Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Чем дальше в лес, тем больше генералов: военные требуют права вырубки без разрешений

Чем дальше в лес, тем больше генералов: военные требуют права вырубки без разрешений

Минобороны РФ хочет получить право вырубать лесные насаждения без разрешительных документов. Проект этого постановления правительства, разработанный Министерством обороны, опубликован на портале проектов нормативных правовых актов. К чему это может привести, разбирались «НИ».

Ирина Мишина

«Допускается проведение выборочных рубок и сплошных рубок лесных насаждений (деревьев, кустарников) любого возраста и интенсивности вне зависимости от целевого назначения лесов для нужд обороны, без предоставления лесных участков и выдачи разрешительных документов», — говорится в проекте документа.

Вырубка согласно приказу

Согласно проекту постановления, уже после вырубки «федеральный орган исполнительной власти по вопросам обороны» должен будет направить уведомление о проведении вырубки властям субъекта РФ. И, похоже, этот документ не подлежит обсуждению.

— Лес – это федеральная собственность. Если он нужен государству для военных целей в контексте нынешних событий, вопросов быть не может, — считает генерал-майор МВД в отставке Мансур Юсупов.

— Все, что связано с обороной и безопасностью, не подлежит обсуждению. Предположим, будет нужна вырубка леса для скрытых позиций наших вооруженных сил, для шахт, под ракетные площадки, под размещение других вооружений. А если вырубленные площади будут под генеральские дачи использовать — в тюрьму за это надо сажать и спрашивать по закону, — говорит генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов.

Но есть и другие мнения по этому поводу.

— Моё личное мнение — такое расширение полномочий лишне и как минимум преждевременно. У нас не введён чрезвычайный режим в связи с СВО, не объявлена война… Зачем заранее принимать такие решения, которые потом трудно будет отыгрывать? На мой взгляд, это избыточный нормативно- правовой акт, — заявил «НИ» председатель Общественного совета при Федеральном агентстве лесного хозяйства Владимир Морозов.

Опасения по поводу «генеральских дач» небезосновательны. Но если бы дело было только в генеральских дачах, это полбеды. То, что Министерство обороны является едва ли не самым крупным «землевладельцем» в России, ни для кого не секрет. Сколько и каких участков «от Москвы до самых до окраин» с точностью до гектара находится в ведении военных, не знают даже сами военные чиновники. С учетом многолетних сокращений, передислокаций и ликвидаций воинских частей уследить за всем этим богатством трудно, а затевать систематические инвентаризации — затратно. Но есть один четко зафиксированный факт – земли, принадлежащие Министерству обороны, периодически становятся предметом неких коммерческих сделок. Схема во всех случаях одинаковая…

Почему на землях Минобороны процветает коммерция

Всего в собственности Минобороны находится 12 миллионов гектаров земли. Большинство этих территорий не заселенные участки. Военные проводят там учения и хранят технику. Разумеется, уследить за всем этим Минобороны не может. Временно не используемые территории министерство имеет право предоставлять гражданам и юрлицам для охоты, сельского или лесного хозяйства. Сроки такой аренды могут достигать 50 лет. И государство теряет в этом случае право контролировать тысячи гектаров федеральных земель. Таким образом федеральные земли часто попадают в руки частных компаний на выгодных для последних условиях. И случается это совсем нередко. Настолько нередко, что можно говорить о сложившейся системе, в которой помимо коммерсантов и военных есть еще одно действующее лицо – муниципальные власти. Отработанный, судя по всему, механизм действует так: тысячи гектаров леса мэры отдают частникам, будто бы не ставя в известность военных. После этого Минобороны долгое время не замечает строительство дач и коттеджей на своей территории. А затем военные внезапно прозревают и начинают предпринимать вялые попытки вернуть свою территорию. Но за истечением срока давности суд отказывает в возбуждении дела.

То, что эта схема хорошо отлажена, показывают арбитражные суды. Один из них — ситуация в Калининграде, где никак не затихает спор между Министерством обороны РФ и администрацией города по поводу земли в «Макс-Ашман парке». Минобороны, исходя из того, что это земля военного городка № 8-а, провело конкурс на строительство там жилых домов. Застройщик должен получить участок площадью 2,2 га. Итог – суд с неясным результатом.

Подобных фактов немало. Например, Ступинская городская прокуратура провела проверку обращения центрального управления Министерства обороны России о незаконных действиях администрации Ступинского муниципального района Московской области в отношении земель, находящихся в федеральной собственности и закрепленных за военным ведомством. Местные власти хотели построить там рынок. Однако, военные внезапно прозрели и заявили, что земельный участок общей площадью 40,61 га находится в федеральной собственности. Исход дела также не ясен.

Минобороны часто выступает с гневными заявлениями по поводу «незаконного присвоения» своих земель и даже признает высокую вероятность коррупционных нарушений при передаче в аренду своих территорий. Но тут надо иметь в виду, что ведомство не выступает в качестве прямого арендодателя. Случаются загадочные истории, когда местная администрация якобы «самовольно» распоряжается федеральными землями, находящимися в ведении военных, а военные на протяжении десятков лет якобы не подозревают о коммерческой деятельности крупных компаний на своих территориях. В том числе – на лесных массивах.

Схема работает четко и безошибочно, поэтому передача лесных земель под вырубку военных под предлогом спецоперации выгодна всем, в том числе местным властям. Не трудно догадаться, что наделение военных правом бесконтрольной вырубки леса приведет к повторению коммерческих сценариев. И вместо размещения ракетно-зенитных комплексов на территории бывших лесов разместятся коттеджные поселки.

Лес рубят – щепки летят и реки мелеют

А ведь с лесами у нас и без того беда. В России погибает и вырубается больше деревьев, чем высаживается. Сейчас на территории нашей станы расположено почти 766 млн га леса. За пять лет их площадь сократилась на 0,5%, на столько же уменьшился общий запас древесины. Больше всего падает объем хвойных пород – на 527,59 млн куб.м. Ежегодно сплошные вырубки леса проводятся на площади более 1,1 млн га. Полностью восполнить потери лесных массивов не удается, это показала проверка Счетной палаты.

Главное последствие вырубки лесов – это сокращение циркуцляции влаги на земле, климат становится более сухим. Ещё одна существенная угроза вырубки лесов — это гибель огромного количества мелких и крупных животных, а это – ущерб биологическому разнообразию.

Есть у вырубки лесов и еще одно последствие. Один из ведущих экологов России, председатель Общественного совета при Федеральном агентстве лесного хозяйства Владимир Морозов, недавно заявил «НИ», что вырубка лесов угрожает национальной безопасности России. Дело в том, что старые леса, без участков вырубки, выполняют роль своеобразного насоса, который затягивает влагу на континент, а это в свою очередь поддерживает водный баланс. Чем больше лесов вырубают, тем слабее работает этот природный «насос» и, соответственно, возникает угроза обмеления полноводных рек – источника пресной питьевой воды России.

Бесхозяйственная деятельность

Почему все эти манипуляции с лесными территориями стали возможны? Одна из причин – Лесной кодекс, принятый в 2006 году, который фактически ликвидировал институт лесничества и сократил число людей, занятых в лесном хозяйстве. Экологи говорили, что изначально в нем даже не было понятия «лесная охрана». Нехватка рабочих рук и бесхозяйственность в лесах настолько очевидна, что это признают даже чиновники. «Фактически при старом Лесном кодексе людей было почти в пять раз больше. Сейчас около 1000 инспекторов, пожарных, всех-всех, а раньше было порядка 5000 на всю область. Конечно, этого мало», — констатировал заместитель министра экологии Челябинской области Сергей Лавров.

Если лесом централизованно не занимается ни одно государственное ведомство, там начинает хозяйничать кто попало. Военные сами это признают.

«Лес сегодня – это бурелом и валежник. Никто ничего не чистит, не убирает, не контролирует. Удар молнии, брошенный окурок – и все может вспыхнуть, — говорит генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов. — Раньше за конкретный участок леса отвечал лесник, и если валежник не убран, если жгут костры – вся ответственность была на нем, на леснике. А сейчас в лесу, по сути, нет хозяина».

На самом деле у лесов появилось множество хозяев, включая Минобороны. Но почему-то это все больше ведет к их уничтожению и бесхозяйственности.

Источник информации: Новые Известия

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru