Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Ворона видит сыр…

Лисица видит сыр,

Лисицу сыр пленил…

И.А. Крылов

Бесплатный. Что подают под известным гарниром и, ясно, в мышеловке.
О чем это мы? Да все о том же: не прошли «Крыловские времена». И человек, конечно же, не ворона. А все тот же Homo, представитель отряда приматов, получивший самоназвание sapiens (разумный сиречь). Но вот насколько обоснованно? Не гордыня ль обуяла? Нет, конечно же, ноутбук, космический корабль, нанотехнологии, генная инженерия… Ворона этим инструментарием не владеет. И неандерталец тоже в своем активе имел лишь огонь, дубину, максимум навыки примитивного счета в форме «один, два, много». Но homo sapiense такое же творенье Бога, как и ворона. И существование его также обусловлено условиями природной среды. Впрочем, и социальной тоже. Интеллект, высокий социальный статус, размер дохода здесь в принципе ничего не меняет. Планета Земля — единая экосистема открытого типа, и все мы в одной лодке, увы, малость дыряво
Конечно же, не следует обобщать. И в природной, и особенно в социальной среде вид homo sapiens весьма неоднороден. Люди делятся на расы, этносы (негры и индоевропейцы, русские и коряки) в природной среде, на бичей и олигархов в среде социальной… Но вот интегрирующее sapiens… Впрочем, любая оценка здесь субъективна, тем более самооценка. Последняя, полагаю, тем ближе к истине, чем чаще субъект (homo) задается вопросом: «а не дурак ли я?».
Впрочем, о чем мы? Да, о слушаниях в Быстринском районе по проектам освоения БЗУ (Балхачского золоторудного узла): автомобильной подъездной дороге к базе Южного участка и руднику на месторождении «Золотое». Действо сие происходило в районной библиотеке, собрало рекордное для подобных мероприятий, проходящих в районе в последние 3 года число участников — человек 40 быстринских граждан. Присутствовали министр природных ресурсов и экологии г-н Семиколенных А.А.; «верховный гуру» горнорудной промышленности Камчатки, экс-министр природных ресурсов и экологии, в настоящее время ведущий специалист компании «Интерминералс менеджмент», управляющей активами транснационального холдинга «Ренова» на Камчатке г-н Гаращенко Юрий Алексеевич; представители проектных организаций, в частности, ЗАО «Шанэко», выполняющей ОВОС (оценку воздействий на окружающую среду) во главе с ген. Директором Дмитрием Шануриным… В общем, такой представительной и многочисленной делегации горнопромышленного истеблишмента здесь не видели лет десять.
К сожалению, их оппоненты, представители неправительственных экологических организаций, проигнорировали данное мероприятие по причинам частью вполне уважительным, частью без серьезных на то причин. Часто не имеют ни денег, ни штата освобожденных от основной работы сотрудников, а те, кто такие возможности имеет, порой не жаждет работать «на земле». Исключение составили представители молодой организации «Экологическая безопасность Камчатки», из СМИ — журналисты газеты «Общество и власть. Час пик». Господа горнопромышленники, предприятия и организации, занятые на исполнении ОВОС и проектировании, к их чести, почтили быстринский народ своим вниманием, как указано выше, весьма представительным составом.
Председательствующий на данном мероприятии глава района г-н Логинов Михаил Николаевич (процедура избрания — «самозванцев нам не надо…») открыл действо требованием к народу свести тематику обсуждения только к указанным проектам, отрешась от всех иных тем: Агинского ГОКа, развития горнорудной отрасли на Камчатке, рассуждений на тему «вот у них за бугром…». При этом как-то не принят во внимание тот факт, что сырую руду Золотого планируется вывозить на обогащение на Агинский ГОК, и отходы от ее обогащения (цианирования) будут складироваться, естественно, в хранилище отходов там же, на АГОКе. И в связи с этим обстоятельством техногенное воздействие от реализации данного проекта (освоение месторождения Золотое) будет иметь место как на бассейн реки Малая Кимитина, в верховьях которого располагается данное месторождение, так и на бассейн реки Ича, в верховьях коего работает Агинский ГОК.
Взявший слово после краткой речи председательствующего министр г-н Семиколенных также ограничил повестку заявлением, что вопрос строить или нет горнорудное предприятие на месторождении «Золотое» рассмотрению не подлежит, поскольку решение уже принято «наверху», и вообще «горной промышленности на Камчатке быть». В ответ кто-то «неразумный» возмутился, какого черта их вообще собрали, если основной вопрос, подлежащий обсуждению, с повестки дня снят.
Впрочем, «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку». И очередной «спичрайтер» спел песнь во славу горнорудной промышленности Камчатки, и Агинского ГОКа в частности. Что добыто на Аге с начала эксплуатации предприятия 11 тонн золота (ориентировочно полмиллиарда долларов по средней за истекшие 6 лет рыночной цене на этот металл), и в бюджеты всех уровней поступило налоговых и прочих отчислений более 2 миллиардов (рублей, разумеется). Что оказывается материальная помощь многим предприятиям и учреждениям Быстринского района (компьютеры и мебель для школы, экипировка и спортивное снаряжение для юных спортсменов и т д). Что Быстринский район получает 40% всех отчислений за сброс загрязняющих веществ в водные объекты и хранение на его территории промышленных отходов. 80 миллионов рублей уже поступило в Быстринскую казну за 6 лет, причем год от года эта сумма увеличивается. Интересная практика на фоне всеобщей дотационности муниципальных бюджетов! Чем больше «грязных» производств располагается в районе, чем обильней и токсичней свалки («хранилища» бишь) на его территории, тем больше денежек ему отстегивается. Деньги, конечно, платить надо, но чтоб под такой «заинтересон»…
Но куда интересней то, о чем промолчали. А промолчали они об информации, «которая находиться в открытых источниках информации», о многочисленных оффшорных предприятиях, куда поступают доходы от эксплуатации минерально-сырьевой базы Камчатки. В частности, компании Kamgold Holdings Limited, пребывающей по юридическому адресу проспект Архиепископа Макариоса III дом 199, что в городе Лимассол на острове Кипр (такого нет в РФ!), или Kamchatka Gold Ltd, что на Виргинских (не путать с Курильскими!) островах. Криминалу в том нет. Это в качестве иллюстрации к пафосным, порой не без патриотической риторики, речам и статьям иных сторонников безоглядной минерально-сырьевой индустриализации Камчатки. Мне, «прожженому космополиту», апологету дряхлых догм, коих придерживались скошенные «цивилизацией» индейцы Сиу и Черноногие («со всем сущим на Земле нас связывают кровные узы родства») их, людей больших и уважаемых, не понять.
Что в прошлом году, по результатам плановой инспекторской проверки выездной  комиссией Росприроднадзора, Камчатская межрайонная природоохранная прокуратура оштрафовала ЗАО «Камголд», исполняющее ныне обязанности оператора на АГОКе, на рекордную для последних лет сумму в 715 000 рублей. В числе «прегрешений» — статья 7.3 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) часть 2-я «Пользование недрами без разрешения (лицензии), либо с нарушением условий, предусмотренных лицензией»; Статья 8.1 «Несоблюдение экологических требований при планировании, технико-экономическом обосновании проектов, проектировании, размещении, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации предприятий, сооружений или иных объектов»; Статья 8.14 часть1 «Нарушение правил водопользования при заборе воды, без изъятия воды и при сбросе сточных вод в водные объекты»; Статья 8.13 часть 4 «Нарушение требований к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и/или истощение». Должностных лиц оштрафовали на сумму в 37 тыс рублей  по тем же статьям плюс 8.5 «Сокрытие или искажение экологической информации» плюс 8.2 «Несоблюдение экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства или иными опасными веществами». Замечу, что в почти все указанные статьи КоАП «укладывается» ситуация на хранилище отходов цианирования, где в настоящее время заканчивается реконструкция и расширение одновременно с госэкспертизой проекта.
Что загрязнены дренажные воды хранилища отходов, о чем свидетельствуют протокол исследования проб дренажных вод №179/2 от 24 мая 2010 года, где указан водородный показатель 5,72, при норме для рыбохозяйственных водоемов 6,5 — 8,5. Там же – превышение предельно допустимых концентраций по нитрит-иону в 23 раза, по иону аммония втрое, меди — в 12 раз, марганца — в 2,6 раза; протокол №216/2 дренажных вод от 29 июня 2010 года — превышение по нитрит-иону, меди, марганцу, а ион аммония почему-то не указан. Лаборантки Центральной лаборатории ПГО «Камчатгеология» — девушки толковые, аккуратные, ответственные. Не верю, что исследование на ион аммония не проводилось. В нормативах по водопользованию, в расчетах нормативов допустимого сброса загрязняющих веществ в водоприемник (река Ага) дренажные воды не учитываются, факт сброса загрязненных дренажных вод ни горнопромышленниками, ни министерством природных ресурсов (да, еще и какой-то «экологии»), ни камчатским управлением «Росприроднадзора» не признается.
Что по результатам исследования гидробиологических проб, взятых в контрольном створе и устье реки Ага, водная биота (макрозообентос) деградировала в сторону многократного уменьшения общей массы и изменения видового состава в сторону увеличения видов, толерантных к загрязнению. Состояние водной биоты возможно оценить как соответствующее техногенному воздействию средней тяжести. По визуальным наблюдениям, определениям мутности, результатам исследований гидрохимических проб антропогенное воздействие прослеживается в реке Копылье, ниже устья впадающей в нее реки Ага.
Здесь уместно привести ответ  Управления Росприроднадзора по Камчатскому краю от 25.04. 2012 года гл. редактору «Час пик» Мылову С А, где утверждается, что по результатам опробования вод в реке Ага нет превышений предельно допустимых концентраций загрязнителей (ПДК), установленных для рыбохозяйственных водоемов, кроме двойного превышения по ртути. Но, странное дело, приводятся протоколы исследования проб, где указаны превышения по меди в 17 раз (фоновое, т е установленное до начала строительства ГОКа — в 2 раза), марганца — в 2,2 раза, кобальта — в 2,7 раза. Превышение по ртути объясняется «… геохимическими особенностями геологической среды района месторождения, что подтверждается результатами фонового состояния вод реки Ага до строительства АГОКа», в доказательство чего приводится протокол исследования пробы КХЛ №1/83 от 18. 09. 2003 года. Превышение ПДК для рыбохозяйственных водоемов в нем — в 150 раз! Где был раньше этот протокол? Почему не приводился ни в каких открытых источниках, ни в какой проектной документации? Необходимо ставить вопрос о пересмотре нормативов допустимого сброса загрязнителей в связи с третьим фоновым компонентом (два есть: медь и цинк, есть основания для установки фона по ванадию и марганцу, теперь и ртуть). А при четырех (пяти!) фоновых компонентах — многократном сокращении нормативов допустимого сброса загрязнителей.
Проектировщики (ЗАО «Шанэко» и «Гипроцветмет») отметили, что в отношении экологической безопасности не все от них зависит. Важно, чтобы проект был грамотно исполнен строителями, чтобы предприятие эксплуатировалось в штатном (обусловленном правилами, инструкциями) режиме. Но это не снимает ответственности с проектировщиков, с исполнителей ОВОС. В целом, надо отметить, проект рудника «Золотое» в природоохранном отношении исполнен добротней, чем проект реконструкции и строительства хранилища промышленных отходов АГОКа (хвостохранилища). Но и здесь не обошлось без проколов. В частности, в геохимическую модель процесса специалистами «Шанэко» не введен такой весьма опасный компонент, как ртуть (высший, 1-й класс опасности). Игнорировать его нельзя хотя бы из того, что геохимическая специализация минерагенического пояса, в пределах которого располагаются все золоторудные месторождения Срединного хребта Камчатки, оценивается специалистами как золотосеребряная с ртутью. Ртути обильно во всех рудах  месторождений золота Срединного хребта Камчатки.
В приватной беседе меня уверяли, что баланс пруда-накопителя сточных вод на руднике рассчитывался исходя из максимального притока поверхностных и подземных (штольных) вод, наблюденных раз в двадцать лет (как и принято при проектировании подобных объектов, хотя разумней и больше, по максимуму раз лет в сто). Но на странице 153 проектных материалов «Шанэко» по руднику: «Емкость пруда (4000 м³) рассчитана на прием максимального суточного притока 50% обеспеченности в горных выработках в летне-осенний период». То есть на максимум, наблюдаемый раз в два года. Чем чревато? В хороший паводок не хватит мощностей станций физ-хим очистки, неочищенные сточные воды полетят в ручей Кривой и далее, в Малую Кимитину.
По ликвидации рудника намечается забетонировать порталы штолен, но сохранить систему сбора сточных вод и пруд-накопитель. Но накопитель мал по емкости, бетонированием входов в штольни остановить полностью приток штольных вод, их выход на поверхность навряд ли удастся, интенсивность дренажа подземных вод в штольни будет максимальной. Последствия те же: сток загрязненных сточных вод в водоприемник (ручей Угловой) и далее, в Малую Кимитину. Необходимо продолжать эксплуатацию всех очистных сооружений после отработки месторождения, включая станции физ-хим очистки, до стабилизации геосистемы (т е, до прекращения сброса загрязнителей). На сколь долгий срок? Штольня №7 на Аге, не эксплуатировавшаяся до того лет десять, по результатам исследования гидрохимпробы, отобранной в 1991 году, сбрасывала воды, загрязненные (выше ПДК) по 9 компонентам.
Причиной всему, в большинстве случаев, по моему (естественно, субъективному) мнению – подход к проектированию такого рода объектов. Проектируются объекты как «вещь в себе», без по-настоящему серьезного учета факторов внешней среды: геологического строения, физико-географических условий (в т ч климата), характера и интенсивности миграции подземных вод и пр. В частности, в тексте техзадания на ОВОС по Балхачскому золоторудному узлу, стр 113, начертано следующее:
«В общем случае воздействие на окружающую среду мало зависит от месторасположения площадки ЗИФ, а, в основном, определяется технологическими и техническими особенностями размещаемого производства. Спроектированное с учетом экологических требований предприятие, эксплуатируемое в штатном режиме, не должно оказывать сверхнормативного воздействия на компоненты природной среды».
Предлагается господам проектировщикам золотоизвлекательную фабрику (ЗИФ), спроектированную «с учетом экологических требований», разместить в кратере вулкана Шивелуч. Промоделируйте.
Применительно к Агинскому ГОКу и в целом к горнорудной промышленности Камчатки: обогатительные технологии, подобные применяемым в золоторудной промышленности, и хранилища отходов обогащения, нельзя располагать в пределах молодых (кайнозойских) вулканотектонических структур. Срединный же хребет Камчатки практически весь выполнен этими структурами. Экологически приемлемой можно предположить следующую схему: вывоз сырой руды с месторождений на производственную площадку, располагаемую вне пределов Срединного хребта, очевидно, единую для каждого рудного района, и в природных условиях, приемлемых для экологически безопасной работы обогатительных фабрик и надежного, не допускающего возможности миграции токсичных веществ в водные объекты (реки, озера, подземные водоносные горизонты) захоронения отходов обогащения. Естественно, и в этом случае не обойтись без дренажных систем, станций физ-хим очистки. Вопрос: где найти такую площадку. Но ведь не ищут.
Отходов цианирования в хвостохранилище Агинского ГОКа скопилось уже около 1,5 млн тонн. Согласно проекту рекультивации земель (раздел 3.6. «Ликвидация объектов и проект рекультивации земель» книга 1.4 проектных материалов по реконструкции и расширению хвостохранилища АГОКа), по ликвидации предприятия хранилище распланируют бульдозерами, засыпят метровым слоем каменьев, засеют овсом. «Камголд», «Интерминералс» и «Ренова», естественно, сочтут свою миссию завершенной.
Объект — на баланс района. Достаточно быть более-менее толковым таежником, не надо глубоких экологических либо геологических знаний, чтобы понять, что размолотый в пыль материал (отходы обогащения) будут размываться подземными водами. Ручей, в долине которого расположено хранилище, будет восстанавливать свое прежнее русло, размывать могильник. Отходы полетят в Агу и далее, в Копылье, Ичу, к Охотскому морю. По результатам изучения последствий аварии на хвостохранилище Карамкенского ГОКа (Магаданская обл) установлено, что эти отходы оказывают токсическое воздействие на водную биоту, в т ч на рыб.
Что предпримем, сограждане? Восстановим всю систему очистных сооружений на «ликвидированном» АГОКе? Ее содержание может обойтись в несколько миллионов в год. В долларах, не рублях. Отправить скопившиеся отходы (до 4-х миллионов тонн) на персональный огород владельцу предприятия тов. Ваксельбергу? Есть еще идея: смешать отходы с цементом марки «400» в разработанных пропорциях, замонолитить отходы, чтоб не размывало? Главное: кто деньги даст?
Или Бог с ней, с Ичей, и с другими камчатскими реками? Главное добыть золото  и только золото.?
Но сограждане на слушаньях были заняты, в основном, иным: просили. «Лисица видит сыр…». Но вели себя явно не по-лисьи, а по вороньи – раскрыли клюв и ждали сыр. Просили денег на храм. Не дали, а зря. Будет куда прийти тем, кто лоббировал интересы золоторудной промышленности, очистить душу покаянием.
Очевидно, кому-то что-то и перепадет. Настаивал на увеличении спонсорской помощи горняков чиновник районной администрации г-н Сметанин. Вырос в глазах избирателей, надо полагать. Просветил народ на предмет цены на сено коню станичный атаман Архипкин, заметив меж тем, что на нынешнюю пенсию можно не жить, лишь существовать, что правда. Но бойко и уверенно поддержал господ горнопромышленников в их полемике с неразумным Василевским по проблематике кислого стока с хранилищ отходов и горных выработок: «А скока у нас кислоты во время извержений с сопок льет?! А скока пеплу падает?! Вот страху ему – из дырки в земле кислота капнет!» Не будем спорить с ним по проблематике природных и техногенных процессов, он атаман, стало быть, все знает. Да, насчет сена: Олег Алексеич, коси сам, травы в окрестностях Эссо вволю.
Наконец-то появились на такого рода слушаньях представители родовых общин с Ичи, послушали, посмотрели в глаза горнопромышленникам. Услышали, что не признают они факт техногенной аварии конца августа 2006 года, оставившей многих из них без рыбы. Жмут бедолаг «и сверху, и снизу». Мало было рыбы на Иче в прошлом году. Откуда ей быть? В верховьях Агинский ГОК создает «надлежащую среду» на нерестилищах реки Копылье, а от устьев до предгорий Срединного хребта стоят во множестве рыбацкие станы, не пропускают рыбу на нерест и к стойбищам коренных. Еще одна проблема: безудержные аппетиты рыбопромышленников. Согласно конституции и законов РФ, есть у коренных право и на рыбу, и на чистую реку. Но то ж конституция…
Горнопромышленники свои права взяли. Правда, не сознают, что сложившаяся практика освоения минерально-сырьевой базы приведет, в конце концов, к дискредитации идеи развертывания горнорудной промышленности в Камчатском крае. И тогда, очевидно, для многих из нас придет время переосмысления прошедшего: следовало ли такими методами и такой ценой грести золото из камчатских недр? Следовало ли безоглядно поддерживать горнопромышленный истеблишмент, пусть и не забесплатно? Следовало ли спорить с ними, отстаивать идею устойчивого и экологически безопасного развития полуострова, коль проку-то нет? Следовало ли «молчать в тряпочку»? Только вот Камчатку и ее жителей жалко.
Я высказал только свое личное мнение и оценочное суждение, которое основано только на той информации, которую удалось получить. Судит и давать оценку — Вам, дорогие жители Камчатского края, и только Вам.

Юрий Василевский

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru