Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Военный борт зашел на нерест в Левашово

Прилетевший в Левашово военно-транспортный Ил-76 с тонной красной икры заинтересовал военную контрразведку. Есть вопросы к командиру авиаполка, имеющему давние связи с Камчаткой. Потомственный летчик и блестящий офицер Кизьяков всю икру берет на себя. Следствие задумалось о теневом канале поставки и браконьерах.

Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

11 октября в Левашово (отдельный транспортный авиационный полк ЗВО) приземлился военно-транспортный самолет Ил-76, пунктом отправления которого значился один из аэродромов Камчатки. В грузовом отсеке борта, прилетевшего на регламентные работы, находились белые пластиковые контейнеры (на камчатском сленге – «кубики». – Ред.) по 25 килограммов каждый. Военнослужащие левашовского полка перегрузили их в «Газель», нанятую за пару тысяч рублей у петербургского перевозчика, и машина с Горского шоссе отправилась в 33-километровый путь. Пункт назначения – военный холодильник склада комплексного хранения материально-технического снабжения (МТС) в Кронштадте, который несколько лет военными не используется, так как после перехода на аутсорсинг питание частей обеспечивают коммерческие организации. Через всю страну борт доставил 1100 килограммов кетовой икры и почти два центнера красной рыбы. Для военных целей не предназначенных. Через три дня, 14-го, в холодильник заглянула делегация силовиков во главе с военной контрразведкой. Еще через сутки только ленивый в Кронштадте не обсуждал закрома. Икра здесь отродясь не водилась. По нормам обеспечения она военным неположена. Только подводникам на атомных подлодках.

По словам зевак, которым посчастливилось заглянуть в холодильник, на контейнерах есть этикетки. Судя по ним, икру лососевых рыб (кета) солили 19 – 20 августа 2014 года на предприятии в поселке Усть-Камчатский. Некоторые коробки были вовсе без указания производителя и даты выработки. На нескольких разглядели нанесенные черным фломастером надписи «КАИ» и «Абанин».

В делегации были представители 53-го Центра ветеринарно-санитарной экспертизы и лабораторной диагностики Западного военного округа. Они отобрали пробы. Исследование показало содержание плесени, стафилококков и дрожжей.

«Это может свидетельствовать о вылове браконьерским способом, без соблюдения технологий изготовления», – предположили специалисты.

Военно-транспортной авиации коммерческие перевозки запрещены. Происхождением груза озадачились военные следствие, прокуратура, штаб Западного военного округа. Не исключалось, что деликатес готовился к реализации через розничные сети города, и осторожно предполагалось, что военные самолеты с подобным грузом могут прилетать достаточно часто.

По данным «Фонтанки», правоохранители побеседовали с начальником продовольственной службы авиаполка капитаном Алексеем Аничкиным. Якобы он осведомлен о переправке икры и рыбы с аэродрома в Кронштадт. И будто бы его коллега, начальник продслужбы склада МТС капитан Александр Агафонов, тоже не был удивлен вопросом, как морепродукты с Камчатки транзитом через Левашово оказались на вверенной ему территории.

Обстоятельства прилета и разгрузки военного борта узнавали у 39-летнего командира авиаполка ЗВО полковника Анатолия Анатольевича Кизьякова. Он хоть в должности всего несколько месяцев, но не спросить было нельзя. До перевода в Левашово служил как раз на Камчатке. Сын заслуженного военного летчика Анатолия Ивановича Кизьякова, награжденного орденом «За военные заслуги». Карьера Кизьякова-младшего ярка и стремительна. Окончил Военно-воздушную академию имени Гагарина, попадал на страницы «Красной Звезды», подполковника получил в 29-летнем возрасте. В 2003-м сменил ушедшего в запас отца и возглавил легендарную эскадрилью ракетного полигона Кура в районе камчатского поселка Ключи. С середины 1950-х годов здесь проводятся испытания баллистических ракет. Летописцы эскадрильи отмечали такие черты молодого командира, как здоровый энтузиазм, целеустремленность, решительность и упорство.

«Фонтанка» дозвонилась по телефону авиаполка до Анатолия Кизьякова. Он внимательно выслушал историю о самолете и икре.

– Если я превышаю полномочия, надо работать по факту на аэродроме. А в Левашово ни разведчики, ни другие люди не приходили и ничего не изымали. При чем тут Кронштадт, не понимаю. Совпадений не вижу.

Позиция неосведомленности слегка противоречит Инструкции по организации воинских перевозок воздушным транспортом Вооруженных сил, утвержденной министром обороны Сергеем Шойгу. Согласно документу, командир авиационной воинской части ответственен за проверку соответствия оформления воздушных перевозок лиц и грузов и организует проверку законности при вылете и прилете. Кроме того, согласно той же инструкции, на всех аэродромах Минобороны для исключения неплановых и не предусмотренных заданием воздушных перевозок лиц и грузов работают нештатные группы контроля.

«Контролю подлежат все воздушные суда Вооруженных сил, независимо от их подчиненности и характера выполняемых задач», – указано в приказе министра обороны.

Немногим позже «Фонтанка» выяснила, что Анатолий Кизьяков в общении с правоохранителями был общительнее, нежели с прессой. Он взял всю икру на себя, но категорически отверг предпринимательскую версию. Якобы пояснил, что приобрел деликатесы на свои средства, по тысяче рублей за килограмм, и перевез в числе прочего личного имущества к новому месту службы. Собеседники «Фонтанки» вспоминают, что полковник оправдывался большой семьей и делился планами раздать икру среди новых товарищей и сослуживцев. Причем будто бы у Анатолия Анатольевича имеются на руках воинские проездные документы на перевоз личного имущества.

Однако и эта версия может вызвать вопросы у проверяющих. Статья 66 приказа министра обороны от 6 июня 2001 г. № 200 – «Об утверждении Руководства по оформлению, использованию, хранению и обращению с воинскими перевозочными документами в Вооруженных Силах Российской Федерации» – разрешает военнослужащим в связи с переводом к новому месту военной службы перевезти до 20 тонн личного имущества в универсальных контейнерах железнодорожным транспортом, а при его отсутствии – другими видами транспорта, за исключением воздушного. Статья 20 ФЗ «О статусе военнослужащих» говорит о том же.

Кроме того, привезти крупную партию икры в Петербург – дело хлопотное. «Фонтанка» поговорила с предпринимателем, регулярно поставляющим морепродукты с Камчатки:

– Покупаешь на предприятии тонну, тебе выдают накладную и заводской сертификат качества. Начинается государственный кошмар. Везешь икру в Петропавловск-Камчатский. Отдаешь в лабораторию на химанализ. С документами идешь в Россельхознадзор. Он 5 – 10 дней рассматривает документы и дает добро на вывоз в другой регион. Везешь в аэропорт, там тоже сельхознадзор. Он ставит икру на сутки на отстой. Еще тебя может проверить транспортная полиция. Потом только грузят в зафрахтованный самолет. Купить икру в Усть-Камчатске и привезти в Петербург без этой цепочки почти нереально, независимо от цели вывоза – для продажи или личного употребления.

После того, как Кизьяков подтвердил свою причастность к икре, 459-й военно-следственный отдел в отношении Александра Агафонова вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по статьям 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями») и 238 УК РФ («Хранение товаров, не отвечающих требованиям безопасности»). В военно-следственном управлении по ЗВО «Фонтанке» уточнили, что проверка в отношении командира авиаполка продолжается.

Икра по-прежнему хранится в холодильнике в Кронштадте. 53-й Центр ветеринарно-санитарной экспертизы ЗВО выдал предписание ее уничтожить как опасную для употребления. Регулярность и частоту икорных рейсов правоохранители по-прежнему выясняют.

Александр Ермаков,
Юлия Никитина,
«Фонтанка.ру»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

2 комментария

  1. Из Ключей я:

    А что никто не знал,что с Ключей постоянно икру возят? И борцу с коррупцией Мылову об этом говорили не раз он даже ездил туда, но ничего не мог узнать кругом «военная тайна». Икра может быть «Грека»(Тахчева) и Плотникова Миши он с руководством СВТУ ФАР плотно общается. Все жители Ключе и Усть-Ментовска про это знают, кроме сотрудников полиции,у них другие задачи

  2. Я не из Ключей:

    Конечно все знают. И то что солдаты срочники в бригадах по заготовке рыбы вместо службы участвовали. И о системе «СВОЙ-ЧУЖОЙ», которая не позволяет никому, кроме тех кому надо побывать на реках у-камчатского района и в районе полигона Кура. Все знают и о других районах заготовки. Года два назад военный самолет с грузом похожего содержания даже брякнулся в районе Комсомольска. И это было всегда. И кажется будет. Чья авиация возит? Все знают. Да и кроме военных возят все. При молчаливом попустительстве всех ведомств. Через грузовой терминал в аэропорту столько икры уходит, что в Москве обожраться скоро можно будет. Друзья, переехавшие в Москву, Белгород, Санкт-Петербург давно уже не просят в качестве гостинца икру привезти. Они говорят что она (икра) у них дешевле. Я проверял. Так и есть.

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru