Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

За нежелание давать информацию СМИ чиновники будут наказаны

Оригинал статьи
      Участившиеся в прошлом году нападения на журналистов привели к тому, что в обществе стали активно обсуждаться возможность законодательно усилить меры безопасности работников СМИ. Например, в ближайшем будущем может появиться еще одна часть статьи 144 УК РФ, по которой за избиение журналиста будет грозить шесть лет лишения свободы.
      О том, как будет работать обновленная статья «РГ» рассказал председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.
      Российская газета: Михаил Александрович, почему возникла необходимость в лишнем абзаце 144-й статьи Уголовного кодекса?
      Михаил Федотов: Прежде всего потому, что случаев, когда журналисту не дают работать, препятствуют его профессиональной деятельности, избивают, ломают камеры, много. А уголовных дел по статье 144-й даже нельзя сказать «раз-два и обчелся». Даже «раз-два» сказать нельзя. По статистике, из года в год осужденных по этой статье -ноль. В редкие годы происходит «резкий всплеск» числа осужденных до единицы.
      РГ: И что это значит?
      Федотов: Это значит, что статья мертва, она не работает. Поэтому мы стали думать, как ее оживить, ведь случаев, когда она должна работать, множество. Первым делом предложили, чтобы следствия по этой категории дел забрать у полиции и передать Следственному комитету РФ. Второе предложе¬ние — дополнить статью 144-ю еще одним абзацем.
      РГ: Мне прежде хочется уточнить: историй с битьем камер и изгнанием журналистов было много…
      Федотов: Очень много.
      РГ: …но я что-то не припомню ни одного случая, чтобы какой-нибудь начальник или чиновник получил за это год исправительных работ, которые предусмотрены в статье.
      Федотов: Вот и я таких случаев не знаю. Статистика говорит, что они есть, но очень мало. А ведь нападения на журналистов случаются едва ли не каждую неделю. Спрашивается, где наказание? Думаю, одна из причин в том, что заниматься расследованием незначительных преступлений никому не интересно. За это не дадут ни звездочек, ни премий. Причем разбираться придется не просто с каким-то пьяным хулиганом, а с чиновником, находящимся «при исполнении», то есть надо быть готовым идти на конфликт. И ради чего? Поэтому и множатся случая нападений на журналистов, преследований журналистов, и при этом преступники остаются безнаказанными. Поэтому мы и предложили добавить третью часть.
      РГ: Как это будет работать в реальности? Скажем, я пришла на пресс-конференцию к главе администрации, а у меня отобрали диктофон….
      Федотов: Если у вас отобрали диктофон и выгнали — это часть первая. Если вас выгнал местный начальник или это делалось по его указанию, то налицо уже часть вторая. А если вас при этом еще и побили — это часть третья, которая
будет предусматривать до шести лет лишения свободы.
      РГ: То есть, если бы сейчас этот абзац присутствовал в статье, бандиты, которые избили журналиста «Коммерсанта» Олега Кашина, получили бы шесть лет?
      Федотов: Не совсем так. Те бандиты которые напали на Олега Кашина, все равно свое получат. Сейчас, как я знаю, произошедшее квалифициру¬ется как покушение на убийство, а за это можно получить и пожизненное заключение. Но если бы у нас уже была часть третья в статье 144-й, тогда применялось бы сразу две статьи. И, на мой взгляд, это было бы очень важным доказательством того, что государство действительно стремится к тому, чтобы журналисты работали в более безопасной среде. Особенно журналисты-расследователи. Ведь они работают в таких же опасных условиях, как следователь, полицейский. Но у полицейского есть дубинка, наручники, оружие и охрана закона. А у журналиста ничего этого нет.
      РГ: Как вы считаете, сами журналисты умеют пользоваться законом? Защищать себя?
      Федотов: Нет, не умеют. И не очень хотят, к сожалению. Я сам многие годы работал в разных газетах и прекрасно знаю, что для моих коллег проще и привычнее рассказать о своих мыта¬рствах на газетной полосе, ударить во все колокола, всюду написать, всем позвонить… Но это не технологично. Мы должны научиться защищать свои права в порядке, установленном законом. А им установлено, что воспрепятствова¬ние законной деятельности журналиста — это преступление^ Значит, надо добиваться того, чтобы преступник был наказан.
      РГ: Вы — один из авторов Закона «О СМИ», который был принят в^.1991 году. Сегодня этот закон нуждается в доработке?
      Федотов: Конечно, закон нуждается в некоторой модернизации, но очень аккуратной и умелой. Недавно мы как раз обсуждали проблему правового статуса интернет-СМИ. Пришли к выводу, что статья 24 «Иные средства массовой информации», в которую еще в 1991 году были заложены некие ориентиры для регулирования деятельности интернет-СМИ и которая сегодня к ним применяе’гся на практике, нуждается в пересмотре. Нужно предусмотреть возможность регистрации интернет-ресурсов в качестве СМИ по желанию их владельцев и одновременно установить ориентиры для тех средств массовой информации, которые могут появиться завтра. Технологии развиваются очень быстро, но правовое урегулирование должно опережать развитие технологий.
      РГ: Нужно ли, на ваш взгляд, сегодня осовременить статью 51-ю о «Недопустимости
злоупотребления правами журналиста», которая не допускает «распространения слухов под видом достоверных сообщений»?
      Федотов: Понимаете, какая штука -распространение слухов с указанием на то, что это именно слухи — это же не вранье, а правда. Другое дело — адекватность восприятия. А вот с этим у нас большие проблемы. Дело в том, что в стране не сложилась пока система медиа-образования, призванная обучать аудиторию, в первую очередь, детей, навыкам адекватного восприятия газет, радио, телевидения, сообщений в Интернете. При советском режиме все СМИ рассматривались как голос партии-государства. Был даже такой случай, когда газета «Правда» опубликовала фотографию какого-то рабочего-ударника, неправильно указав его фамилию. Он обратился в редакцию с просьбой напечатать поправку. На что ему сказали — «Правда» никогда не ошибается». Ничего, человеку поменяли паспорт, сменили фамилию. Теперь подобное невозможно, но массовое сознание к этому еще не привыкло. Вспомните историю с Кашпировским, когда миллионы сидели перед телевизорами, как заколдованные. У нас в обществе нет информации о том, что такое газета, как делается телевидение, люди оказыва¬ются дезориентированными. Система медиа-образования поможет понимать язык и особен¬ности современных СМИ, адекватнее на них реагировать.

Справка: Пока статья 144 Уголовного кодекса выглядит так: «Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов
1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либр к отказу от распространения информации — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.
2. То же деяние, совершенное лицом сиспользованием своего служебного положения, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

«Российская газета» — Федеральный выпуск №5455 (79)
14.04.2011, 00:20

Татьяна Владыкина

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru