Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

ГАЗПРОМ ПРИШЕЛ, ГАЗПРОМ УШЕЛ, а нам оставил в наследство опустошенные земли и загубленные реки

Три недели назад в нашей газете было опубликовано интервью с начальником отдела земельного контроля Управления Россельхознадзора Сергеем РЯБОКОНЕМ. Материал назывался «По живому, или заезжие строители «надругались» над природой Камчатки», и речь в нем шла о многочисленных нарушениях законодательства при постройке газового потока, проходящего по землям сельхозназначения Елизовского района. Факты, изложенные в статье, показались нам вопиющими и, собрав кое-какие документы, мы отправились на экскурсию вдоль газовой трубы. Сразу скажем: то, что нам удалось увидеть в поездке, повергло нас в шок. Но обо всем по порядку, тем более что проблема оказалась очень объемная, изобилующая различными документами, перепиской должностных лиц и касается не только Елизовских сельхозугодий.

ПРЕДЫСТОРИЯ
Строительство магистрального газопровода от Нижнее-Квакчинского газоконденсатного месторождения в Петропавловск-Камчатский началось лет пятнадцать назад, при губернаторе Владимире Бирюкове. Тогда за строительство трубы взялись чешские строители и к 2000 году дотянули нитку газопровода до района Апачи. Потом власть поменялась, и новый губернатор Михаил Машковцев строительство свернул — чехи отправились восвояси. Все изменилось в 2007 году, когда тогдашний Президент РФ Владимир Путин приказал реанимировать проект. За дело взялось ООО «Газпром инвест Восток», являющееся генеральным заказчиком всего строительства. Собственно возведением газовой трубы занялась Новосибирская компания «Сибтрубопроводстрой» (СТПС), имеющая богатый опыт строительства подобных сооружений на просторах нашей Родины. Вот о деятельности этих сибиряков-газовиков в основном и пойдет речь в нынешнем повествовании.

ВОДНЫЕ ПРЕГРАДЫ
Небольшое отступление: в России охраной окружающей среды и соблюдением законов на территориях и водоемах занимаются несколько государственных организаций. Например, в лесах за экологией приглядывает Агентство лесного хозяйства, за полями и огородами в сельской местности — Россельхознадзор, реки и другие водоемы контролирует Росрыболовство. Существуют также Ростехнадзор, Потребнадзор, Природнадзор и т. д.
На сегодняшний день самые большие претензии к строителям газопровода имеют Россельхознадзор и Северо-восточное территориальное управление Росрыболовства. Чиновники последнего, кстати, вместе с учеными из КамчатНИРО первыми забили в колокола. (О том, какая ситуация сложилась на участках прохождения газопровода через нерестовые реки Камчатки наша газета писала в № 14 сего года). Вообще, на своем пути строители газопровода прошли через несколько сотен лесных рек и ручьев, везде возводя временные водопропускные трубы и мосты. Согласно проекту строительства, все эти временные сооружения должны были быть разобраны еще в прошлом году, после завершения строительства, а окружающая природа приведена в первозданный вид. На самом деле почти ничего сделано не было. Нет, конечно, кое-что строители подправили, но это лишь малая часть необходимых работ. Сейчас речь идет о 119 больших и малых водотоках, которые срочно требуется привести в порядок. Если посмотреть на все эти переходы через водотоки, то даже неспециалисту станет ясно, о чем идет речь. Откосы речных русел отсыпаны ничем не закрепленным грунтом, а то и вовсе гравием, нигде нет даже и намека на проведение рекультивации земель (рекультивация — это работы, призванные обеспечить восстановление плодородного слоя земли до первозданного состояния. Различаются два вида рекультивации — техническая и биологическая). Невооруженным глазом видно, что грунтовые, дождевые и талые воды постепенно размывают всю эту землю, которая сносится в реки, загрязняя их и забивая водотоки. По мнению многих специалистов, если данные работы не будут проведены в ближайшее время, может произойти все, что угодно, вплоть до аварии на трубе. Речки на Камчатке по большей части непредсказуемые, и даже в нормальных условиях то и дело меняют свои русла. Ну, смоет по весне талая вода такой вот «недоделанный» откос, пробьет себе новый путь река, смоет опору трубопровода, подломится труба и — вот вам пожалуйста, техногенная и экологическая катастрофа. Кроме всего прочего нельзя забывать, что все без исключения реки и ручейки на Камчатке нерестовые. По крайней мере, до строительства газопровода уж точно таковыми являлись. Сейчас на многих переходах можно видеть, что рыба просто не может подняться через загрязненные и угробленные водотоки и гибнет ниже по течению. А выше — мертвая вода.
Только не надо думать, что все претензии, которые мы здесь высказываем, обыкновенное «брюзжание» вечно всем недовольных экологов — «агентов иностранных спецслужб, купленных с потрохами ЦРУ» (именно так иногда высказываются представители всевозможных отечественных строительных и хозяйствующих фирм, когда им начинают задавать «неудобные» вопросы и призывать к порядку — ред.).
Напомним, что все строительные или иные работы в Российской Федерации регламентируются огромным количеством законов, положений, ГОСТов, которые элементарно должны соблюдаться. Ну, положено так! Не в банановой республике живем! Впрочем, надо отдать должное предприятиям Газпрома, представители которых особо не сопротивляются и признают свои «косяки». Признавать — признают, да что толку — исправлять содеянное как-то не спешат. Видимо надеются, что весь этот шум как-нибудь сам по себе утихнет. Вообще, в разговорах с сотрудниками государственных контролирующих органов мы интересовались, как «материковские» строители относятся к столь пристальному вниманию к их деятельности. Вответ слышали примерно следующее: «Да что же вы вредные здесь такие?  Мы по всей стране строили, и нигде никаких проблем у нас не было». Или: «Ну чего вы привязались со своей рекультивацией? У вас тут не земля — камни одни. Зарастет!». Или: «Да ладно вам, вон ее, земли, вокруг сколько! На всех хватит!». Вот такой «упрощенный» подход к серьезной проблеме, достойный ученика начальной школы, но никак не строителя сложнейшего технического сооружения повышенной опасности. К слову сказать, на прошлой неделе в местном управлении ТУ Росрыболовства состоялось совещание по данной проблеме, на котором присутствовали все заинтересованные стороны, включая членов «Общественной  комиссии по борьбе с коррупцией» в Камчатском крае, представители редакции нашей газеты, которые и «заварили эту бучу». По нашим сведениям, выслушав претензии, представители Газпрома в очередной раз со всем услышанным согласились и предложили два мизерных проекта, которые никак не могут повлиять на общую экологическую обстановку на трассе. В конце концов совещание так ничем и не закончилось: газовикам в очередной раз предложили довести до ума все проектные работы на трассе, а потом предоставить их на согласование… Закрутился очередной тур «вальса» одной государственной компании с государственными же контролерами.
Кто-то может спросить: отчего же газовики ведут себя столь нагло? Ответим: все дело в несовершенстве наших законов, часть которых просто не работает, часть противоречит здравому смыслу, а часть, которая вроде бы работает, не стоит того, чтобы обращать на нее внимание. Об этом мы расскажем в следующей главе.

ЗЕМЛЯ СОВХОЗНАЯ
Начнем, опять же, по порядку. В 2008 году «Сибтрубопроводстрой» (СТПС) вырвался из Камчатских лесов на совхозные просторы Елизовского района. Говоря официальным языком, трасса магистрального газопровода пошла по землям сельхозназначения. Контроль за использованием таких земель осуществляет Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору, а попросту Россельхознадзор.
Строительство шло своим чередом до марта 2009 года, когда в Россельхознадзор обратился директор УМП ОПХ «Заречное» Фридрих Кист. Суть заявления была такова: СТПС ведет строительство с нарушениями законодательства. Мы уже упоминали, что любое строительство должно вестись с соблюдениями законов. Что касается работ на сельхозземлях, существуют два ГОСТа: 17.4.3.02-85 (Требования к охране плодородного слоя почвы при производстве земляных работ) и 17.5.3.04-83 (Общие требования к рекультивации земель). Помимо этого существует, собственно, Земельный кодекс РФ. Документы эти объемные и, как и все юридические бумаги, занудные. Поэтому объясним по-простому. Согласно этим документам СТПС должен был укладывать свою трубу в землю, вынув предварительно грунт селективно т. е. раздельно. Сначала снимается верхний, плодородный слой почвы и обязательно укладывается отдельно. Затем снимается так называемый потенциально-плодородный слой и тоже укладывается отдельно. Потом так же отдельно вынимаются отсеивающие (подстилающие) породы на всю глубину траншеи. Далее в траншею устанавливается труба, и весь процесс повторяется в обратном порядке. Для чего это делается понятно — чтобы вывернутая земля в кратчайшие сроки вернулась в первозданный вид, и на ней можно было продолжать вести сельхозработы. Казалось бы, все просто. Но только не в нашем случае. Строители отчего-то наплевали на законы и копали траншею, а потом ее закапывали напропалую, валя всю землю в одну кучу. В результате таких «трудов» многие километры нормальной, плодородной земли были попросту загублены и выведены из строя на долгие годы. Можно задаться вопросом: что же, строители какие-то ужасные «негодяи», которым нет никакого дела до родной природы, где бы она ни была? Или они бессовестные люди, которым извлечение прибыли превыше всего? Нам кажется все намного проще: они очень и очень спешили. Куда? Да в Петропавловск, на соединение с ТЭЦ-2. Существует один интересный документ: Поручение Президента РФ (тогда еще Путина В. В.) № Пр-1680 от 5 сентября 2007 года, в котором предусматривается начало эксплуатации газопровода в 2010 году. Людям оставалось меньше года, а впереди были еще километры и километры непроложенной трассы. Короче, надо бы газостроителей пожалеть: попали между молотом и наковальней. С одной стороны множество законов и целая толпа людей, призванных эти законы охранять, с другой — один человек с цепким и пристальным взглядом. Как всегда в России победил «указующий перст царя». Впрочем, мы можем и ошибаться. Тогда получается, что в Газпроме работают нехорошие люди — «редиски».
Итак, противостояние Россельхознадзора и Газпрома начинается весной 2009 года. Тогда на землях сельхозназначения проводятся первые проверки и выявляются многочисленные нарушения законов при проведении работ. Выписываются первые Акты проверок. На них выписываются Постановления об административных правонарушениях, а сверху пишутся Предписания со сроками устранения нарушений. Всего за 2009 год на строительную компанию и должностное лицо было выписано 4 предписания, в 2010 году — одно, и в нынешнем еще одно. Так вот: о законах, которые не стоят того, чтобы на них обращать внимание. Согласно первому  постановлению Россельхознадзора, на компанию СТПС налагался штраф в размере 10 тысяч рублей, а на местного начальника строительства Владимира Андрианова всего на тысячу. Следующий штраф был крупней: 30 тысяч и 3 тысячи соответственно. Остальные штрафы выписывались в тех же пределах. Согласитесь, смешные деньги. Во всей этой истории важно то, что газовики ни в какие суды не ходили и решения Россельхознадзора не обжаловали. Тем самым Газпром признал, что требования Россельхознадзора законны и надо их выполнять, да только, как было уже сказано, не очень-то разогнался.
Последние проверки касаются двух участков строительства с наиболее вопиющими нарушениями. Один на земле АО «Корякское», кадастровый номер 41:05:0101033:106, другой в ОПХ «Заречное», № 41:05:0101034:8. На эти цифры стоит обратить внимание — они еще появятся в нашем рассказе, а участки эти мы выбрали потому, что до сих пор вокруг этих земель продолжает идти разбирательство и еще потому, что лично побывали там.

Поездка по трассе произвела на нас самое удручающее впечатление. Вот, например, Пятая стройка. Трасса переходит через мелиоративные каналы, устроенные вокруг каждого поля. Каналы эти глубиной не меньше метра и сделаны со специальными откосами. Газовики прошли, канал порушили, чуть-чуть копнули сантиметров на двадцать, лишь бы только обозначить и пошли дальше. Продолжаем путешествие. На территории «Заречного» самый запущенный случай. Здесь по подсчетам специалистов осталось более 16 километров нерекультивированных земель. Съезжаем с дороги — вроде все хорошо. Земля над трассой ровная, засаженная культурами. Где овсом, где сурепкой. Правда, отчетливо видно, где рекультивация проводилась. Осенью травы везде уже пожелтели, лишь над газопроводом ярко зеленеют. Дело в том, что в этих местах в землю были внесены «ударные» дозы минеральных удобрений. По виду не скажешь, но при таком количестве «минералки» и на камнях что хочешь прорастет. Еще одно интересное наблюдение: в тех местах газопровод прошел по краю огромных полей. От трассы до лесопосадок метров эдак двадцать-двадцать пять. Так вот: видно, что на всем поле работы проводились (скошена трава), а за трассой все поросло будыльем и туда никакие сеялки-веялки даже не заглядывали. Странно, не правда ли? Проехав чуть дальше, мы понимаем, почему агрономы не спешат заезжать за черту газопровода. Мы натыкаемся на практически готовую булыжную мостовую. То есть сваленная вперемешку земля имеет свойство со временем выталкивать на поверхность крупные объекты. В данном случае камни. Зрелище очень красивое, но не имеющее никакого отношения к земледелию. Еще немного проехав, мы натыкаемся на откровенное хамство. Земля, опять же перемешанная, просто насыпана поверх трубы большим таким буртом. Ее даже никто не удосужился хотя бы разровнять. Дальше по трассе мы даже не смогли проехать — все раскопано-разворочено. Вообще, создалось такое впечатление, что газовики навели порядок поближе к дороге, а на самых дальних полях ничего не стали делать в надежде, что так далеко все равно никто не поедет. Вот такой «избирательный» подход. Также мы побывали на трассе со стороны Коряк. Здесь положение полегче — речь идет о трех километрах необустроенной земли. Впрочем, история та же, что и в «Заречном» — возле дороги все прекрасно, ровно, зеленеет трава. Проехав дальше, обнаруживаем все те же буераки. В одном месте вообще земля над траншеей провалилась и образовалась широкая ложбина. Видно, строительство велось зимой, мерзлую землю засыпали, весной она оттаяла и осела. Получилось хорошее такое, широкое русло для реки. Специалисты считают, что именно в таких местах с весенним таянием снегов вода начинает размывать неукрепленную почву. Происходит эрозия почвы, появляются овраги, и вода на своем пути может смыть все, что хочешь — даже такую «малость» как газовая труба.

БУМАЖНЫЕ «ВОЙНЫ» ИЛИ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ПО-ГАЗПРОМОВСКИ

Надо сказать, что история строительства магистрального газопровода по территории только одного Елизовского района полна юридических казусов, непонятных, а то и вовсе противозаконных решений, фальсификаций и тотальной лжи. Вот несколько наглядных примеров:

Аренда
Не знаем, как обстояли дела в Соболевском и Усть-Большерецком районах, а в Елизовском земля под строительство была отдана Газпрому в аренду. Казалось бы, ну что здесь такого, да вот незадача — согласно Земельному кодексу арендатор на землях сельхозназначения должен заниматься только тем, для чего эти земли предназначены. То есть выращивать капусту-картошку, но никак не копать ямы и зарывать туда трубы. Смешно, правда? Только не надо думать, будто в Елизовской администрации и уж тем более в Газпроме сидят тупари не знающие законов. Знают, только, скорее всего, не стали заморачиваться с законами, а поступили по старой российской традиции — как проще. Тем более, что земли отдавались в аренду только на время строительства. Но вот вопрос: а как быть с технологическими сооружениями, возведенными на трассе? Дело в том, что на всем протяжении газопровода на равном удалении установлены газозамерные станции, трансформаторные подстанции и громоотводы. Все эти так называемые технологические площадки уж точно никакого отношения к сельскому хозяйству иметь не могут. Такие объекты требуется выводить из земель сельхозназначения, но кто и когда этим займется непонятно. Скорее всего, подобные вопросы предстоит решать компании «ТрансгазТомск», которая будет эксплуатировать трассу газопровода в дальнейшем. Поживем — увидим.

Два суда
Как уже было сказано, Елизовская администрация передала земли под газопровод в аренду Газпрому. Пока строительство шло по территориям бывшего Военного, Камчатского и Корякского совхозов, все было тихо и гладко. Наконец, в 2009 году,  стройка вышла на земли УМП ОПХ «Заречное». В то время хозяйством руководил Фридрих Кист, человек серьезный и деятельный, возглавлявший в администрации Владимира Бирюкова Камчатский Агропром. Если помните, именно он инициировал расследование деятельности нерадивых газовиков. Далее происходит следующее: выясняется, что у «Заречного» земля находится в постоянном бессрочном пользовании, а собственность государственная. И до разграничения госсобственности на землю (т. е. непосредственной регистрации права) землей ведает Елизовский муниципалитет. Кист как пользователь земельных участков обратился в суд (пользователи тоже имеют права, практически такие же собственники, за исключением распоряжения землей). Кист начинает судиться с Елизовской администрацией и выигрывает два арбитража: один в Петропавловске, другой во Владивостоке, которые подтверждают право директора «Заречного» самому распоряжаться на совхозных землях. Остается пройти третий, федеральный арбитраж в Хабаровске, но до него дело не дошло. Как-то быстро против самого Киста возбуждается дело, уже уголовное. За несвоевременные выплаты зарплаты и что-то там еще. В результате директор хозяйства был осужден и отрешен от должности. На его место Елизовские власти назначают более покладистого человека: Владимира Устименко. Первым делом Владимир Алексеевич забирает из Хабаровского суда заявление, и земли «Заречного» отходят под присмотр муниципалитета. Конец истории. Стройке больше ничего не угрожает, и газовики могут спокойно двигаться дальше, не отвлекаясь на какую-то рекультивацию.

Три акта
Если первая история скорее курьезная, вторая некрасивая, то последняя просто отвратительная. Итак, к концу прошлого, 2010 года, в Газпроме назрела необходимость срочно передать использованные земли законным хозяевам. К тому времени Соболевские и Усть-Большерецкие власти свои участки благополучно приняли. Правда, непонятно как: судя по нашим материалам, у них нарушений гораздо больше, нежели в Елизово. Впрочем, не стоит удивляться: сейчас вы увидите, как решаются подобные вопросы. В октябре 2010 года руководство Газпрома обратилось в администрацию Елизовского муниципального района с просьбой назначить комиссию по приемке рекультивированных земель. Ровно через месяц, 19 ноября, комиссия была собрана и отправилась на объезд принимаемых территорий. Комиссия получилась представительная. В ее состав вошли практически все заинтересованные организации, в том числе и Россельхознадзор. Понятно, что, проехав по уже известным точкам, члены комиссии убедились, что никакой рекультивации сделано не было, а если и было, то из рук вон плохо. В результате все члены комиссии единогласно отказались принимать нарушенные и не восстановленные земли. И подписали соответствующий акт. Но на этом дело не кончилось. Буквально через несколько дней на свет божий появляется совсем другой документ от того же числа, но уже с прямо противоположными выводами. Все члены комиссии подписались под приемкой объекта. Все кроме одного — представителя Россельхознадзора. Далее на строптивую контору начинают давить со всех сторон. На имя руководителя местного Управления Россельхознадзора потоком идут письма с просьбами принять злополучный объект. Пишет «Газпром инвест Восток», пишет директор «Заречного» Устименко. Некоторые письма довольно интересные, но о них в следующий раз. Дошло даже до того, что начальника отдела земельного контроля Управления Россельхознадзора Сергея Рябоконя обвинили в вымогательстве взятки. В общем, много чего было, но не вышло. Люди в Россельхознадзоре оказались честные и принципиальные и отказались участвовать во лжи. Думаете, чем все кончилось?
Нынешним летом в Елизово была собрана новая комиссия, в которую Россельхознадзор, конечно же, не включили. Оказывается, местные власти вправе сами решать, кого в такие комиссии включать. В результате, 15 августа сего года, новая, покладистая комиссия, состоящая из 12 человек, принимает все, что нужно Газпрому и подписывает «Акт приемки — сдачи рекультивированных земель по трассе магистрального газопровода на территории Елизовского муниципального района». (У «Общественной  комиссия по борьбе с коррупцией в Камчатском крае» и редакции газеты возникает вопрос: как и чем заинтересовал ОАО Газпром членов комиссии, чтобы они изменили свое мнение,  и почему этот  вопрос не возникает у Природоохранного прокурора  Камчатского края господина  Яворского А.В.?  Алексей Васильевич, редакция предлагает Вам, пока не выпал снег, вместе с нами вновь проехаться по указанным в данной статье местам строительства, может после такой экскурсии и у Вас возникнут вопросы к членам комиссии?).
Самое гадкое  во всей этой истории, что в данном документе присутствуют те самые земли с кадастровыми номерами 41:05:0101033:106 и 41:05:0101034:8, за приведение в порядок которых до сих пор бьются в Россельхознадзоре. И по которым мы проехались в своей экскурсии. Комментарии, как говорится, излишни.

Михаил ДАВЫДОВ

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru