не дешёвое.

Охлажденная рыба стала активно потребляться, ведь вкусовые качества у неё совсем другие! Мы прошли очень серьёзную систему контроля безопасности: промысел ведется в безопасных районах, рыбное филе проходит через «световые столы и щепочей», ветеринарные лаборатории Мурманска, Санкт-Петербурга, Москвы и других городов проводят постоянно дополнительные исследования. Контроль присутствует даже в магазинах. На данный момент можно с уверенностью сказать, что вопрос потребления охлаждённой рыбы в Европейской части России, имеет право на развитие и находится под контролем. Объёмы потребления растут, люди предпочитают свежую рыбу мороженой.

Огромные возможности у нас на Дальнем Востоке. Там, как говорится — «еще конь не валялся» по охлажденной рыбе. Нужно думать о развитии прибрежного промысла, о создании инфраструктуры по реализации охлаждённой рыбы в этом регионе. Ведь это очень важный процесс, который даёт увеличение количества предпринимателей, рабочих мест. Дальний Восток – это перспективнейшее направление в этой части. Посмотрите – вокруг там находятся страны, которые активно сами потребляют охлаждённую рыбу и снабжают ей весь мир – это Гонконг, Тайвань, Вьетнам, Китай, Япония и т.д. Для сравнения — потребление рыбы на душу население в Японии и Южной Корее – 67 кг, в Исландии – 91 кг. У нас же едва доходит до 22,3 кг в последние несколько лет. Тысячи предпринимателей хотят работать в этом направлении, но не могут. Необходимо нам вместе пробить этот занавес.

Дальневосточное направление нам нужно развивать, чтобы оно кормило не только Дальневосточную Россию, но и Европейскую часть, которая является мощным покупателем охлаждённой рыбы, доставляемой авиатранспортом. Ведь сегодня на Дальнем Востоке все всего боятся – боятся продавать свежую рыбу в магазинах, потому что на охлаждённую продукцию практически нет документов, нет оборудования и квалифицированных поставщиков. Потому что нет системы, нет программы, нет людей понимающих и знающих как работать с охлажденкой.

— Классический пример исторически сложившегося малого бизнеса — это хозяйства коренных малочисленных народов. Время идёт, общество развивается. На Камчатке коренные народы готовы к промышленному рыболовству, но законодательно они ограничены орудиями лова. По сути, вся их деятельность сведена к обеспечению собственного пропитания. Почему бы их не включить в предложенную сегодня Росрыболовством концепцию развития прибрежки, в Вашу Консолидацию?

— Без них наша организация существовать не может. Необходимо сделать так, чтобы представители КМНС имели возможность вылавливать не по 100 кг на душу для собственного пропитания, а чтобы у них была возможность получения квот на общих основаниях с использованием современных средств вылова, было право и возможность реализации своих уловов в городах и поселках. Практически вся рыба с Петропавловск — Камчатского идёт через Владивосток. И только красная икра самолётами летит в Санкт-Петербург и Москву. Получается, что если КМНС выловит не по 100 кг, а по 5 тонн каждый, возникнет проблема – куда реализовывать продукцию? Первое — необходимо наладить систему реализации внутри Петропавловск – Камчатского, организовать систему поставки охлаждённой рыбы авиатранспортом. Второе – нужно оказывать им содействие в вопросах, связанных с централизованной переработкой: дать возможность сделать несколько перерабатывающих предприятий собственного формата для сбора, переработки и дальнейшей реализации уловов через традиционные каналы сбыта.

— Что скажете о планах по созданию кластера на Дальнем Востоке?

— На мой взгляд, целесообразнее создавать там инфраструктуру выращивания мари и аквакультуры, реализации охлаждённой свежевыловленной рыбы для обеспечения населения и экспорта в другие страны. Это даст сотни рабочих мест местному населению, нежели громоздкие проекты глубокой переработки или хранения огромных объёмов рыбы на которые нет сбыта в России. Значит — за границу? Не пойму, для Китая мы это строим что ли?

Нам понадобилось 10-12 лет, чтобы раскачать все эти сетевые торговые машины. И сейчас они получают удовольствие, когда к ним привозят проверенную, отличного качества со всеми документами охлаждённую рыбу в пенопластовых ящиках во льду с чёткими сроками реализации. Они даже измеряют температуру тела в рыбе, могут проверить каждую рыбину!

— Сейчас широко обсуждается вопрос справедливой цены на рыбу. Почему на Ваш взгляд всё-таки цены на рыбу так подскочили?

— Дело в том, что у нас сформировалась монопольная система поставок, годами сложившаяся цепь оптового звена, составляющие которой находятся на различных уровнях. Если говорить о дальневосточной рыбе, которая поставляется на прилавки Санкт-Петербурга, то до кризиса горбуша у рыбака стоила 35 руб. за кг. Эта же горбуша, доставленная в Санкт-Петербург, стоила 140-150 руб., в итоге торговая наценка во всех звеньях оптовой цепи составила 400%. Сегодня стоят две основные задачи – снижение цены и увеличение объёма потребления рыбы. Если эти вопросы будут решены, то рыбаки смогут ловить рыбы столько, сколько нужно, предприятия будут выпускать больший объём продукции. Торговля уперлась в ценовой барьер потребления и зажата клешнями посреднических услуг, длинных цепей оптового звена. Объём потребления упал, рентабельности нет, идет борьба за выживание, банкротства неизбежны. У нас в Санкт-Петербурге в течение этого кризиса закрылось 10 перерабатывающих предприятий и около сотни предпринимателей.

— В последнее время снова заговорили о рыбной бирже. Вопрос о создании рыбной биржи уже в течение 10 лет витает в воздухе. Были отдельные попытки, но биржевые механизмы по рыбе не активны с настоящее время.

— Самое главное – это не создание десятков рыбных бирж на всей территории России, а создание единой Российской рыбной биржи (РРБ), которая будет находиться в Российской Федерации, работать по системе электронных торгов и иметь филиалы в различных приморских городах России. Эта биржа должна работать по всем законам биржевого регулирования в РФ. Это система, при которой в электронном формате, режиме on-line, должны находиться на выбор клиента несколько банков, которые обеспечивают кредитование, несколько страховых, логистических, юридических компаний, брокеры, представители таможни, ветеринарии, Россельхознадзора и.т.д

Главное – создать условия, при которых биржа может начать работать. Существует единственный способ запустить биржу в очередной, но последний раз, сделать то, что в мире ещё не делали – экспортно-импортное биржевое регулирование рыбы и рыбопродукции по принципу регулирования валютных экспортно — импортных операций. Необходимо законодательно обязать участников ВЭД проводить часть операций через биржу по 10-15% в год. В течение 5 лет постепенно мы сможем полностью перейти на систему экспортно-импортного биржевого регулирования. В этой модели покупатель не знает, кто является продавцом, ценообразование является фактическим. На торгах играют российские и зарубежные покупатели, и нет вопросов, связанных с возможностью коррупционных отношений в части ценообразования и налогообложения. Участие государства в деятельности биржи как партнера и гаранта необходимо хотя бы на 10 % уставного капитала.

Начало работы РРБ в торгах на экспортно — импортном направлении даст возможность бирже дышать, постепенно развивать и формировать доверие участников торгов на внутреннем рынке. Таким образом, будет создана альтернативная система оптовой торговли в противовес традиционной, подверженной перегибам, сговорам и неоправданной спекуляции. Никто оптовиков закрывать не собирается. Но если маржинальность не позволит в оптовой цепи быть 5-ти посредникам, то останется только 2, остальные уйдут по правилам рынка. Этот механизм сбалансирует вопросы, связанные с оптимальной ценой, которая увеличит объёмы потребления рыбы населением в несколько раз, уменьшив её стоимость на внутреннем рынке.

Увеличение объёма потребления запросит у прибрежного флота дополнительный объём, что даст возможность настоять на пересмотре распределения квот в пользу прибрежного промысла. Увеличенный объём предложений снизит цены. При условии работы РРБ на внутреннем рынке – появится серьёзная альтернатива, не позволяющая проводить спекулятивные изменения ценообразования, как это произошло в конце этой осени и зимой. Ведь посмотрите, что произошло: оптовики быстро сориентировались, придержали объёмы готовой продукции для Европейской части России. В результате цены подскочили. Сейчас они имеют большие остатки продукции на складах, которая будет либо утилизирована, либо пойдёт на зверосовхозы, либо на муку. Это означает убытки оптовиков, кредиты летят в трубу. Цепь оптового звена может в любой момент рухнуть, произойдёт коллапс, рыбаку не сделают предоплату за вылов, он может остановиться прямо во время промысла, так как некуда будет девать и незачем ловить рыбу.

— Как проконтролировать качество товара на рыбной бирже?

— Механизмы, связанные с контролем качества, ответственностью перевозчика, продавца и покупателя при биржевых отношениях – это система, которая давно отработана во всём мире. Её просто надо модернизировать и применить. Страдать может только тот, кто не выполняет условия контракта. Законодательство по биржевой деятельности этот вопрос чётко регулирует. К РРБ надо приложить только специфику опыта других стран и оттачивать острые углы. Оппоненты мне говорят, что в мире не существует рыбных бирж, что рыба — не биржевой товар. Но каким образом тогда Норвегия обеспечивает полмира красной рыбой? А если у нас есть возможность сделать то, чего нет во всём мире, тем более — к этому нужно стремиться.

— Следующим шагом в развитии отрасли, рынка портовых услуг, безусловно, станет переход к электронному документообороту. В этом направлении движение идёт. Но, что на Ваш взгляд здесь является первоочередным, а что может подождать?

— Вопрос перевода отрасли полностью на электронную ветсертификацию довольно спорный. Для малого и среднего бизнеса в нашей глубинке он пока что весьма проблематичен. Не уверен, что это даст нашей отрасли возможности расширения и улучшения. Напротив, это может увеличить фальсификацию, усилить проблему «бесконтрольного контроля», увеличить расходы предпринимателей на обслуживание, на решение вопросов на местах. Когда машина едет по дороге, у водителя лежат права в кармане, товар в машине имеет документы, подтверждающие его объём и качество. Контроль производится в местах выхода, движения и входа продукции. А здесь получается, что движение продукции будет сопровождаться электронным пакетом, доступ к которому будет не у всех и не везде в наших глубинках. Тем более, учитывая протяжённость нашей страны.

Эту тему лучше форсировать в портах, в части увеличения скорости оформления захода и выхода судов, оформления грузов на них. Система «одного окна», функционирующая в зарубежных портах, более чем уже давно востребована и ожидаема предпринимателями у нас. Десятки различных бумаг в каждом порту, отсутствие унификации требований, приводящее к непроизводительным простоям – это уже совсем не конкурентно. Все эти затраты судовладельцев прямым образом ложатся на карман покупателя.

— Ценные и массовые коммерческие виды ВБР, такие как минтай, треска, лососи, сельдь, креветка осваиваются у нас более чем на 80%. Не столь ценные на зарубежных рынках – камбалы, палтусы, навага, терпуги осваиваются не более чем на 30-60 %. Остальные — практически не добываются. Это водоросли, пелагические кальмары, мойва, бычки, макрурусы, креветка. Отдельная тема – это ресурсы Мирового океана – криль, ставрида. И даже тунец, на который высокий спрос во всём мире у нас не осваивается. Как стимулировать предпринимателей идти в эти виды, нежели заниматься переделом квот?

— Здесь дают о себе знать такие проблемы как недостаток научных исследований, а также недостаток современного океанического флота, строительство которого без участия государства для бизнеса сегодня задача неподъёмная. Несколько месяцев назад в Петропавловск-Камчатском была инициатива предоставить практически бесплатно земли предпринимателям, чтобы они осваивались, строили там дома, свои сельскохозяйственные угодья. Если бы такую инициативу провести и в рыбной отрасли, думаю, что результаты появятся.

— К 2018 году готовятся поправки в № 166-ФЗ «О рыболовстве», вокруг которых идёт большая дискуссия. Рыбакам ставят много задач и обязательств помимо вылова и сохранения ресурсной базы. Возможно, здесь нужен какой-то новый шаг, закон другого формата?

— Если бы этот закон был по аналогии с ФЗ «О развитии сельского хозяйства», эффект был бы намного выше. Я бы сравнил его с частью Столыпинских реформ, которые необходимы сейчас в рыбной отрасли, для того чтобы дать возможность развития малому и среднему бизнесу, который сейчас со всех сторон зажат. Он не имеет достаточного количества квот. Около 40% судов простаивают или работают как «негры на плантациях», облавливая чужие квоты. При этом, не смотря на высокие экономические показатели, обновления флота, заявленного при обосновании закрепления квот на десятилетний период, в отрасли не произошло. Этот вопрос даже аналитики боятся поднимать — провал на лицо. Износ флота на сегодня у нас составляет более 90% и подходит к критической отметке.

— По мере приближения 2018 года всё чаще приходится слышать один из самых острых вопросов — что делать сегодня тому, у кого судно есть, а квот нет?

— Необходим механизм, при котором суда соответствующие всем требованиям и нормативам должны ловить свою рыбу по своим квотам. Квоты на вылов — достояние страны, а выловленная рыба по квотам — достояние народа, который ее потребляет в первую очередь и поставляет за границу во вторую. Я думаю, что квоты продавать нельзя, государство больше дохода получит от налогов с продажи уловов в России. А распределять необходимо по принципу паевого распределения долей квот на каждое допущенное, укомплектованное, рабочее судно или прибрежное звено без использования судов от его среднего объёма вылова и общего объёма квот региона. Стимулом обновления флота должен быть бизнес, государство и иностранные инвестиции. Рыбак хочет ловить рыбу, и брать на себя долгосрочные многолетние обязательства по новым судам готов только при условии гарантий предоставления квот. Таким и надо гарантировать квоты на весь срок кредитования. Желающих будет предостаточно!

— Ваша Концепция предполагает создание отраслевого аналитического центра, предоставление консалтинговых услуг. Вы планируете это реализовать как социальную услугу для предпринимателей?

— Консолидация будет заниматься не только вопросами развития отрасли, развития предпринимательского класса рыбной промышленности и торговли. Мы обязаны заниматься полноценной аналитической работой, вопросами защиты, поддержки малого и среднего бизнеса. Услуги обязательно должны иметь коммерческую и социальную направленность предпринимателям успешным и находящимся в тяжелом положении. В эту систему входят четыре направления – консалтинг, оказание отраслевой юридической поддержки, аналитическая и информационная деятельность, привлечение российских и зарубежных банковских структур, которые готовы разместить свои средства в рыбной отрасли и торговле. Вопросами юридического обеспечения судебного делопроизводства, вопросами морского права в комплексе с вопросами гражданского законодательства занимается небольшое число квалифицированных юристов-выходцев из рыбной отрасли. Этих людей необходимо объединить, чтобы защита прав, свобод и бизнеса предпринимателей в отрасли реально осуществлялась.

Перегибы, связанные с наказанием предпринимателей, происходят сплошь и рядом. В Мурманске, например, Погранслужба в любом вопросе, связанным даже с намёком на нарушение рыболовной деятельности, свирепствует. Хозяин судна несёт огромные штрафы вплоть до потери судна. Люди боятся пограничников как огня. Статистика вынесения приговоров по этой части почти 100%.А если еще и недоволен будешь, то вообще забудь про бизнес. Некому бороться за права предпринимателей и квалифицированно их защищать. Только при условии грамотного отраслевого подхода рыбаки смогут почувствовать возможность спокойной и стабильной работы.

Прошу Вас опубликовать основные направления деятельности и устав Консолидации для обсуждения вопроса создания «РОК» на всех уровнях рыбной отрасли России, оказания поддержки движению и поиска инициативных, грамотных участников, инвесторов во всех регионах нашей страны. Тем, кто желает обсудить этот вопрос, проявляет интерес или принял решение об участии в Консолидации, прошу сообщить на почту e-mail: ROKRUSFISH@gmail.com

Приложение 1 Основные направления деятельности «Российской рыбной отраслевой консолидации среднего и малого бизнеса» «РОК»

Приложение 2 Устав «Российской рыбной отраслевой консолидации среднего и малого бизнеса» «РОК»

Опубликовал FISHNET.RU

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru