Общество и Власть. Антикоррупционное издание России

Недальний Дальний Восток

Полная стенограмма выступления министра Минвостокразвития Виктора Ишаева в Государственной думе на «Правительственном часе» + вопросы депутатов, выступления от фракций

Ишаев В.И.

«В рамках «правительственного часа» слушаем министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока — полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Виктора Ивановича Ишаева.Виктор Иванович, пожалуйста, я приглашаю вас на трибуну.

ИШАЕВ В. И., министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока — полномочный представитель Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе.

Добрый день, уважаемый Сергей Евгеньевич! Добрый день, уважаемые депутаты! Я благодарен вам за то, что у меня сегодня есть возможность, стоя на этой трибуне, рассказать, что делается на Дальнем Востоке, как мы живём, как мы развиваемся, какие изменения происходят в связи с тем, что создана новая структура, ну и, наверное, пригласить к диалогу, чтобы наша работа была более конструктивной, совместной, потому что для решения сложных задач нужна консолидация сил. Я не писал какого-то отдельного доклада, у вас все исходные материалы есть, есть презентация, и я рассчитываю на диалог и надеюсь донести до вас информацию именно о тех проблемах, которые у нас существуют.

Первое. Говоря о развитии Дальнего Востока, особенно в сегодняшней ситуации, я хотел бы, чтобы вы не думали, что все программы и вся деятельность правительства и президента направлены только на решение проблем дальневосточников. Что сегодня происходит в мире? Мы прекрасно понимаем, что сегодня экономика Европейского союза выглядит весьма печально, что единственный центр развития мировой экономики — это Азиатско-Тихоокеанский регион. Руководство страны понимает это достаточно хорошо, это понимание пришло не вчера, и поэтому были приняты решения ещё несколько лет назад, в том числе о строительстве трубопроводов и дорог, о создании мощностей на Дальнем Востоке, и даже о проведении саммита АТЭС, с целью показать инвесторам, как сегодня выглядит Дальний Восток, — это тоже одна из составляющих решения этих проблем.

Давайте посмотрим, что такое сегодня Азиатско-Тихоокеанский регион в мировой экономике, — это более 60 процентов мирового валового продукта (это высчитывается по-разному, поэтому где 61 процент, где 64 процента, но это более 60 процентов мирового валового продукта), это более 60 процентов населения земного шара, это 51 процент мировой торговли. Давайте посмотрим, как сегодня Россия участвует в развитии экономики в этом регионе: если взять общий объём международной торговли, то она составила за 2012 год порядка 860 миллиардов долларов, из них 49 процентов — это товарооборот с Европой и только 24 процента — с АТР; если взять экспортную составляющую, то на экспорт Россия поставила в Европу 53 процента своей продукции и только 17 процентов — в Азиатско-Тихоокеанский регион. То есть центр развития мировой экономики здесь, Азиатско-Тихоокеанский регион развивается более активно, а вот отношения мы пока ещё, наверное, не выстроили должным образом. Я ни в коем случае не предлагаю сокращать сегодня и весь торговый оборот, и все экономические отношения с Европой — у нас там хорошая ниша, объёмы нужно увеличивать, — но нужно сегодня развивать и отношения России с АТР.

Как можно войти сегодня в АТР? Конечно, через Дальний Восток. Конечно, для дальневосточников это и хорошо, что нам будет доверено представлять, так сказать, фасад России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но при этом мы понимаем, что это и большая ответственность. Мы понимаем, что Дальний Восток ещё недавно в какой-то степени рассматривался как буферная зона, а сегодня это контактная зона, это та зона, через которую Россия будет осуществлять контакты с мировой экономикой в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Если оценивать ситуацию на Дальнем Востоке, то следует отметить, что дальневосточники работают более напряжённо, чем средний россиянин. Так, выработка валового внутреннего продукта на душу населения где-то на 20 процентов больше, чем в среднем по России, в абсолютных цифрах и доходы, и заработная плата на 20 процентов выше, чем в среднем по России. Но если посмотреть покупательную способность, то мы увидим, что она на 20 процентов ниже, чем среднероссийская: если средний российский пенсионер может приобрести 0,99 процента одного потребительского набора на свою пенсию, то дальневосточник, получая пенсию на 20 процентов больше, — только 0,82 процента потребительского набора. Мы говорим о том, что, работая в более тяжёлых условиях, получая символически более высокую заработную плату, дальневосточники сегодня живут более сложно, в связи с этим, конечно, у нас достаточно серьёзная проблема миграции. Нам приятно, что в прошлом году Дальневосточный федеральный округ прирос: у нас — называю абсолютные цифры — рождаемость составила 13,9 процента при смертности 13,1 процента. Мы на 0,8 процента реально приросли новыми дальневосточниками, потому что у нас рождаемость выше, по России же эти показатели даже чуть-чуть поменьше.

Что мы должны сделать? Не раз государство подходило к тому, чтобы составить программу развития Дальнего Востока. Самая удачная программа была, когда создавалась машиностроительная отрасль на Дальнем Востоке, это был 30-й год, и тогда все программы выполнялись на 130 процентов и более. Последняя программа… Вот я только сегодня вспомнил, что в 1996 году, где-то в марте, я стоял на этой трибуне и докладывал о первой программе развития Дальнего Востока и Забайкалья. Мы её писали на Дальнем Востоке под руководством академика Гранберга Александра Григорьевича, и мы тогда ставили вопросы и понимали, что экономика Дальнего Востока в обычных условиях, конечно, не выживет. Мы приняли решение, составили программу, но она в какой-то степени не выполнялась: на 13 субъектов нам выделялось не более 1 миллиарда рублей — программа выполнялась на 10 процентов. В 2006 году Владимир Владимирович провёл совещание Совета Безопасности, на котором поручил возглавить комиссию по развитию Дальнего Востока председателю правительства, тогда Фрадков был председателем правительства, и мы увидели совершенно другие деньги: вместо 1 миллиарда стали выделять 30, 40, 70 миллиардов, и мы поняли, что программа начала работать.

Была поставлена задача создать новую государственную программу — уже не только по развитию Дальнего Востока и Забайкалья, а по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона. Первый раз это поручение прозвучало в 2009 году, но оно не было выполнено, не было выполнено в 2010-м, в 2011-м и в 2012 году. И когда поняли, что на Дальнем Востоке нужны новые механизмы управления, было создано министерство, и нам в ноябре, 29 ноября, было поручено разработать такую программу. Мы её разрабатывали практически три месяца, представили в правительство, и она была утверждена. Сейчас очень много, конечно, вопросов по этой программе, очень много у неё сторонников и несторонников, но всё зависит от того, кто какие ставит цели и задачи. Дальний Восток развиваться без программы не может, чтобы развить вот этот регион, чтобы вывести его на траекторию развития России, мы с вами понимаем прекрасно, нужно чётко сформулировать цели.

Первое — необходимо создать условия для ускоренного развития Дальнего Востока. Как можно развивать территорию? Можно или выделять много денег на развитие территории — например, китайцы на развитие северо-востока Китая выделяют ежегодно по 500 миллиардов долларов, — или создавать условия, чтобы привлечь деньги инвестора. Мы в своей программе предусматриваем два условия: и выделение финансовых ресурсов, и обязательное привлечение финансовых ресурсов, для чего нужно принять отдельный закон о функционировании экономики, чтобы была более привлекательной экономика на Дальнем Востоке, чтобы приходили инвестиции.

Конечно, мы должны превратиться в конкурентоспособный регион, мы должны сделать всё для того, чтобы наша продукция была высокотехнологичной, чтобы мы могли выходить на рынок, а не только быть каким-то сырьевым придатком, поставлять ресурсы.

Разумеется, мы должны создать условия для жизни людей, ведь главное — не экономика, а главное — это как раз человек. Мы записали скромно: обеспечить среднеевропейский стандарт уровня жизни. Это мы писали в программе в 2000 году, то есть мы должны и по выработке валового продукта, и по уровню жизни выйти на среднеевропейский стандарт. Напомню, что среднеевропейский стандарт также сопоставим с уровнем жизни в Южной Корее, с уровнем жизни в Японии и в ряде других развитых государств. Такие задачи поставлены.

Программа состоит из двенадцати подпрограмм и двух ФЦП: федеральной целевой программы развития Дальнего Востока и Байкальского региона и федеральной целевой программы развития Курил (правда, эта программа у нас пока запланирована на период до 2016 года, мы поставили задачу об обязательном её продлении хотя бы до 2018 года). Эти программы и подпрограммы позволят развить всю экономику Дальнего Востока. Мы подсчитали индикаторы: Дальний Восток должен развиваться таким образом — мы поставили такие цели и задачи, — что объём валового продукта должен увеличиться в 2,2 раза, мы должны на 0,2 процента поднять производительность труда, на 0,2 процента повысить долю обрабатывающего сектора, мы должны на 0,3 процента больше от уровня по России дать доходов, мы должны увеличить население этого мощного региона на 1,1 миллиона человек, мы должны повысить уровень жизни, самое главное — мы должны поднять доходность предприятий и доходы населения. Мы поставили задачу, что уровень заработной платы должен составить к среднероссийской где-то 1,25, то есть мы говорим о том дальневосточном коэффициенте 20-25 процентов, который был, мы должны к нему вернуться, должны создать там условия для жизни людей.

Мы говорим, что нужен закон. Как бы мы ни снижали тарифы, как бы мы ни регулировали экономику, мы понимаем, что если доходность предприятий не будет составлять хотя бы 30 процентов, в то время как на соседних территориях доходность предприятий составляет 50 процентов, то, конечно, добиться, чтобы Дальний Восток развивался достаточно активно, будет очень и очень сложно. Мы говорим о том, что нужно снизить нагрузку на бизнес. Сегодня средняя доходность предприятий на Дальнем Востоке составляет 12 процентов, ставки по кредитам в банках, вы знаете прекрасно, не менее 15 процентов — как можно активно развиваться и как можно получить доход в этой ситуации? Никак. Значит, мы должны снять налоговую нагрузку. Это не мы придумали, это мировая практика. Мы подготовили свои предложения, один законопроект уже находится в Думе. Минэкономразвития предлагает убрать налог на прибыль, который раскладывается у нас, как вы знаете, так: 18 процентов — территориальный налог, 2 процента — федеральный налог. Мы считаем, что необходимо убрать налог на землю, необходимо убрать налог на недвижимость, надо посмотреть НДПИ и дифференцировать его, потому что добыча полезных ископаемых в тех территориях, где развитая инфраструктура, и в тех территориях, где неразвитая инфраструктура, — это разные вещи, то есть нужно, может быть, в ручном режиме решать все эти вопросы, и где-то НДПИ должен быть обнулён.

Мы говорим сегодня о таможенных пошлинах и сборах. Конечно, если при продаже необработанных ресурсов (и биоресурсов, и лесных ресурсов) рентабельность составляет 30 процентов, а при продаже обработанных рентабельность — 10 процентов, то при таких условиях мы с вами никогда не заставим человека заниматься глубокой переработкой, поэтому таможенная политика должна основываться на совершенно других принципах регулирования.

Что касается ввозных таможенных пошлин. Уже давным-давно нам с вами пора принять решение, что внедрение новейших технологий, приобретение новейшего оборудования должно поощряться, а не наказываться за счёт таможенной пошлины. Значит, всё новейшее оборудование, все новейшие технологии должны ввозиться беспошлинно, только в этом случае мы сможем переоснастить экономику и добиться более высоких показателей, в том числе и производительности труда.

Есть ещё ряд серьёзных предложений, которые мы внесли, правда, поручения были даны и другим министерствам и ведомствам, Минвостокразвития тоже участвует в работе по этим направлениям, хотя мы, конечно, свою лепту вносим.

Мы должны навести порядок и бороться крайне жёстко с коррупцией на Дальнем Востоке. Смотрите, что касается биоресурсов, мы посчитали: порядка 300 миллиардов рублей бюджеты наших территорий недополучают из-за того, что биоресурсы разворовывают, из-за того, что лицензионные соглашения не выполняются, из-за того, что многие сегменты просто находятся в тени. Расчёт такой мы представили, обсуждали эти вопросы на заседании Совета Безопасности. Мы взяли таможенные данные тех стран, которые покупают у нас биоресурсы, рыбные ресурсы, и наши таможенные пошлины — получается до смешного: у нас покупают на 1 миллиард 600 долларов больше, чем мы продаём. Значит, получается, их таможня показывает истинное прохождение товаров, а наша — половинчатое, так сказать, прохождение товаров. Конечно, все эти механизмы нужно как-то заставить работать — мы внесли предложение, например, продавать биоресурсы на электронных публичных торгах, чтобы всё было прекрасно видно. Мы сегодня продаём 1 тонну биоресурсов за 1 тысячу 600 долларов, а покупаем такую же тонну — за 2 тысячи 600 долларов, и не факт, что мы не покупаем свою же рыбу. То есть такая открытость может помочь нам в решении проблем, и это вклад в развитие экономики Дальнего Востока.

Я хотел бы назвать несколько определённых цифр, касающихся финансирования госпрограммы. Мы посчитали: нужно 10,6 триллиона рублей — конечно, это всех напугало. Мы говорим о том, что это деньги не бюджетные, бюджетных денег мы записали пока 3,8 триллиона, на субъекты мы определили 3 процента из них, то есть требуется 3 триллиона рублей, остальное — это привлечённые средства. Эта сумма, 3,8 триллиона, тоже пугает, но если мы выполним программу в тех объёмах и в соответствии с теми индикаторами, которые мы рассчитали и запланировали, российская экономика получит прирост валового продукта 0,3 процента в год, что в результате к 2025 году выразится в 20,6 триллиона рублей дополнительно. Мы говорим, что если бюджет даст 3,8 триллиона рублей, — мы подсчитали это вместе с Институтом народнохозяйственного прогнозирования академии наук, институтом Ивантера, — то есть если 3,8 триллиона мы вложим, то получим дополнительно от 5 до 9 триллионов рублей доходов в бюджет государства, таким образом, эти проекты окупаемые. Опять-таки, 3,8 триллиона — вроде бы много, но не факт, что столько понадобится, может быть, вполне может быть, и такие случаи мы уже наблюдаем, что бюджетные деньги будут замещаться привлечёнными деньгами, но если проекты не попадают в перечень проектов госпрограммы, если они не являются приоритетными, вряд ли следует рассчитывать, что под эти проекты придёт иностранный инвестор. Сокращать программу, убирая оттуда проекты, — это глупость, это всё равно что наступать самому себе на ногу. Мы должны чётко понимать, что те проекты, которые не попали в госпрограмму, инвестиций — из-за рубежа или внутренних — никогда, ни в коем случае не получат.

Мы подсчитали — буквально вчера подписали соглашение с «Газпромом», с Миллером Алексеем Борисовичем, о совместной работе, — что на сегодняшний день на территории Дальнего Востока реализуется программ на сумму более 4 триллионов рублей. Мы сделали расчёты до 2018 года, хотя, когда мы составляли программу, понимали, что увидеть, какие программы будут реализовываться после 2018 года, крайне сложно. До 2018 года мы уже запланировали программы на сумму около 8 триллионов рублей, это реальные программы, которые будут реализовываться.

Что мы предусматриваем? Конечно, как и поручил президент, в первую очередь опережающее развитие инфраструктуры, транспортной инфраструктуры, то есть автомобильных и железных дорог. Если говорить про автомобильные дороги по Дальнему Востоку, то по Якутии это дорога «Лена», на север надо обязательно, это дорога «Колыма», мы планируем завершить строительство дороги Чита — Хабаровск (М-58), нужно привести в нормативное состояние дорогу Хабаровск — Владивосток (М-60) с её отводом на порт Находку.

Мы говорим о том, что сегодня нужно построить БАМ-2 (по расчётам, 108 миллионов тонн грузов мы должны перевозить), ориентировочная стоимость проекта — 1 триллион 100 миллиардов рублей, но на первом этапе (мы договорились с железной дорогой) мы профинансируем порядка 520 миллиардов рублей, ресурсы уже подсчитаны, их источники определены, и это уже даст возможность перевозить 50 миллионов тонн. Это будет стоить, как я сказал, порядка 520 миллиардов, но для бюджета — 260 миллиардов, и то это будут заимствованные деньги, а остальные деньги даёт железная дорога из своего инвестиционного фонда. Мы говорим о модернизации в обязательном порядке Транссиба (в финансирование он у нас не попал, а президентом такая задача поставлена). Мы говорим об обязательном строительстве мостового перехода на Сахалин. Почему? Потому что сегодня Россия имеет только два железнодорожных выхода в порты Дальнего Востока — Транссиб и БАМ, а мы хотим иметь третий выход — на Сахалин, там незамерзающие порты. Это даст другое развитие территории: это и дороги, и то, что вообще Россия станет в большей степени транзитной территорией, мы будем получать больше доходов. Конечно, эти проблемы должны решаться, и сегодня уже на территории занимаются этим, готовится техническое задание. Мы говорим сегодня о Транскорейской железнодорожной магистрали.

Необходимо развитие нефтегазового комплекса. Только в газовый комплекс — мы вчера посчитали с Миллером Алексеем Борисовичем — в ближайшие годы будет вложено более 3,3 триллиона рублей, прежде всего это, конечно, разработка Чаяндинского месторождения, где только трубопровод будет стоить 770 миллиардов рублей. Причём пойдёт совершенно другой газ, который сжигать преступно, он должен идти на нефтехимию, там новая составляющая — гелий. Таким образом, мы сегодня говорим уже не просто о нефтепроводах и газопроводах, мы говорим не просто о переработке нефти и газа, мы говорим о нефте- и газохимии.

Мы ставим целью развитие портов и аэропортов, создание новых предприятий, совершенно нового класса, — это и космодром, и новый судостроительный завод «Звезда» (то, о чём мы неделю назад уже говорили, и там уже реально идёт работа), где можно будет изготавливать, строить суда водоизмещением более 300 тысяч тонн. Напомню, что у нас самый большой корабль имеет водоизмещение 70 тысяч тонн, это «Адмирал Кузнецов», хотя он и до этого не добирает — 60 тысяч тонн, а мы планируем 300 тысяч тонн — это сухой док, это совершенно новые технологии в корпусостроении! В общем, есть достаточно много серьёзных проектов, которые мы должны сегодня реализовывать.

Кроме этого, министерство, конечно, занимается всеми текущими вопросами — и пожарами, и наводнениями, и подготовкой к зиме, и всеми остальными вопросами.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Добавьте одну минуту.

Виктор Иванович, завершайте.

ИШАЕВ В. И. Конечно, на второй день после подписания указа министерство не заработало — мы все прекрасно это понимаем. Два месяца понадобилось только на то, чтобы назначить заместителей, должны были пройти проверки, потом нужно было объявить все конкурсы, набрать людей — мы работали вместе, аппарат полпреда и министерство. И тем не менее за полгода мы взяли ситуацию под контроль, и с тех пор по телевизору не так уж часто звучало, что на Дальнем Востоке всё плохо, всё крайне тяжело.

Я понимаю, что сегодня, наверное, переломный момент, когда ситуация и в мировой экономике, и во внутренней экономике показывает, что нужны новые точки приложения, нужны новые векторы развития. Дальний Восток для российской экономики — это, вообще-то, восточный вектор развития. Мы уверены, что внесём свою лепту в развитие не только Дальнего Востока, но и всей российской экономики в целом.

Спасибо за внимание.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо, Виктор Иванович, присаживайтесь.

Слово предоставляется Валерию Павловичу Горегляду, заместителю Председателя Счётной палаты Российской Федерации.

Пожалуйста.

ГОРЕГЛЯД В. П., заместитель Председателя Счётной палаты Российской Федерации.

Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги! Для Счётной палаты Дальний Восток — это один из постоянных приоритетов. За последние годы мы провели здесь целый комплекс контрольных и экспертно-аналитических мероприятий: это аудит эффективности расходования средств, выделяемых на развитие Дальнего Востока и Забайкалья, а также анализ согласованности вопросов социально-экономического развития и территориального планирования. Счётной палатой проводился аудит в Дальневосточном и Байкальском регионах: в Республике Саха (Якутия), в Камчатском крае, в Приморском крае, а также в Республике Бурятия, в Забайкальском крае и в Иркутской области. Также мы контролировали строительство объектов к саммиту АТЭС, о чём вам подробно докладывали, и космодрома «Восточный».

Материалы проверок представлялись в Федеральное Собрание наряду с заключением на исполненный министерством бюджет 2012 года. При этом отмечу, что данный документ не позволяет дать комплексную оценку деятельности министерства, поскольку оно было образовано лишь в мае прошлого года. В 2012 году Минвостокразвития не принимало непосредственного участия в реализации государственных и федеральных целевых программ, а что касается расходов, произведённых министерством в 2012 году, то нами не были установлены факты невыполнения норм федерального закона о бюджете.

В то же время министерство подготовило проекты нормативных актов, связанных с реализацией соответствующих ФЦП и госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» до 2025 года, о чём Виктор Иванович сейчас подробно доложил. Отмечу, что это одна из самых крупных государственных программ, она предусматривает большие вложения из разных уровней бюджетной системы, а также из внебюджетных источников. При этом должен сказать, что по каждому источнику есть свои риски. Во-первых, в условиях дефицита федерального бюджета и возможного негативного тренда мировой конъюнктуры нет гарантий ритмичного выделения такой суммы в полном объёме. Во-вторых, внебюджетные средства тоже могут быть привлечены не в тех объёмах, что обусловлено проблемами институционального характера и в первую очередь связано с пока ещё высокими рисками для предпринимательства в целом в нашей стране и в Дальневосточном регионе в частности. И в-третьих, региональные бюджеты перегружены расходными обязательствами, вы об этом хорошо знаете. Кстати, в Дальневосточном регионе эта проблема является одной из самых острых, даже если всю сумму собираемых там налогов полностью зачислять в бюджеты территорий, её не хватит для бюджетной сбалансированности. Уже есть примеры, когда регионы вынуждены отказываться от участия в ранее согласованных программах из-за нехватки бюджетных средств. Так, в 2012 году Росавиация заключила соглашения с рядом субъектов Федерации о субсидиях на региональные перевозки на началах их софинансирования, однако, например, Сахалинская область и Забайкальский край отказались участвовать в реализации этого соглашения по финансовым мотивам. Полагаю, что за время, оставшееся до начала исполнения программы, надо проработать разные сценарии условий её реализации, включая самые неблагоприятные, и определить максимально эффективный план действий для каждого варианта, а не только исходить из базового варианта.

Следующий принципиальный вопрос — это эффективность использования бюджетных средств. Как показывают материалы наших проверок, даже достаточное финансирование не гарантирует достижения поставленных целей. Вот примеры из опыта реализации ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года»: за 2010-2012 годы Амурской области было выделено 21,8 миллиарда рублей, в том числе 7,9 миллиарда рублей — из федерального бюджета, из них не использовано 2,2 миллиарда рублей, то есть более 10 процентов, выявлено неэффективных расходов на сумму 869 миллионов рублей — почти 4,5 процента, и выявлено нецелевых расходов на сумму 547 миллионов рублей — это 2,8 процента от всей суммы.

А вот пример реализации ФЦП, связанной с развитием рыбохозяйственного комплекса. Эта программа в наибольшей степени связана с Дальним Востоком, но в результате того, что Росрыболовство не обеспечило своевременную подготовку проектной документации на объекты капитального строительства, обеспечение программных мероприятий за счёт средств федерального бюджета было снижено в 5,3 раза, но даже и эти средства использовались с многочисленными нарушениями. Это привело к тому, что не построен научно-исследовательский флот, из 36 объектов воспроизводства рыбных ресурсов 27 не введено в эксплуатацию, причалы морских рыбных портов не реконструированы, список этот можно продолжать и далее. Ситуация, сложившаяся с реализацией программных мероприятий, привела к тому, что из пятнадцати целевых индикаторов программы не достигнуто семь.

Начиная новую программу, необходимо извлечь серьёзные уроки из опыта подготовки к саммиту АТЭС во Владивостоке, этот опыт важен для нас как первый комплексный инфраструктурный проект такого масштаба на Дальнем Востоке. Напомню, что на строительство объектов саммита АТЭС в 2012 году было выделено 679,3 миллиарда рублей, при этом на 1 сентября 2012 года из 67 объектов было введено в строй 23 объекта, по остальным объектам объём освоения средств составил 75 процентов, ввод в строй этих объектов был перенесён на 1 декабря 2012 года, а ещё 6 объектов — на 2013 год. Не сильно заметно изменилась ситуация и в настоящий момент.

Ну и совсем свежие данные. По вашему поручению осуществляется мониторинг использования федеральных ресурсов в ОАО «РусГидро». В настоящее время эта компания осуществляет строительство двух ГРЭС, в Якутии и на Сахалине, а также ТЭЦ в Благовещенске и в городе Советская Гавань. В конце 2012 года на докапитализацию компании было перечислено 50 миллиардов рублей в счёт оплаты дополнительного выпуска акций, однако до настоящего времени полученные средства не расходовались из-за отсутствия проектной документации.

Таким образом, мы видим значительные недостатки — к слову, они же являются и резервом для повышения эффективности при использовании бюджетных средств, — и наиболее типичны такие недостатки, как неполное освоение выделенных средств, неэффективное и нецелевое их использование и нарушение сроков выполнения работ. О чём это говорит? Это говорит о наличии системной проблемы в наших подходах к проектному управлению. Надо признать, что в России культура проектного управления только формируется. По сути, первый опыт реализации столь крупных проектов мы приобретаем только сейчас в Сочи, в Казани, во Владивостоке, и, конечно, опыт людей, менеджмента, который был получен на этих проектах, я думаю, надо использовать при реализации такого крупного проекта, как дальневосточный.

И, приступая к реализации обсуждаемой сегодня амбициозной программы, надо также учитывать то, что на Дальнем Востоке положение усугубляется крайней разбалансированностью потенциалов и ключевых активов развития макрорегиона, их ничтожной капитализацией, оттоком населения, отсутствием мотивации для долгосрочного инвестирования. Кроме того, материалы проверок со всей очевидностью свидетельствуют об отсутствии эффективности разовых решений для отдельных проектов и программ. И проблема не решается только модернизацией рабочих мест, формированием региональных и отраслевых кластеров, на что мы часто уповаем, фактически конкурентоспособность региона прямо зависит от конкурентоспособности условий жизни в нём. С нашей точки зрения, эта позиция недостаточно полно отражена в разработанной программе.

И последний момент, на котором хотелось бы остановиться. 24 мая в первом чтении был принят законопроект о специальном налоговом режиме для предприятий, которые создаются на Дальнем Востоке, они получат существенные льготы по уплате налога на прибыль, об этом также подробно Виктор Иванович докладывал. В связи с этим хочу обратить внимание на результаты недавно проведённой Счётной палатой проверки эффективности льгот по налогу на прибыль: выяснилось, что в сегодняшнем виде такие льготы не выполняют ожидаемой от них стимулирующей функции, но при этом за два с половиной года привели к сокращению доходов бюджета более чем на 1 триллион рублей. Счётная палата рекомендовала правительству предоставлять льготы не просто по формальным признакам, а в строгой увязке с конкретными действиями бизнеса, которые соответствуют стратегическим целям и программам развития, то есть льготы не просто за регистрацию в регионе, а за реальные инвестиции, создание рабочих мест, инфраструктуры, и в том числе объектов социальной сферы, и тому подобного, тогда эффективность предоставляемых льгот будет гораздо выше, и, надеюсь, они сыграют позитивную роль в развитии Дальнего Востока.

Благодарю за внимание.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо, Валерий Павлович, присаживайтесь.

Переходим к вопросам. Алексей Викторович Корниенко.

КОРНИЕНКО А. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Виктор Иванович, являясь полномочным представителем Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе и министром по развитию Дальнего Востока, вы сказали: «Что касается проблем декриминализации основных отраслей Дальнего Востока, то досадно, что, имея такую мощную ресурсную базу, мы тормозим развитие. Даже по официальным показателям, около 1 миллиарда долларов в рыбной отрасли сегодня воруется, в лесном комплексе примерно столько же, а раскрывается преступлений значительно меньше, ущерб не возмещается, то есть мы теряем миллиарды долларов» (конец цитаты). Какие пути выхода из этого положения вы видите и возможно ли решить эти проблемы с принятием программы развития Дальнего Востока и Байкальского региона?

ИШАЕВ В. И. Мне отвечать на вопрос отсюда или можно на трибуну выйти?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Пожалуйста, как удобнее.

ИШАЕВ В. И. Лучше на трибуну выйти, хоть видеть людей…

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Пожалуйста, можно и так, Виктор Иванович. Парламент — самый демократичный орган по своей сути, поэтому как угодно вам.

ИШАЕВ В. И. Да, лучше уж переходить к диалогу, к обсуждению.

Во-первых, спасибо за все вопросы, которые поступили. Я вам сразу скажу, что диалог всегда подсказывает многие вещи, — когда ты работаешь в каком-то замкнутом пространстве, то думаешь, что всё видишь, а когда начинаешь обсуждать эти вопросы, или убеждаешься, что правильно принимаешь решения, или видишь какие-то новые решения.

Вопросом декриминализации, поверьте, я занимаюсь много лет, и крайне сложно это идёт. Механизмы созданы таким образом… Я в своё время ездил в Японию, премьером был ещё господин Мори, я ему говорил: «Господин Мори, вот у нас в России те, кто ворует, и те, кто покупает ворованное, сидят в одной камере». Он мне ответил: «Господин Ишаев (я тогда был губернатором, работал небольшой период, восемнадцать лет), вот там, со спутника, всё видно, и занимайтесь своими вопросами сами».

Вот то, что мы видим, мы обсуждали и в Совете Безопасности, Совет Безопасности признаёт миллиард, а мы говорим: полтора миллиарда… Конечно, много всяких предложений было, — например, поставить «чёрные ящики» на корабли, и чего ещё только не придумают, для того чтобы можно было учёт вести, — но мы понимаем, что нужно создать систему, а система должна быть публичная: торги — электронные, доступные, на все ресурсы, и тогда никто ничего не продаст нелегально. Вот лет двадцать назад я был в городишке Рино, там все эти лотереи, игральные автоматы: везде стоят мониторы, видно, сколько выиграли, сколько проиграли, если автомат «сняли», сразу идёт сигнал, это видят одновременно тысячи людей, и уже что-то изменить крайне сложно. Вот сейчас возникли вопросы, и агентство по рыболовству говорит, что вот это неправильно, одно, второе… Ну, может быть, неправильно, но тогда ты скажи, как правильно, предложи свою схему, правильную, — никто до сих пор не предложил. Я ещё раз говорю, что открытые, публичные торги дадут решение этих вопросов. Вот, допустим, взять вопрос обеспечения детскими садами — должна быть единая электронная очередь. Почему? Одни родители записывают ребёнка раз пять, где быстрее получится, и кто как место получает, никто не видит. Какие-то территории пошли на это, а какие-то упёрлись — значит, что-то боятся показывать. Гласно всё должно быть, доступно должно быть, только таким образом мы можем добиться искоренения коррупции, а просто ужесточением… Ужесточение должно быть однозначно, и многое принимается и делается, но как только все эти вопросы начнут обсуждаться публично, поверьте, они будут совершенно по-другому решаться.

Вот древесина, мы много работали над этим вопросом. Малайзийцы с одного кубометра древесины (я привожу цифры 2011 года, уточнённые) получают 625 долларов, финны, канадцы получают 525 долларов, Россия в среднем получает 100 долларов, Дальний Восток получает 90 долларов… (Микрофон отключён.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Виктор Иванович, спасибо. Виктор Иванович, вопросов будет много, двенадцать. На ответ отводится до трёх минут, депутаты очень ценят глубокие по содержанию ответы, но лаконичные.

Сергей Владимирович Иванов.

ИВАНОВ С. В., фракция ЛДПР.

Виктор Иванович, ну, вот всё-таки хотелось бы уяснить причину того, почему ваш регион покидает население. Дело в том, что в период подготовки к саммиту АТЭС я с удивлением обнаружил, что из Белгорода, из Белгородской области к вам летали строители работать вахтовым методом, будучи во Владивостоке примерно в это же время, я увидел там рабочих из солнечного Узбекистана, — то есть получается, что работа вроде как есть. Я понимаю, когда, допустим, люди из деревень, из маленьких населённых пунктов переезжают в более крупные населённые пункты, в города, но у вас-то уезжают из Благовещенска в тот же Белгород и в другие места. Хотя, например, из Курска в Москву никто не переезжает, предпочитают там сидеть и получать пособие по безработице. Вот вы анализировали, в чём причина утечки населения?

ИШАЕВ В. И. Проанализировали, и проанализировали не один раз. Вообще, есть мировая практика, и мы её тоже изучали и смотрели: 50 процентов людей мигрируют туда, где есть хорошая работа, где есть хорошая заработная плата и где есть вероятность получения жилья, 25 процентов хотят как-то реализовать свои возможности и 25 процентов — по прочим причинам.

Не отовсюду с Дальнего Востока люди уезжают. Вот берём, допустим, Сахалин и Курилы. С Курил люди уезжали, а стали реализовываться программы, появилась работа — люди приехали: буквально два года назад там проживали 18 тысяч 900 человек, сегодня проживает 19 тысяч 600. На Сахалине население составляло 495 тысяч, сегодня там проживают уже порядка 497-498 тысяч — приехали. Куда люди приезжают? Приезжают люди на Чукотку, поскольку стали реализовываться проекты. Людей просто так не удержишь, понятен вопрос, и раньше людей на Дальний Восток не север, а северные притягивали, и это было нормальное явление. Нужно обязательно реализовывать проекты, нужно создавать рабочие места, нужно платить хорошую заработную плату, нужно строить жильё, и люди в обязательном порядке приедут и будут жить, и это главная задача, главный критерий. Это не мы, это люди отвечают на вопрос, в каком случае они будут жить и работать на Дальнем Востоке.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Илья Евгеньевич Костунов.

КОСТУНОВ И. Е., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».

Спасибо, Сергей Евгеньевич.

Уважаемый Виктор Иванович, в недавнем интервью «Российской газете» вы говорили о неэффективном использовании природных ресурсов, из-за чего регион ежегодно недополучает около 300 миллиардов рублей, по-моему, это чуть ли не две трети бюджета региона. Чуть больше года назад вы в интервью другому изданию приводили эту же цифру. То есть это значит, что за прошедший год министерством ничего не сделано? Как вы это объясните и какие меры планируете предпринять?

ИШАЕВ В. И. Если бы за эти полгода, что министерство работает, оно решило эти проблемы, мы все должны были бы стать Героями Российской Федерации. С коррупцией борется весь мир, и мы боремся, и то, что мы говорим, показываем и предлагаем эти механизмы, это уже есть работа. Не наша функция ловить вот эти вещи, но мы экономические механизмы предлагаем, подсказываем, где можно получить и где можно использовать возможности, для того чтобы иметь ресурсы как раз для развития Дальнего Востока, и ведь не только это.

Вот берём рыбный комплекс: за три года начислили налогов 53 миллиарда рублей, 26 миллиардов рыбники заплатили, а 27 миллиардов им отдали на развитие. Мы ради интереса, хотя вопрос-то вроде бы не министерства, говорим: покажите, что же это за развитие на 27 миллиардов. Это можно купить, наверное, кораблей штук 50, а за два-три года можно поставить столько новых кораблей, что и не пройдёшь! Мы не можем найти вот эти 27 миллиардов! То есть государство даёт льготы, льготы идут, но куда идут, непонятно!

То же самое в энергетике: мы с вами закладываем тариф на развитие, а в итоге мы видим, что эти деньги ушли на развитие? Мы говорим о том, что механизмы должны быть другие: эти деньги должны уходить на другой счёт. И если рыбак что-то приобрёл, и показал, и доказал — тогда получи, пожалуйста, вот эту субсидию, не доказал — тогда верни её в бюджет.

То есть мы ищем вот эти дыры, мы ищем вот эти бреши, мы проводим мониторинг, исследовательскую работу, выявляем и показываем, для того чтобы бороться вместе со всеми, но ведь это министерство не по управлению территорией, оно по развитию Дальнего Востока, и у нас три основных полномочия. Но коли мы федеральный орган, естественно, мы занимаемся всеми вопросами, какие бы они ни были, потому что к людям-то спиной же не повернёшься, какие у людей вопросы есть, мы на все реагируем и занимаемся ими.

А если бы можно было за полгода победить эту проблему… У нас все знают, что делать, но как сделать, уже знают значительно меньше, а умеют сделать вообще единицы. Поэтому о проблеме мы говорим всё, а если есть какие-то серьёзные предложения, я поднимаю две руки, готов с вами работать в этом направлении.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Светлана Петровна Горячева.

ГОРЯЧЕВА С. П., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».

Большое спасибо.

Уважаемый Виктор Иванович, среди дальневосточников вы один из самых уважаемых политиков. Люди помнят, что именно вы многие годы продвигали идею программы развития Дальнего Востока, нарабатывали дельные, конкретные предложения. Мы видим, как непросто вам сейчас, как кое-кому хочется упразднить министерство и создать аморфную корпорацию. Мы — за министерство и за вас!

Ясно, что одна из главных проблем Дальнего Востока — отток населения, ежегодно уезжает, к сожалению, каждый пятый, а взамен — подчас экспансия Китая. Какие ещё преференции — налоговые, может быть, переселенческие — министерство готово предложить помимо дальневосточного коэффициента, чтобы не только остановить поток выезжающих, но и эффективно восполнить его? Без этого ничего не сделаешь на Дальнем Востоке — нужно население!

ИШАЕВ В. И. Спасибо. Что касается того, какие мы предлагаем преференции и другие условия. Мы изучили опыт, и я, если можно, Сергей Евгеньевич, передам материалы, потому что всё перечислить невозможно, это целых три листа двенадцатым кеглем. Мы вам дадим это, и давайте вместе обсудим.

Что касается министерства и корпорации: у корпорации, так сказать, свои цели и задачи, у министерства свои цели и задачи. Возьмём, допустим, Сахалин, там корпорации развиваются очень даже хорошо: они себе берут доход, а валовый продукт отдают Сахалину. Если брать выработку валового продукта на душу населения на Сахалине, она выше, чем в Соединённых Штатах Америки: в прошлом году в Соединённых Штатах Америки производство валового продукта на душу населения составило 49,8 тысячи долларов США, на Сахалине — под 60 тысяч долларов США. Вы что, хотите сказать, что Сахалин живёт как Америка, что ли? Да нет, потому что есть понятие «валовый рубль», — доходы корпорации забрали себе, а Сахалину отдали валовый продукт.

Иногда путают развитие корпорации и развитие территории. Вот мы с Чубайсом всё время спорили, я говорю: «Вот ты энергетик главный, что у тебя записано в уставе? Получение прибыли. А что было записано раньше? А раньше было записано: обеспечение ресурсами энергетики народно-хозяйственного комплекса и населения. Как мы с тобой будем коррелировать эти вопросы?» То, что корпорации должны быть, то, что они должны привлекать инвестиции, то, что они должны заниматься бизнесом, — это бесспорно, но они должны работать под министерствами. Министерство создано для того, чтобы создавать условия и развивать макрорегион, — вот функции министерства, а корпорация или компания должна быть, но она будет развивать себя, и любой бизнесмен прекрасно знает, что у него задачи другие, и если он запишет у себя в уставе не получение прибыли, а развитие территории, ну, я не знаю, у него вряд ли что-то получится. Но вот эту форму единую создавать крайне необходимо, кстати, у нас фонд-то и создан, фонд развития Дальнего Востока, и это как раз и есть корпорация.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Николай Михайлович Харитонов.

ХАРИТОНОВ Н. М., председатель Комитета Государственной Думы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока, фракция КПРФ.

Уважаемый Виктор Иванович, безусловно, прожив столько лет и столько лет проработав на Дальнем Востоке, вы знаете всё и умеете всё. Но, выступая с трибуны Государственной Думы, скажите, какое законодательное обеспечение необходимо на сегодня вам, министерству, и каков механизм реализации программы в части предполагаемых громадных финансовых потоков на развитие Дальнего Востока и Байкальского региона, хотя Валерий Павлович и сказал, что по отдельным направлениям финансы и сегодня не все осваиваются?

Я вам должен сказать, что пуповина России — это всё-таки Западная Сибирь и отчасти Восточная Сибирь, и развитые промышленность, наука и сельское хозяйство взаимоподталкивают Дальний Восток, Западную и Восточную Сибирь. Я понимаю, что Азиатско-Тихоокеанский регион привлекателен, но могли бы и здесь найти вот тот локомотив, который потянул бы на развитие Дальний Восток.

Вы говорите о портах, о газе, о железной дороге, но ничего не сказали об агропромышленном комплексе, хотя кризисная ситуация там налицо. Чем помочь вам в стенах Государственной Думы?

ИШАЕВ В. И. Если говорить о том, чем помочь, то первое — это поддержать программу. Если говорить о том, что колоссальные суммы заложены, — бюджетные суммы там заложены небольшие, поверьте. Это программа, которая будет реализовываться тринадцать лет, тринадцать лет будет реализовываться…

ИЗ ЗАЛА. (Не слышно.)

ИШАЕВ В. И. 3,8 триллиона. По паспорту ФЦП заложено 110-120 миллиардов рублей в год, и если эта сумма будет выдержана, то это уже 1,5 триллиона рублей, и это минимальная сумма. Потом, я ещё раз говорю, это открытая площадка, бюджетные средства могут замещаться привлечёнными средствами, могут, но сегодня это прописано таким образом. Если будет сказано, чтобы написать это по-другому, мы напишем, но мы рассчитали программу таким образом, чтобы было развитие. Если убрать деньги из программы, то это тоже будет программа, но программа по передаче Дальнего Востока Китаю, а я над такими программами не работаю — была поставлена задача развития Дальнего Востока.

Что касается сельского хозяйства. Ну, я за пятнадцать — двадцать минут и не мог всё назвать, я не назвал ни физкультуру, ни культуру, ни спорт, очень многие отрасли, которые тоже крайне необходимы. Мы говорим о точках роста. Точка роста — это как раз сельское хозяйство. Учитывая, что у нас на планете численность населения составляет уже более 7 миллиардов и что по научным расчётам в ближайшие годы численность увеличится примерно до 10 миллиардов, самыми востребованными будут простые ресурсы: это чистая вода, это воздух, это продовольствие. У Дальнего Востока есть свои естественные преимущества — территория, ну и какие-то определённые шаги уже были сделаны: вот в прошлом году, например, мы впервые собрали 1 миллион тонн сои — урожайность не очень высокая, но тем не менее мы её собрали, — мы потихонечку начинаем вводить в оборот пашню. Конечно, всё идёт крайне тяжело: и тарифы тяжёлые, и рынки тяжёлые, и китаец поджимает. Все эти вопросы решаются крайне тяжело, это я понимаю, но я думаю, что вот эта ресурсная часть у нас будет работать, и работать в обязательном порядке как точка экономического роста.

Главное — поддержать госпрограмму и принять закон о развитии Дальнего Востока, где заложить преференции. Ещё раз говорю, что нет других моделей развития территории: дать деньги, дать возможности, чтобы пришли туда другие субъекты экономики, чтобы пришли инвесторы, и развивать крупные проекты, а будут развиваться крупные проекты — значит, будет развиваться всё остальное.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Виктор Васильевич Соболев.

СОБОЛЕВ В. В., фракция ЛДПР.

Добрый день, Виктор Иванович! Вы правильно говорите, что министерство занимается многими текущими вопросами. Вот сейчас мы видим, что произошла массовая вспышка вирусного менингита, погибли дети в городе Ростове-на-Дону, и наши врачи полагают, что всё это вызвано вирусами, которые завезли мигранты из Китая. Мы, политическая партия ЛДПР, предлагаем вообще закрыть все китайские рынки на территории Российской Федерации, тем более что большинство из них работает с явными нарушениями. Принимаются ли вашим министерством какие-то меры по предотвращению подобных ситуаций, потому что на территории Дальневосточного федерального округа проблемы с китайской миграцией, к сожалению, стоят очень остро?

ИШАЕВ В. И. Я абсолютно согласен с вашей постановкой вопроса и с подходом, и если бы можно было так просто закрыть, мы их закрыли бы, конечно, это очень мощный конкурент. Но нужно понимать, что Китай — это наш сосед, сосед — не жена, его не выбирают, просто повернуться к нему спиной — много ума не надо. Это колоссальный рынок потребления, 1 миллиард 300 миллионов население: если мы будем им поставлять только одну-две пары палочек для еды каждый день, то мы уже будем как-то экономику развивать. Дальневосточная экономика не свалилась в тот провал, как в целом российская экономика, которая на 7,8 процента ушла в минус во время кризиса в 2009 году, лишь только потому, что у нас был надёжный сбыт в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому мы должны составить конкуренцию Китаю.

Вот буквально в понедельник я буду встречаться с Президентом Вьетнама и буду с ним говорить о том, чтобы создавать мебельное производство, создавать швейное производство, создавать текстильное производство, создавать перерабатывающие производства (Вьетнам, кстати, может составить конкуренцию на этой базе). Он у меня спросит: а что ты можешь дать? И я ему буду говорить, что мы их освободим от налога на прибыль, от налога на землю, мы их не будем прижимать в части налога на имущество. То есть я должен его чем-то завлечь, чтобы он пришёл, иначе он не придёт, а если я ему скажу, что у нас в три раза дороже электроэнергия, — это его, думаю, не обрадует, хотя он и сам хорошо это знает. Важно создать хорошее производство на месте, в том числе и с учётом иностранных инвестиций, в том числе из других государств.

Я думаю, что отношения с Вьетнамом — мы уже встречались с ними, говорили и сейчас будем говорить более предметно, уже губернаторы поедут туда вместе со мной — это один из путей решения этих проблем.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Валерий Владимирович Трапезников.

ТРАПЕЗНИКОВ В. В., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».

Виктор Иванович, качество объектов, построенных к саммиту АТЭС, неудовлетворительное. Сразу после саммита, к примеру, обрушился участок дороги, по сути дела, трасса Седанка — Патрокл просто уплыла после дождя. Много вопросов и по завышенным ценам: каждый недостроенный отель во Владивостоке обошёлся налогоплательщикам в сумму более 200 миллионов евро. Кто и каким образом был наказан? Идёт ли следствие? Будут ли «посадки»? Что происходит с недостроенными и недоделанными объектами? Как вернуть вложенные бюджетные средства? Конкретный жёсткий вопрос: что вы конкретно сделали по этим вопросам?

ИШАЕВ В. И. В рамках поручения президента я контролировал эти стройки и докладывал президенту, моей задачей был контроль за эффективным использованием средств и сдачей объектов в срок. За эту работу отвечало правительство, были назначены вице-премьеры, которые принимали решения. Какие-то объекты не были сданы вообще — вот, допустим, питьевой воды на острове Русский до сих пор нет, весь проект стоит 2,2 миллиарда рублей, там стоят пока опреснители, которые не дают качественной воды, но вроде бы в проектах что-то есть. Какие-то объекты не были построены в полном объёме, например водоочистка (планировали очищать воду в объёме 100 процентов или хотя бы 90 процентов, но на сегодняшний день очищается не более 30 процентов, речь идёт о стоках), тоже есть вопросы в этом отношении. Не были сданы вовремя гостиницы. Обо всём этом была проинформирована администрация президента, и вот Сергей Евгеньевич знает прекрасно мою работу в этом направлении, это тоже неудовольствие вызывало у всех, были поставлены в известность и Генпрокуратура (им были поставлены задачи, они занимаются этим вопросом), и президент. Я там был очень много раз, принимал много достаточно серьёзных решений, информировал всех руководителей по этому вопросу. У нас лучшие «селяне» — это прокуратура, у них «посадки», как вы говорите, круглый год — и весной, и осенью, и летом (оживление в зале), но прокуратура не занималась этими вопросами, а полпредство занималось именно этим, вскрывало недостатки, доводило до сведения правоохранительных органов и администрации президента. Мы работали там с полной отдачей.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Матханов Иринчей Эдуардович.

МАТХАНОВ И. Э., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».

Виктор Иванович, если исторически охватить период подготовки этой программы, то вначале региональные правительства внесли предложения по одной сумме, в дальнейшем при принятии распоряжений правительства суммы были скорректированы, теперь Минфин предпринимает попытки ещё раз их скорректировать. На сегодняшний день найдены ли правительством источники для реализации мероприятий этой важной государственной программы? И ещё один вопрос, связанный с этим: всё-таки одним из внебюджетных источников реализации программы является созданный в 2011 году Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона — будет ли докапитализация этого фонда? Всё-таки капитал этого фонда — 15 миллиардов рублей — не очень большой. Ваше мнение.

ИШАЕВ В. И. Докапитализация — это вопрос интересный. Государственные деньги могут идти через фонд, но они должны идти напрямую к получателям, это лучшая схема, она более короткая. Фонд создан для того, чтобы искать дополнительные возможности, также фонд будет использовать какие-то дополнительные средства — я имею в виду и Фонд национального благосостояния России, и Пенсионный фонд, там тоже две части. Есть прибыль от этих частей, которая пойдёт на докапитализацию, а есть основная масса — это возвратные деньги. Мы считаем, что это должна быть некоммерческая структура: она должна работать на уровне инфляции, ну, может быть, плюс 1 процент операционных расходов, то есть, грубо говоря, деньги она должна давать не более чем под 8 процентов. Губернаторы жаловались, исполнители жаловались, что они работают пока по коммерческим принципам. Сейчас рассматривается новое положение об этом фонде, мы уже договорились о двух проектах, которыми сегодня уже занимаемся с фондом, и фонд финансирует один проект в Приморье, другой проект — в Еврейской автономной области, это строительство мостового перехода на Сутаро-Кимканском месторождении, то есть фонд включается в эту работу. Я думаю, что если его поддержать, наделить определёнными полномочиями (но не избыточными!), то фонд будет давать отдачу.

То, что каждый год мы будем искать эти деньги, — это однозначно, и все программы будут финансироваться исходя из того, как будет жить государство, это тоже мы должны прекрасно понимать, и поэтому стоит задача — то, о чём вы говорите, — сокращения бюджетной части за счёт привлечения каких-то дополнительных доходов, а чтобы их привлечь, я вижу только один путь: дать возможность бизнесу там выйти на определённую рентабельность, сократить какие-то дополнительные издержки. Я думаю, что это будет решаться.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Владимир Георгиевич Поздняков.

ПОЗДНЯКОВ В. Г., фракция КПРФ.

Спасибо, Сергей Евгеньевич.

Товарищи, сегодня самая амбициозная в современной российской истории государственная программа — программа «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» на период до 2025 года, которая охватывает двенадцать субъектов Российской Федерации, начала реализовываться. Уважаемый Виктор Иванович, я услышал ваш ответ на вопрос по поводу госкорпорации, я согласен, что именно при министерстве, при Минвостокразвития России, необходимо формирование хозяйственной структуры типа корпорации. И вопрос: целесообразно ли принятие специального закона об особом статусе этого региона, — скажем, закона о социально-экономическом развитии Дальнего Востока и Байкальского региона, — какие могут быть составляющие этого закона? И каким может быть участие Государственной Думы в реализации этой нашей большой… (Микрофон отключён.)

ИШАЕВ В. И. Спасибо, я с вами полностью согласен. Какое участие, какие предложения и что может в закон входить — всё это мы передадим рабочей группе, в которую входят наши представители. Вообще, закон поручено разрабатывать Минэкономразвития России, но мы в этом тоже участвуем и отдельно в Госдуму внесём все эти вещи.

О том, чтобы принять специальный закон о госкорпорации. Давайте посмотрим, я не готов с юридической точки зрения говорить… Но, если принимать закон, значит, надо наделять какими-то эксклюзивными полномочиями госкорпорацию, хотя какие-то полномочия должны быть, они должны быть расширены, иначе она ничего не сможет сделать. Нужно давать полномочия и нужно устанавливать, в общем-то, меры ответственности за решение вопросов, просто так не получится. Эта работа идёт, сейчас они внесли предложение рассмотреть новое положение о госкорпорации, мы будем его рассматривать и будем советоваться.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Дмитрий Иванович Савельев.

САВЕЛЬЕВ Д. И. Спасибо.

Виктор Иванович, на Дальний Восток завозится большое количество энергоресурсов: это и нефть, это и нефтепродукты, это и уголь. И высокие транспортные затраты ведут к повышенному росту затрат на электрическую и тепловую энергию, а повышенные транспортные и энергетические затраты включаются в стоимость практически всех товаров и услуг в регионе. Не считаете ли вы, что нужно ребром ставить вопрос о снижении тарифов, даже не просто о снижении, а о радикальном снижении тарифов, и прежде всего, конечно, железнодорожных?

ИШАЕВ В. И. Вы понимаете, чтобы получать хорошие надои, надо хорошо кормить, чтобы сделать молоко дешевле, можно не кормить, но можно и молока не получить. Вот и тарифы должны быть чётко рассчитанными и обоснованными, ведь если тариф не будет покрывать затраты, мы угробим железную дорогу, а это то единственное, что сегодня соединяет регионы нашей России. Я с вами абсолютно согласен в том, что тарифы бывают зачастую завышенными и что они должны быть обоснованными.

О том, что сегодня энергоресурсов много ввозится на Дальний Восток. Их количество уже сокращается, и сокращается достаточно серьёзно. Происходит газификация, поэтому угля завозится значительно меньше, добываемый уголь сегодня идёт на экспорт. Вот, например, только компания «СУЭК» готова поставлять порядка 25 миллионов тонн, компания «Мечел» будет поставлять порядка 30 миллионов тонн, ещё разрозненные компании — 10 миллионов тонн. Сегодня нет путей и портовых мощностей, чтобы даже вывезти все эти грузы, хотя потребители есть, почему президент и ставит задачу: дайте порты, дайте выходы к портам, дайте возможность развиться добывающим компаниям — мы с вами увидим экономическую эффективность этого. Это один из базовых вопросов, который мы должны решать.

А тарифная политика… Я ещё раз говорю: если все тарифы снизить и убрать — ну не факт… Я сам очень много лет участвовал в формировании тарифов — и у энергетиков, и у транспортников — и смотрел, как ужать. Если мы даже снизим тарифы, грубо говоря, на 5, 7, 10 процентов, это не решит проблему, нужно поднимать доходность предприятий и объёмы перевозимых грузов — только в этом случае можно сделать эту отрасль и доступной, и достаточно прибыльной.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Павел Рюрикович Качкаев.

КАЧКАЕВ П. Р., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».

Уважаемый Виктор Иванович! «Опора экономики — это человек с рублём», — это ваши слова. В 2009 году Правительством Российской Федерации была утверждена стратегия, в которой, к сожалению, очень мало места было отведено вопросам жилищно-коммунального хозяйства, хотя направления были продекларированы совершенно правильные: это повышение качества оказания услуг, снижение издержек, затрат и тарифов на жилищно-коммунальные услуги.

Давайте посмотрим, куда тратится вот этот рубль дальневосточника: сегодня затраты на жилищно-коммунальные услуги в среднем по России составляют 97 рублей на квадратный метр (причём в Ямало-Ненецком автономном округе они гораздо ниже), тогда как в Камчатском крае, в Магаданской области, в Якутии, на Чукотке — от 240 до 320 рублей, то есть выше более чем в два раза. Таким образом, можно говорить не о человеке с большим рублём, а о человеке с большими тратами. Какие конкретно шаги предпринимаются сейчас для снижения нагрузки на население? (Микрофон отключён.)

ИШАЕВ В. И. Ну, если мы с вами говорим о Чукотке, о Камчатке, то сравнивать их с какими-то субъектами в других федеральных округах, которые имеют другую транспортную доступность, — это абсолютно неправильно. Вот, допустим, тариф на воду: в среднем он по округу составляет 2 рубля 50 копеек, а вот на Чукотке — 40 рублей. Или, например, возьмём электроэнергию: в Якутии, в Хабаровском крае и в других территориях стоимость 1 киловатта тоже доходит до 40 рублей. Почему? Там совершенно другие условия: там досрочный завоз топлива, там кредитные ресурсы, там низкая потребляемость, там двойные энергомощности, потому что это локальные системы, и если там сегодня что-то случится, то поддержать их неоткуда. Это крайне, крайне высокие затраты.

Всего на энергетику, на коммунальное хозяйство в год федеральный округ направляет — подпитывает за счёт перекрёстного субсидирования плюс каких-то дотаций — порядка 70 миллиардов. Эта проблема крайне сложная, мы её обсуждали не единожды, и решать её можно, только меняя все составляющие: в первую очередь топливную составляющую, должно быть другое топливо; нужно обязательно всю тарифную систему сразу раскладывать, поскольку три плательщика — человек, государство и субъект, — и больше плательщиков нет никаких; нужно, пора уже уходить от старых технологий и устройств, которые вырабатывают сегодня тепло- и электроэнергию, их нужно менять, переходить на новые технологии. Вот эти вопросы нужно в комплексе решать.

То, что на дальних территориях, там, где северный завоз, досрочный завоз, там, где нужно за год завезти топливо и профинансировать всё, тарифы будут выше, — это было, есть и остаётся, но люди там эту цену не платят, они платят ту среднюю цену, которая установлена сегодня по всему Дальневосточному федеральному округу.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Татьяна Николаевна Москалькова.

МОСКАЛЬКОВА Т. Н.

Уважаемый Виктор Иванович, в условиях острого демографического кризиса на территории Дальневосточного федерального округа особую актуальность приобретает программа добровольного переселения соотечественников в Россию, и на эту программу выделено 4,6 миллиарда рублей. Переселились уже 125 тысяч человек в Россию, но на Дальний Восток за эти семь лет прибыли только 8 тысяч 134 человека, что почти в три раза меньше, чем в рядом расположенный Сибирский федеральный округ. Скажите, пожалуйста, какие меры принимает министерство для того, чтобы сделать эффективной эту программу, а также разработать и реализовать региональную программу по добровольному переселению? Это могло бы быть альтернативой незаконной миграции, особенно из Китая.

ИШАЕВ В. И. Собственно говоря, вопрос абсолютно правильный и в какой-то степени риторический. Это естественно. Для того чтобы решить эти вопросы… Я повторю ещё раз: переселенцы приезжают не просто на определённые территории, они приезжают на конкретные предприятия, на конкретные должности, и предприятия, которые приглашают, дают гарантии в получении жилья, в решении других вопросов.

Вот по этой программе за всё время, что она работает, приехали примерно 1 тысяча 900 человек, причём из них работоспособного населения, или, как мы говорим, экономически активного населения, всего-навсего 45 процентов. Мы понимаем это. Даже если на Дальнем Востоке платить на 20 процентов больше, то, если спросить, куда люди поедут — в Краснодар, в Ставрополь, в Сибирь или на Дальний Восток, наверное, они скорее выберут то, что поближе, и это естественно.

Поэтому ещё раз скажу, что у нас оплата должна серьёзно повышаться и вот эти коэффициенты — не прямые, как коэффициенты к доходу, — должны быть серьёзно увеличены. Я уверен, что если начнут реализовываться проекты, если будут создаваться новые рабочие места с хорошими зарплатами, то люди обязательно приедут.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо, Виктор Иванович, присаживайтесь. Вопросы завершены. Переходим к выступлениям представителей фракций.

ИЗ ЗАЛА. (Не слышно.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Потом, потом, я вам дам ещё возможность выступить.

Сергей Иванович Штогрин выступает.

Алексею Николаевичу приготовиться.

ШТОГРИН С. И., фракция КПРФ.

Спасибо большое, Сергей Евгеньевич.

Уважаемые коллеги, уважаемый Виктор Иванович, уважаемые земляки-дальневосточники! У нас сегодня необычный «правительственный час» в Государственной Думе. Обычно мы, пытаясь учинить спрос, приглашаем министров, которые отчитываются за несколько лет, насколько их министерства стабильно работали. Сегодня, на мой взгляд, отчёт носит особенный характер. Мы внесли предложение послушать ваш отчёт, Виктор Иванович, чтобы понять, в какой ситуации всё-таки находится Дальний Восток, что там происходит, какие есть намерения, какой должна быть роль парламента, в частности Государственной Думы, чтобы те планы, а их громадьё, о которых вы сегодня говорили, реализовать. Необходимо понять, почему в последние двадцать лет — а это первый период в истории современной России — миграционное сальдо в Сибири и на Дальнем Востоке было отрицательным, хотя до этого четыреста лет — я повторяю: четыреста лет! — оно было положительным. Это говорит о том, что в нашей истории что-то надломилось, произошло что-то даже большее, чем распад Советского Союза, произошёл коренной надлом, в том числе и в отношении людей к жизни на Дальнем Востоке. Теперь все с интересом наблюдают за тем, не надломится ли Россия со своей претензией на Дальний Восток, хватит ли у неё и её сытой элиты энергии и воли освоить эту территорию, как делали это ранее русские люди под бременем и крепостного права, и войн по всем границам, хватит ли сил в борьбе за контроль над главными мировыми ресурсами. И мне очень хочется верить, что хватит.

Мне кажется, что важно принять одно принципиальное решение: Дальний Восток, Сибирь не должны быть просто форпостом Родины, её сырьевым придатком, люди не этого хотят. Не очевидно, что действующие элиты это понимают, но сохранить власть над Востоком элиты, и в том числе многие сидящие в этом зале, действительно хотят.

Строительство объектов АТЭС, моста на остров Русский, Дальневосточного университета — это пока ещё не серьёзные вложения в развитие Дальнего Востока, я сказал бы, что это демонстрация намерений Правительства Российской Федерации, Президента Российской Федерации, парламента, попытка показать, что Дальний Восток России нужен и Россия будет этим заниматься. Принципиальный поворот, на мой взгляд, произойдёт тогда, когда экономическая политика в отношении Востока будет направлена не на разработку месторождений, хотя это, само собой, тоже нужно, не на строительство мощных университетов, хотя это тоже не повредит, а на создание многоотраслевого хозяйства, направленного на обслуживание жизни самих жителей Дальнего Востока, это очень важно понять. Чтобы строить в России Европу или Америку, нужно давать не только социальные льготы, а давать людям возможность заниматься хозяйством в широком смысле этого слова: работать, создавать свой бизнес, кого-то кормить, кого-то одевать, обустраивать, обстраивать и так далее.

Первый шаг сделан, программа принята, проект закона у нас в Думе есть, но я думаю, что в части реализации этих планов очень важна и позиция депутатского корпуса, чтобы всё-таки каждый сидящий в этом зале проникся пониманием особой роли Дальнего Востока в дальнейшей судьбе Российской Федерации, потому что приходится сталкиваться с вопиющими фактами, когда простой вопрос… Да, надо строить железные дороги, развивать энергетику и так далее, но нужно делать и что-нибудь такое, чтобы люди, которые живут на Дальнем Востоке, почувствовали, что о них думают. Я предлагал: давайте распространим льготы на транспорт на всех жителей Дальнего Востока, не только на пенсионеров и студентов. За поправку проголосовали 200 депутатов, не хватило 26 голосов, а если бы в этом зале нашлось ещё 26 человек, которые проголосовали бы за, мы эту проблему стали бы решать.

Также есть другие вопросы, которые можно и нужно здесь решать. Посмотрел для интереса, как поддерживается сельское хозяйство (это Комитету по аграрным вопросам) из федерального бюджета: Республика Якутия — на животноводство в 2011 году выделено 140 миллионов рублей, в 2013 году — 70; Приморский край — в 2011 году выделено 44 миллиона, сейчас — 9; Хабаровский край — в 2011 году выделено 14 миллионов, сейчас — 9 миллионов рублей. Если мы в наших комитетах не повернёмся лицом к этой проблеме, не будем понимать, что, когда мы рассматриваем какие-то вопросы, надо обязательно думать, а как там Дальний Восток, какая его судьба, то мы не произведём серьёзного поворота. Я предлагаю начать с малого, чтобы большие дела были решены в интересах Дальнего Востока.

Спасибо за внимание.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо, Сергей Иванович.

Алексей Николаевич Диденко.

ДИДЕНКО А. Н. Спасибо, Сергей Евгеньевич.

Уважаемый Виктор Иванович, на самом деле вопрос чрезвычайно важный, и предыдущие выступавшие об этом говорили. Мы очень рады вас видеть сегодня в этом зале, тем более что фракция ЛДПР, партия ЛДПР, можно сказать, приложила руку или голову к тому, чтобы всё-таки было создано это министерство, это важнейшее для развития нашей страны ведомство — Министерство по развитию Дальнего Востока. Ну и дискуссия, которая здесь происходит в виде вопросов и ответов, я думаю, и выступления коллег по Государственной Думе показывают, что у вас есть как сторонники, так и противники. Поскольку Дальний Восток всегда занимал особое место в программе партии ЛДПР и председатель партии Жириновский огромную роль отводит развитию этого края в истории современной России, мы выражаем вам поддержку и пожелание быть решительнее.

Вы сегодня много раз в выступлении и в ответах призывали нас к диалогу — мы к нему готовы — и предлагали садиться за стол переговоров, если есть конкретные предложения. У нас такие предложения есть довольно давно, у нас есть программа по развитию Дальнего Востока из двадцати двух пунктов, я её несколько раз направлял и в комитет по проблемам Севера и Дальнего Востока, и в Министерство регионального развития. Кое-что учтено, но это так, мелкие мазки, здесь же нужно, вот и коллега Штогрин говорил, что-то принципиальное, что-то воодушевляющее, чтобы дальневосточники поняли, что край развивается.

Вы говорили о внесённом законопроекте, о нулевой ставке по налогу на прибыль для предприятий на Дальнем Востоке, которые реализуют инвестиционные проекты, но это всё полумеры, и представитель Счётной палаты говорил о том, что всё-таки это малоэффективная мера. Мы же предложили полностью безналоговую экономику, включая и социальные налоги. Налог на доходы, на прибыль, на землю — всё это правильно, но нужно создать такой вот макрооффшор. Хорошо, не получается, Минфин, другие против — давайте сделаем это хотя бы в рамках Курильских островов. Чем мы хуже? У нас есть свои острова, не Виргинские, не Кипр, — давайте создадим там вот такую уникальную зону.

Транзитный потенциал. Вы сказали о второй линии БАМа, о модернизации Транссиба, о 180 миллионах тонн в год, но почему-то ни слова не прозвучало о дальнейшем развитии Северного морского пути, а большая часть нашей северной границы, границы Дальневосточного федерального округа, всё-таки проходит вдоль этой территории, и порты тоже все завязаны как на юг, в азиатскую часть, так и в европейскую часть через Северный Ледовитый океан. Хотелось бы, чтобы это тоже было учтено.

Безусловно, мы всегда останавливались на особой роли территорий нашего государства, и это наше преимущество, но транзитный потенциал, на наш взгляд, недостаточно реализован. И вот просто такой пример из истории моего региона, Сибирского федерального округа: вот два города — Томск и Новосибирск, Томск всегда был центром образования, с 1724 года учреждён первый университет за Уралом, пятый в стране, но Транссиб, великий сибирский путь, проходит ниже, через Новониколаевск, провинциальный город, — и через 60 лет стотысячный город, а затем и Томский регион остались за пределами развития. Причина — коррупция: местные купцы, там несколько купеческих фамилий владели частным извозом, доставляли грузы гужевым транспортом, дали взятку изыскателям — и Транссиб прошёл южнее, соответственно регион остался в тупике. Такую же важную роль должны играть и Северная широтная дорога, и путь до Чукотки.

ЕГЭ-туризм. Партия ЛДПР призывала освободить полностью территорию Дальнего Востока от сдачи ЕГЭ. У нас это уже стихийное явление: у нас развивается ЕГЭ-туризм в южных регионах. Почему бы нам не сделать это легальной, такой довольно открытой процедурой? Если вы хотите какие-то льготы, преференции — пожалуйста, без ЕГЭ оканчивайте школу на территории Дальнего Востока, но вы должны там поступить в вуз, проучиться, отработать по ученическому договору.

Гражданство. Это предложение давно уже звучало: немедленно предоставлять российское гражданство русским, переехавшим из-за границы, на льготных условиях, по старым паспортам, или тем, у кого есть родственники в России, при условии проживания и работы на территории Дальнего Востока в течение, к примеру, пятнадцати, двадцати, тридцати лет. Не хочешь? Пожалуйста, уезжай — лишаешься гражданства. Эта инициатива получила одобрение Президента Российской Федерации, когда он встречался с представителями думских фракций в Сочи. Просьба это тоже учитывать.

И немаловажный момент, об этом коллега Штогрин пытался сказать, — это пропаганда и повышение имиджа Дальнего Востока. Ведь это один из лучших регионов по климату, по инфраструктуре, там великолепный федеральный университет, но людей там нет, преподавателей нет, и они туда не едут. Вот я из Томска летел, так получилось, встретился сразу с двумя ректорами — политехнического университета и государственного университета, спросил: «Ну что, поджимает вас Южный федеральный университет?» Они отвечают: «Нет, ещё двадцать — тридцать лет ничего подобного тому, что в Томске, там не будет». То есть имидж очень важен.

Мы готовы к сотрудничеству. У фракции ЛДПР есть программа, мы вас поддержим, но нужно быть решительнее… (Микрофон отключён.)

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Вячеслав Степанович Тимченко.

ТИМЧЕНКО В. С., фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ».

Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемый Виктор Иванович, уважаемые коллеги! Тема сегодняшнего «правительственного часа» весьма актуальна, мы впервые в стенах Государственной Думы на таком серьёзном уровне обсуждаем вопросы развития очень существенной и важной территории Российской Федерации — Дальнего Востока.

Вообще, вот здесь мои коллеги говорили о том, что последние двадцать лет не уделялось внимания развитию Дальнего Востока. Я считаю, что не двадцать лет, а десятилетие, которое было в конце прошлого века, и нанесло ущерб не только Дальнему Востоку, а всей России, экономике, человеческому потенциалу. И сегодня внимание, которое уделяют Президент Российской Федерации, правительство, в том числе и создание Министерства по развитию Дальнего Востока, вызывает у дальневосточников понимание. И те настроения, которые были ещё десять лет назад, — мол, вы там в России живёте отдельно, а мы здесь без вас кое-как пытаемся выживать, прозябаем, — они сегодня переламываются.

Из доклада Виктора Ивановича видно, что действительно принимаются очень серьёзные меры по реальному подъёму экономики, по решению социальных вопросов на территории Дальнего Востока. Не буду пересказывать всё то, что изложил Виктор Иванович, всё это достаточно весомо, аргументированно говорит о том, что Министерство по развитию Дальнего Востока держит руку на пульсе, старается реализовать те поручения, которые даёт Президент Российской Федерации и которые направлены на реальное улучшение качества жизни людей, живущих на Дальнем Востоке.

Безусловно, один из приоритетов сегодня — это реализация госпрограммы по эффективному развитию Дальнего Востока. Виктор Иванович сказал, что программа рассчитана на тринадцать лет, будет выделено 3,8 триллиона рублей — действительно очень серьёзная сумма. С учётом сложностей формирования федерального бюджета и, будем откровенны, нерадужных дальнейших перспектив в плане возможных дополнительных доходов нам необходимо сегодня пересмотреть принципы и подходы, взгляды на государственное финансирование, на бюджетное финансирование тех проектов и программ, которые реализуются на территориях разных регионов, в том числе на территории Дальнего Востока. И поэтому те девять задач, девять принципов, о которых сказал вчера в своём Бюджетном послании Президент Российской Федерации, должны быть основным ориентиром для реализации этой очень важной для Дальнего Востока программы.

Я не согласен с некоторыми выступавшими, в частности с коллегой, выступавшим передо мной, который говорил: давайте дадим льготы. Мы проходили через это — льготы только развращают, они не дают ничего позитивного, и к каждому проекту нужно подходить конструктивно и взвешенно.

Виктор Иванович сказал, что один из главных тормозов развития Дальнего Востока — это неразвитая инфраструктура. Не буду обсуждать ни Транссиб, ни БАМ, безусловно, это проекты, которые сегодня нуждаются в реализации, но я хотел бы обратить внимание, Виктор Иванович, ещё на один очень важный проект, касающийся не только развития экономики, но и развития региона в целом, интересов людей, проживающих на территории региона, — это развитие местной авиации. В Приволжском федеральном округе проводится эксперимент, и достаточно успешный, по софинансированию местной авиации. Я думаю, если бы такой проект был разработан и предложен к реализации на Дальнем Востоке, он принёс бы колоссальный позитивный эффект.

Использование природных ресурсов. Вы, я так понимаю, Виктор Иванович, просто не успели рассказать о тех успехах, которые приносит сегодня проект по СРП на Сахалине, а ведь он даёт серьёзные финансовые средства, в том числе частные инвестиции для реализации программ. Но, к сожалению, это единственный проект, который реализуется на территории Дальневосточного федерального округа, и здесь, я думаю, есть необходимость подумать и законодательной, и исполнительной власти и смелее использовать новые формы привлечения инвестиций, в том числе частных инвестиций.

Ещё одна тема, которая тоже очень важна, она касается не только Дальнего Востока, она касается всей России, — это кадры, кадры для экономики, кадры для промышленности. Мы потеряли достаточно большой слой профессиональных рабочих кадров. С ликвидацией ПТУ — извините, я пользуюсь термином советских времен, — с ликвидацией средних специальных учебных заведений, которые готовят высокопрофессиональные кадры, мы сегодня теряем очень много в экономике. Это тоже должно быть одним из приоритетов не только федерального центра, но и региональных центров, и в том числе в рамках каждого федерального округа.

Ещё два важных момента — это повышение качества государственных услуг и развитие местного самоуправления. Виктор Иванович, я возглавляю Всероссийский совет местного самоуправления, я знаю, что вы тоже уделяете этому много внимания. Хочу сказать, что создание совета при полпреде могло бы дать дополнительно новый импульс развитию местного самоуправления.

Согласен с коллегами, которые высказывали опасения в отношении миграционной политики и засилья нелегальных мигрантов.

Я хочу сказать, что фракция «ЕДИНАЯ РОССИЯ» целиком и полностью поддерживает курс президента на развитие страны, и особенно на развитие Дальнего Востока, и здесь в нашем лице вы находили, находите и будете находить достойных партнёров. Мы готовы к сотрудничеству, мы готовы к работе!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо.

Федот Семёнович Тумусов.

ТУМУСОВ Ф. С., фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».

Уважаемый Виктор Иванович, уважаемые депутаты Государственной Думы! Так получилось, что сегодня в Москву из Якутии, из моего родного Верхневилюйского улуса, прибыла делегация отмечать 115-летие выдающегося государственного деятеля России Исидора Барахова. Он был в 30-х годах прошлого века заведующим сектором Восточной Сибири и Дальнего Востока сельхозотдела ЦК партии, это по тем временам почти равнялось рангу министра.

Уважаемый Виктор Иванович, вы плоть от плоти коренной дальневосточник и многое сделали и делаете для развития родного Дальнего Востока. Не ошибусь, если скажу, что все мы, дальневосточники, обрадовались, когда руководство страны приняло решение о создании специального министерства и назначило вас министром по развитию Дальнего Востока.

Но одновременно справедливости ради надо признаться, что ожидания пока слабо оправдываются. Может, они, эти ожидания, слишком высоки? Но ведь и сам Президент России Путин открыто выразил своё недовольство утверждёнными программами развития Дальнего Востока. Парадоксально, но факт: Российская Федерация вложила 600 миллиардов рублей в развитие одного островка, а для развития двенадцати субъектов региона на такой же период времени планируется выделить в три раза меньше финансовых средств. Сегодня территория Дальнего Востока и Байкальского региона составляет почти половину страны — 45,5 процента, там огромные богатства, но мизерная численность населения. Получается, как в народной сказке: в кувшинчике с узким горлышком вкусная еда, да лиса никак не может добраться до этого парного молочка. Каковы же эти самые узкие экономические проблемы территории?

Ключевая экономическая проблема развития северных регионов, всего Дальнего Востока — это очень высокая доля издержек на энергетику и транспортные расходы в себестоимости продукции. Если центр с помощью вашего министерства разработает и примет такой хозяйственный механизм, который фактически решит эти две ключевые проблемы развития экономики, то следом начнут решаться и другие проблемы: и привлечения инвестиций, и создания высокотехнологических производств, и привлечения и закрепления высококвалифицированных кадров. На Дальний Восток, на Север изначально стремились и попадали пассионарные личности и люди с активной жизненной позицией, таковые и сегодня там работают: специалисты, менеджеры, которые заканчивали лучшие московские и питерские университеты, академии. Что им нужно, чтобы реализоваться? Что нужно, чтобы туда стремились активные, жаждущие действий, реальных дел люди? Им надо дать больше свободы, больше прав. Речь идёт об установлении подлинного федерализма в масштабах всей Российской державы, и это нужно начинать именно с районов Сибири и Дальнего Востока. Надо дать больше самостоятельности субъектам Федерации в решении экономических и инвестиционных проблем.

Сегодня о необходимости создания законодательной базы развития Дальнего Востока не говорит только ленивый, всем вроде как понятно, что необходимо выработать новые законодательные нормы, которые сняли бы проблемы, препятствующие развитию макрорегиона. Но что на деле получается? Как в крыловской басне «Лебедь, щука и рак» — работает несколько разрозненных рабочих групп. Нам кажется, что нужна единая рабочая группа под председательством на уровне заместителя председателя правительства или на худой конец под председательством двух сопредседателей — от правительства и от Федерального Собрания.

Ну и последний вопрос: чем отличается колониальная политика от политики развития территорий? Это один из самых важных, ключевых вопросов обеспечения социальной справедливости при развитии Дальнего Востока. Если компании-инвесторы будут приходить и выкачивать, продавать, набивать свои карманы и при этом десятилетиями не платить налогов и не участвовать в развитии территорий, муниципалитетов, то это колониальная политика. Государством должны быть разработаны и реализованы чёткие и прозрачные механизмы участия компаний-инвесторов в развитии территорий, на которых они работают, а сегодня, к сожалению, мы наблюдаем очень тревожные тенденции. Например, в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации компании имеют возможность создавать так называемые консолидированные группы налогоплательщиков, из-за этого регионы Дальнего Востока сегодня начали получать меньше налогов, в частности в угледобывающих регионах. Или другой пример: в Ленском районе Якутии давно идут попытки изменить исторически сложившиеся границы муниципальных образований, цель понятна — нежелание участвовать в решении социальных проблем муниципалитетов.

Уважаемый Виктор Иванович, фракция «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» выражает надежду, что министерство и в целом Правительство Российской Федерации примут все меры для торжества справедливости в районах Дальнего Востока и Крайнего Севера, и это нужно прежде всего для великой России.

Спасибо за внимание.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо, Федот Семёнович.

Виктор Иванович, пожалуйста, вам слово.

ИШАЕВ В. И. Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые депутаты Государственной Думы! Во-первых, я хотел бы поблагодарить за конструктивный разговор. Я готов к диалогу и думаю, что будет правильно, если мы будем встречаться на уровне фракций и больше уделять времени конкретным вопросам. Иные вопросы требуют просто разъяснений, некоторые вопросы требуют того, чтобы вместе подумать, как найти механизм, потому что желание сделать есть, а механизмы найти очень трудно.

Я хочу просто сказать: вот я работал полномочным представителем президента, дали должность министра — в статусе это не повышает, в зарплате это не добавляет, но я как человек понимаю, что могу что-то сделать для жителей Дальнего Востока, где я всю жизнь живу и всю жизнь работаю, поэтому вот эту возможность я использую максимально. Конечно, одному решить все проблемы крайне сложно, нереально. Как здесь было правильно отмечено, нельзя сказать, что все обрадовались тому, что создано министерство, конечно, есть люди, которые сомневаются, нужно ли было создавать министерство: уже сложились связи, наладились механизмы, а министерство где-то вмешивается, где-то поднимает те вопросы, которые не хотелось бы поднимать, где-то требует что-то решать, может быть, некоторые вопросы предлагает решать в другом ключе. Ну конечно, эти вопросы были, есть и остаются, ничего страшного здесь нет, поэтому мы будем работать.

И я абсолютно согласен с тем, что нам с вами нужно активно работать, может быть, и на уровне рабочих групп, и находить пути решения именно проблем дальневосточников. Нужно чёткое понимание того, что развитие Дальнего Востока — это развитие России, дополнительные возможности для развития России. Сказать, что мы быстро выйдем из кризиса и всё пройдёт мимо, — так не бывает, мы дошли до достаточно сложной ситуации, но можно использовать возможности Азиатско-Тихоокеанского региона, который более активно развивается. Я думаю, что мы сделаем всё для того, чтобы эту возможность использовать и принести пользу и людям, проживающим на Дальнем Востоке, и России в целом.

Спасибо за сегодняшнюю встречу, за обсуждение, предложения и за какие-то элементы критики — это всё очень и очень полезно. Спасибо большое!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ [Нарышкин С.Е.]. Спасибо, Виктор Иванович. Спасибо за такой обстоятельный доклад и за ответы на вопросы. Нам же остаётся пожелать вам и вашим коллегам успешной работы в решении этой большой и довольно сложной задачи — задачи развития Дальнего Востока и Забайкалья».

Здание Государственной Думы. Большой зал.
14 июня 2013 года.
ч. I: 37, 42, 44-52,
Текст стенограммы заседания
Сборник: Бюлл. № 104(1342) Ч.1:Стр.10-58; Ч.2:Стр.2-42
Заседание: 104(1342) от 14.06.2013

http://www.debri-dv.com/article/7135

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Оставить комментарий

Powered by WordPress | Designed by PureID
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru