Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Верховный суд совершил прорыв в защите конституционных прав граждан

2 февраля 2021 года войдет в историю правосудия нашей страны. В этот день Верховный суд РФ рассмотрел дело по иску Исмагиловой Ф. к Министерству финансов РФ о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций Свердловской области при рассмотрении этого иска уменьшили компенсацию морального вреда потерпевшей в 60 раз: из трех миллионов, заявленных Исмагиловой, суд взыскал 50 тысяч рублей. Верховный суд РФ отменил все предыдущие решения и дал развернутые, мотивированные разъяснения, почему пришёл к такому выводу.

Дело в том, что до последнего времени практика взыскания морального вреда в пределах 10-50 тысяч рублей была распространена по всей стране. В таких случаях суды во главу угла ставили интересы государства, а уже во вторую очередь — интересы человека. Ведь деньги взыскивались с государства в лице Минфина РФ.

Верховный суд РФ в данном случае руководствовался Конституцией РФ, где в ст. 2 сказано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». А согласно ст. 53 Конституции РФ «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействиями) органов государственной власти или их должностных лиц».

Высшая судебная инстанция посчитала, что компенсация морального вреда за незаконное уголовное преследование должна быть адекватной и реальной. В противоположном случае присуждение чрезвычайно малой, незначительной компенсации приводило бы к отрицательному результату, создавая у потерпевшего впечатление пренебрежительного отношения к его правам.

Верховный суд РФ подробно разъяснил суть морального вреда, который «может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением несоответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причинённым увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесённым в результате нравственных  страданий и др».

Высшая судебная инстанция, ссылаясь на позицию Европейского суда по правам человека, отмечает, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску, однако суды должны учитывать требования разумности и справедливости.

«Следовательно, если суд пришел к выводу о необходимости присуждения денежной компенсации, то её сумма должна быть адекватной и реальной».

Если раньше, требование о разумности присуждаемой суммы компенсации за моральный вред всеми сторонами судопроизводства трактовались в пользу государства, то Верховный Суд РФ сказал, что это положение следует применять по отношению к гражданину, незаконно привлечённому к уголовному преследованию.

И хотя в нашей стране нет судебного прецедента, но правовая позиция Верховного Суда РФ должна учитываться при рассмотрении дел подобного рода.

Представителям следственно-прокурорских органов, участвующих по таким делам в суде, оспаривая заявленную потерпевшим сумму возмещения морального вреда, кажется, что жизнь под следствием тоже нормальная жизнь. Они не понимают, что для потерпевшего это не жизнь, а существование.

Это тот случай, когда «сытый голодного не разумеет». И только, когда некоторые из них сами оказываются в положении обвиняемого, то сразу же начинают говорить о правах человека…

А что касается позиции в суде Министерства финансов РФ, то они сводится в основном к одному – «потерпевший хочет обогатиться за счёт казны Российской Федерации».

Из этого решения Верховного Суда РФ можно сделать ряд выводов. Правосудие состоит из двух видов приговора: обвинительного и оправдательного. Они одинаковы по значению, но разные по последствиям. Оправдательный приговор нельзя считать чрезвычайным событием для суда. Для адвокатов это также является знаком качества их деятельности.

Другое дело – следственные и прокурорские органы. Для них это провал в работе, признание отсутствия профессионализма, игнорирование прав граждан и игнорирование основополагающего конституционального принципа – презумпции невиновности.

Помимо моральных, нравственных страданий потерпевшего и последующих взыскиваемых сумм с государства в счёт возмещения ущерба, нельзя не учитывать огромные расходы, понесенные государственным бюджетом за время производства по уголовному делу, окончившемуся оправданием лица, незаконно привлеченного к уголовной ответственности. Как правило, такие процессы длятся довольно долго в нарушении Закона от 21 апреля 2010г. «О праве на судопроизводство в разумный срок». Помимо следователей, прокуроров, оперативных сотрудников, судей, получающих зарплату, в процесс вовлекаются многочисленные свидетели, проводятся экспертизы, истребуются многочисленные документы из различных организаций и т.д.

И за весь этот брак в работе нет никакой ответственности. На производстве за бракованную деталь, рабочий отвечает рублем. А здесь идёт речь об исковерканной судьбе человека.

Как-то один следователь высказался по этому поводу: «За оправдательный приговор мне вынесут максимум выговор, а за неисполнение указаний прокурора – уволят». В этих словах заключается вся суть описанного дела – безнаказанность за незаконное уголовное преследование. Не отвечают за последствия и прокурорские работники, осуществляющие надзор за следствием и ставящие окончательную точку при окончании предварительного следствия, утверждая обвинительное заключение. Парадокс: виноват конкретный исполнитель, а отвечает государство. Здесь уместно привести слова одного английского юриста и философа 18 века Иеремия Бентама: «Правоведы – единственная категория людей, которым незнание законов ничем не грозит».

Считаю, как только суды начнут взыскивать с государства большие суммы за компенсацию морального вреда за незаконное уголовное преследование, то сразу же государство, в лице законодателей, поднимет эту тему и найдёт механизм справедливо наказывать нерадивых сотрудников правоохранительных органов.

А пока озаботиться этой проблемой должно руководство Генеральной прокуратуры РФ и Следственного комитета РФ.

Кстати, при новом рассмотрении дела Исмагиловой Свердловский областной суд взыскал с Минфина РФ 1 (один) миллион рублей.

А сколько таких дел в стране? В одной Саратовской области более 40 человек!

Заслуженный юрист РФ Александр Ландо

Источник информации: взгляд-инфо

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru